«Дух огня». Параллельное и перпендикулярное кино

ТЕКСТ: Илья Верховский

«Дух огня». Параллельное и перпендикулярное кино
В очередной раз в Югру приходит «Дух огня» - фестиваль кинематографических дебютов, во многом ставший культурным брендом региона. Вспомним известные стереотипы о севере в целом, и о Ханты-Мансийске в частности – далёкие, угрюмые окраины России, где по улицам бродят медведи, причём иногда – белые, где экзотические аборигены из анекдотов «про чукчу» ездят на оленях и лайках, а суровые мужики-нефтяники в ватниках прикованы к нефтяным вышкам.

И лишь побывав в Югре в качестве почётных гостей того же кинофестиваля, наши соотечественники из Москвы-Петербурга и их зарубежные коллеги кардинально меняют своё видение Ханты-Мансийска на прямо противоположное. Теперь столица Югры – это маленькая Швейцария, а сама Югра – сибирское чудо, не только нефтью живущее.

Безусловно, культура, живая,  современная, актуальная – нужна всей России. Не только жителям традиционных культурных заповедников – Москвы и Петербурга с Третьяковкой, Эрмитажем и иже с ними. И кино сегодня – может быть, наиболее адекватный язык трансляции этой живой культуры. Хотя – это тоже большой вопрос. Ибо кинематограф  кинематографу – рознь.

Зародившись на рубеже 19-го и 20-го веков, пройдя период «великого немого», кино стало, безусловно, массовым искусством, доступным всем и каждому, и рассказывающим истории, одинаково понятные и чистильщику сапог, и миллионеру. И Чарли Чаплин, и Марлен Дитрих, и Марк Бернес с Любовью Орловой – были любимы всенародно.

Однако вскоре возникло и другое кино. Его называли по-разному – интеллектуальное, эстетское, философское. Но наиболее известные его маркеры – «параллельное кино» или «кино не для всех». В Советском Союзе это были Сокуров и Тарковский. Большинство населения, не глядя, признавали художественную ценность авторского кино, но предпочитали разговаривать цитатами из «Бриллиантовой руки» и «Двенадцати стульев». Или из более серьёзных, но всё же не «параллельных» «Обыкновенного чуда» или «Места встречи изменить нельзя».

Что же происходит  с кино дальше? А дальше всё очень просто и очень печально – с распадом страны СССР рассыпается и кино как  культурное явление вообще. Вместе с распадом интеллектуального уровня населения. Потому что и «Чапаев», и «Два бойца»,  и даже лёгкая праздничная комедия «Ирония судьбы, или С лёгким паром», ставшая, наряду с ёлкой и салатом «оливье» неизбежной приметой Нового Года – безусловно, были произведениями искусства. А вот бесконечный поток сериалов, хлынувший в глаза и души телеаудитории 90-х – являлся искусством лишь весьма специфического свойства: искусством клонировать мексиканско-бразильские мыльные оперы – для женской части населения, и описывать бесконечные бандитско-милицейские разборки в духе Брюса Уиллиса – видимо, для патриотического воспитания российских мужчин.

Отдельной категорией деградации традиционного кино стали комедийные сериалы – с закадровым смехом и идиотическими донельзя персонажами, которые по никому неизвестным причинам до сих пор так притягательны для зрителей СТС и ТНТ. И точно также – «содраны» с комедийных  шоу западных телеканалов.

Это уже не кино. Это уже даже не массовая культура. Это – технология и производство некоего продукта, не более. Вроде штамповки банок свиной тушёнки. Но где же тогда кино? Куда оно подевалось?

Ушло. В подполье, в арт-хаус, в андеграунд, в новую культурную резервацию. Талантливые режиссёры, сценаристы, актёры, работающие в настоящем кино – не вымерли, как ископаемые рептилии. Они продолжают творить. Правда, часть из них – ныне соревнуется с Голливудом, снимая масштабные полотна с мощными бюджетами и спецэффектами. А иные – продолжают снимать простое человеческое кино. Причём не только в России, но и по всему миру.

Они помнят, что  кино – не только зрелище, но и искусство. И пусть современный мир «чистогана и наживы» идёт на поводу у невзыскательного зрительского вкуса, штампуя чисто коммерческие сериалы, мыльные оперы, фильмы-однодневки – к истинному кино это не имеет никакого отношения. Есть целый культурный пласт того кино, которое нечасто увидишь в кинотеатрах или на телеэкранах – вдумчивого, пронзительного, философского. И такое кино уже не параллельно современному обществу тотального потребления. Оно ему – перпендикулярно.

Но где можно эти фильмы увидеть? Конечно, на кинофестивалях. И классическим примером такого фестиваля является ставший уже традиционным для Югры международный фестиваль кинематографических дебютов «Дух огня», который пройдёт в Ханты-Мансийске  с 24 февраля по 1 марта.

Вдумайтесь в само название - фестиваль дебютов. Возможность для молодых кинематографистов из Австрии, Аргентины, Бельгии, Грузии, Румынии, Португалии, Украины, Франции, России выйти со своим первым творением на публику. Собственно, «Дух огня» и ему подобные фестивали – это проектирование будущего кино как жанра. Такого, каким оно должно быть, с учётом достижений великих предшественников – от Тарковского и Феллини до Кустурицы и Ларса фон Триера. И это будущее вершится  не в Берлине и не в Каннах, а здесь, - в маленькой, по словам наших гостей, Швейцарии. Хотя – не знаю, в Швейцарии побывать мне как-то не довелось.

Скажу точнее – здесь, в российской  провинции, пусть и нефтегазоносной. По имени Югра.
Другие новости в рубрике Культура

Добавить комментарий:

CAPTCHA