Сложности закаляют. У театра кукол нет здания, но есть мечты и зритель

ТЕКСТ: Анна Резвова

ФОТО: Артур Борисов

Сложности закаляют. У театра кукол нет здания, но есть мечты и зритель

Ханты-Мансийскому театру кукол уже четыре года. 29 сентября театр открыл свой пятый театральный сезон. Николай Потапов, директор тетра кукол, рассказал РИЦ об истории театра, его проблемах и достижениях.

Театр, у которого нет своей сцены

29 ноября 2007 года постановлением правительства округа было создано бюджетное учреждение «Театр кукол». Но свою деятельность театр начал 28 мая 2008 года, тогда же Павел Николаевич вступил в должность директора. Именно эту дату театр и считает своим днем рождения.

«Честно говоря, процесс становления театра пришел не на самую лучшую пору. Я имею в виду переход с 2008 на 2009 год, который ознаменовался экономическим кризисом. Первоначально для нашего театра Михаил Михайлович Шемякин, известный художник, создал архитектурно-художественный проект театра. Это было большое здание, пафосное, интересное. Общая площадь составляла порядка 11 тыс. кв.м.», - рассказывает Павел Потапов. Два сценических комплекса, студии, репетиционные залы и кабинеты... но все так и осталось лишь на бумаге.

В течение четырех с половиной лет нашего существования театру приходится работать на разных площадках города. Первый свой сезон театр начал на площадке художественной галереи - там был впервые показан спектакль «Бука». В дальнейшем театр перешел на площадки КТЦ «Югра-Классик» и Музея геологии, нефти и газа. На последней он работал полтора года, некоторые спектакли даже специально были созданы под эту площадку. «Потом нас вежливо оттуда попросили. В общем, мы сейчас опять скитальцы, на двух площадках работаем - КТЦ «Югра-Классик» и Дом дружбы народов», - говорит директор театра.

По мнению Павла Николаевича, все сложности, которые сопутствуют театру, закаляют его. «Становишься более изворотливым, где-то хитрым, где-то и настойчивым. На самом деле очень сложно без своего здания, своего дома. Для театра понятие «дома» очень важно. О церквях, монастырях говорят - «намоленное место». Для театра тоже важно иметь свою площадку, потому что она, условно говоря, становится намоленной. Там проходит репетиционной процесс, и от этого место становится своим домом. А актеру немаловажно чувствовать себя как дома. Это напрямую влияет на творческий процесс.

Многие меня спрашивают: «Так у вас же есть площадка? Чего жаловаться, играете ведь?». Так понятно, что играем, но это все время как… стучаться - «извините, можно войти?». Каждую неделю - «извините, можно войти?». От этого возникают определенные психологические сложности».

За четыре года в театре были созданы хорошие творческие цеха. Сейчас учреждение арендует на улице Сутормина два помещения. В одном находится бутофорский цех, «столярка», костюмерная, склады, декорации, а в другом - репетиторий, кабинеты специалистов. По словам Павла Потапова, наличие этих помещений еще как-то дает театру возможность чувствовать себя более или менее стабильно, там «как раз и возникает та атмосфера дома, но это только репетиционная площадка». Приглашать на Сутормина зрителей нельзя: помещение не соответствует определенным правилам противопожарной безопасности, и до него зрителям будет сложно добираться.

«Сейчас в бюджетной сфере самые главные слова - «оптимизация бюджета». Оптимизация сразу тащит за собой другое слово - «реструктуризация». Нам всегда говорят, что надо как-то поджаться, нужно себя в аппетитах умерить. Я уже не знаю, куда еще нас умерять в аппетитах. Мы не самые обеспеченные бюджетники в этой сфере, если говорить о культуре как об отрасли.

Пока вопрос не трогается с места, и даже наоборот сгущаются тучи постоянных намеков о соединении с другим учреждением. По словам Павла Потапова, важно понимать, что театр не может существовать внутри чего-то. «И это не каприз директора, который не хочет терять административные вожжи. Театр как самостоятельно юридическое лицо со своим счетом, со своим, пусть и небольшим, административным аппаратом автоматически становится частью театрального пространства России, он становится частью союза театральных деятелей России. Не надо рассчитывать на множество благ и льгот при вступлении в союз, но в качестве статуса для артиста это необходимо. Ему важно чувствовать себя сопричастным огромному театральному миру пространства России. Если театр становится частью чего-то, то его начинают воспринимать как коллектив самодеятельности - не больше. Говорить о профессиональном коллективе уже точно не приходится. И так с огромными сложностями и трудностями приходится завлекать артистов в театр».

Однако в этом году театру кукол повезло. Этим летом творческий коллектив учреждения пополнился новыми артистами - приехали выпускники екатеринбургского театрального института. Стоит отметить, что образование ребята получили по специальности артист-кукловод.

«Хожу счастливый, что хоть эти четверо ребят приехали», - говорит Павел Николаевич. Не так много институтов профессионально готовят кукольников. Екатеринбург, Ярославль, Нижний Новгород и Санкт-Петербург и, по большому счету, все. Остальные кафедры, по мнению директора, еще слишком молодые, и о них нельзя говорить как о сложившейся школе со своими традициями.

При этом выпускники-кукольники из вышеперечисленных городов востребованы и у себя в Центральной России. И, как отмечает Павел Николаевич, заманить в театр без здания еще проблематичней. «Нельзя увлечь одними творческими перспективами. Человек может еще какое-то время просуществовать. А потом спросить «ребята, а как насчет жилья?» А вы знаете, как у нас снимать жилье», – добавляет Павел Потапов.

«Мне просто уже хочется услышать от власти хоть какое-то обещание, чтобы хоть как-то наметить перспективы», - сетует директор кукольного театра. А если скажут, что здания у театра никогда не будет, то как удержать артистов в городе?

Востребованность кукольного театра в Югре не вызывает сомнения. Северные города растут и развиваются. Ханты-Мансийск здесь - не исключение. Естественно, в таких городах много детей. «Понятно, что садики - это прекрасно и необходимо. Но нужно подумать и о том, что делать в выходные», - говорит Павел Николаевич.

В Театре кукол есть мечта - создать клуб выходного дня, чтобы родители не просто приходили к ним на спектакль, но у них была бы еще возможность провести время со своим ребенком: посидеть в кафе, поиграть в игры. Как рассказывает Павел Николаевич, очень часто бывает, что «родители пришли с детьми, и по ним видно, что после спектакля им просто не хочется уходить».

1.jpg

Пятый театральный сезон

Ханты-Мансийский театр за четыре с половиной года участвовал уже в четырех фестивалях. Скоро, в конце этой недели, труппа выезжает на фестиваль «Сибирские кукольные игры» в Томск. Югорские артисты покажут спектакль «Бука» - хит театра.

Именно этим спектаклем был открыт пятый театральный сезон. «Бука» был показан зрителям в юбилейный, сотый раз. Всего за эти годы в репертуаре театра появилось 8 спектаклей.

Главный режиссер театра Артем Макеев уже ввел в работу новый состав артистов. И, как поясняет Павел Николаевич, ввод получился не механическим: просто заменили, слова выучили, развели по мизансценам. «Они, если честно, даже не видели предыдущий спектакль. И они сделали совершенно новую историю: молодежную, заводную».

Буквально через месяц театр представит премьеру «Наши сказки». К данному спектаклю специально петербуржским драматургом писалась пьеса по мотивам сказок разных народов. Персонажи этого спектакля – русский, татарин, кавказец и украинец - отправятся в путь за молодильными яблочками.

Также в пятом театральном сезоне будет восстановлен спектакль «Сказки для Алёнки». Он предназначен для самой маленькой зрительской аудитории.

«Почему я говорю «восстанавливаем», – рассказывает Павел Николаевич - Просто у нас было определенное количество артистов. Потом половина уволилась. На конец четвертого сезона в театре остался один актер». А новый состав актеров подразумевает, что сам спектакль в какой-то мере переродится для зрителя.

Также Артем Макеев представит «Маленький кусочек большой сказки». Постановка спектакля долго откладывалась из-за отсутствия в театре необходимых актеров.

Перед открытием сезона ходили слухи о том, что театр кукол станет работать только для детей. Павел Николаевич заявил, что, действительно, основная аудитория театра - дети с 3 до 12 лет, но ограничиваться только этим возрастом театр не будет: «Артистам интересно попробовать себя в другом жанре, в других ролях».

Ранее созданный, уже полюбившийся зрителям спектакль «У самого синего моря» будет восстановлен. 3 октября прошла премьера спектакля «Осень» по пьесе Чехова «Лебединая песня». Небольшой, малоформатный спектакль в 35 минут затем станет частью большого спектакля «Улица стариков». Правда, в полном формате спектакль будет показан, скорее всего, только в шестом театральном сезоне.

В прошлом году театр кукол приглашал и другие театральные труппы. В этом году он надеется продолжить это направление.

Многие зрители помнят выступление английского театра «Босоногий лобстер». Театр кукол познакомился с ним на международном фестивале в городе Лобня. Впоследствии англичане смогли выиграть у себя на родине грант, который позволил им посетить Ханты-Мансийск с англоязычным спектаклем «Ключ от моря». На том же фестивале завязалось знакомство с болгарским театром кукол, который представлял моноспектакль «Лампа Аладдина». Как сказал Павел Николаевич, с этим театром уже была договоренность на октябрь. Но, к сожалению, у болгар нет системы грантов, а в России не нашлось спонсоров. Однако, будем надеется, что все изменится к лучшему.

Кто и как приходит в театр

Павел Николаевич считает, что современный зритель – разный, и жаловаться на него не стоит: «Он такой, какой он есть в силу определенных привычек, знаний, образования… Но для него поход в театр перестал быть ритуалом. Люди уже не одеваются парадно, когда идут на спектакль. Теперь зритель может прийти даже в лыжном костюме». Павел Потапов по этому поводу говорит, что «можно отметить день рождения в трениках и рваной футболке, вместо торта поставить коржик, но тогда и чувство самого праздника исчезает. То же самое с театром. Поход в театр должен быть ритуалом, и для ребенка в том числе».

В кукольный театр рекомендуют ходить с 4 лет. На это есть свои психологические предпосылки. Ребенку в 2 года очень сложно усидеть на месте в течение 40 минут. Многие родители ошибочно считают, что если ребенок стал смотреть мультики, он может смотреть и спектакль. Мультик и театр - не одно и то же.

Все чаще театру приходится сталкиваться с тем, что зритель перестал воспринимать правило третьего звонка. Некоторые опоздавшие могут агрессивно и грубо заявить «Как вы меня не впустите в зал? Я заплатил!».

Театр - не видео, не балаганное зрелище, это живые артисты и другие зрители. Общество со своим правилами поведения. Театр воспитывает своего зрителя, учит уважать других зрителей и артистов. «Ритуал теряет свою сакраментальную ценность, когда теряется эта форма. Одежда, поведение и так далее. Поэтому если будет свое здание, мы сможем диктовать свои условия. А их иногда, поверьте, надо диктовать. Зритель - он разный, но его нужно воспитывать», - считает Павел Николаевич. 

Другие новости в рубрике Культура

Добавить комментарий:

CAPTCHA