Алексей Охлопков: «Ситуация с ЮИСП уникальна, в нашей стране это яркий пример реструктуризации компании»

ТЕКСТ: Елена Антонова

ФОТО: Артур Борисов

Алексей Охлопков: «Ситуация с ЮИСП уникальна, в нашей стране это яркий пример реструктуризации компании»
Крупнейший региональный застройщик - «ЮграИнвестСтройПроект» - несколько лет назад переживал непростые времена, балансируя на грани банкротства. Но ситуация изменилась благодаря совместным действиям новой команды управленцев и правительства автономного округа. Реструктуризация ЮИСП и результаты деятельности компании за последние два года – тема пресс-конференции, состоявшейся сегодня в региональном информационном центре. Наш гость – Алексей Охлопков, президент Ханты-Мансийского негосударственного пенсионного фонда.

«В конце 2010 – начале 2011 года и средства массовой информации, и дума, и правительство округа очень активно обсуждали состояние дел застройщика «ЮграИнвестСтройПроект». Компания находилась в предбанкротном состоянии, было порядка 40 брошенных объектов, около 250 обманутых дольщиков – физических лиц. В разных городах округа проходили митинги обманутых дольщиков: в Нягани, Нижневартовске. В сентябре 2010 года было принято решение, что Ханты-Мансийский негосударственный пенсионный фонд, как крупнейший кредитор, должен заняться оздоровлением компании», - начал разговор Алексей Анатольевич.

«Кредиторская задолженность ЮИСП перед внешними инвесторами превышала 4 млрд рублей, перед Ханты-Мансийским НПФ – 9 млрд рублей. По состоянию на август-сентябрь 2010 года застройщик представлял собой «черный ящик» с неналаженными бухгалтерским учетом и внутренними процедурами, практически полностью отсутствовали первичные документы. Было полностью потеряно доверие кредиторов, дольщиков, контрагентов – складывалась достаточно скандальная ситуация.

В таком состоянии мы приняли компанию в управление. Прежде всего, постарались определить цели реструктуризации. Для НПФ, как для крупнейшего кредитора, одной из основных целей была минимизация убытков по инвестициям фонда. Правительством округа была поставлена задача снятия социальной напряженности по проблеме дольщиков. Несомненно, необходимо было достраивать брошенные объекты, в том числе и потому, что проблема жилья является одной из приоритетных на территории автономного округа. Также необходимо было максимально учесть интересы внешних инвесторов, которые вложили деньги в наш округ. И, поскольку контрагентами такого крупнейшего проекта, как ЮИСП, было множество предприятий на территории округа (подрядчики, коммунальные предприятия), необходимо было максимально выполнить обязательства перед ними. Мы пришли к выводу, что единственным вариантом, при котором эти обязательства могут быть выполнены, было недопущение банкротства компании. Мы понимали, что в случае банкротства как минимум на 2-3 года будет заморожено строительство объектов. Как правило, в результате банкротства и распродажи в рамках конкурсного производства продажа активов происходит не по рыночной стоимости, а ниже: покупатели не заинтересованы в приобретении проблемных активов. Поэтому мы разработали стратегию, направленную на недопущение банкротства компании.

С осени 2010 года по январь 2011 занимались защитой компании от банкротства, урегулированием отношений с кредиторами и разработкой стратегии реструктуризации. И в январе 2011 года на совещании в правительстве округа были согласованы основные принципы реструктуризации: возврат задолженности перед НПФ; выполнение обязательств перед дольщиками, прежде всего – физическими лицами, возврат квартир; погашение задолженности перед банками – была разработана по каждому банку индивидуальная стратегия по отсрочке погашения, по «прощению» процентов, по неприменению штрафных санкций. И, несомненно, выполнение обязательств перед поставщиками и подрядчиками. Здесь также были выделены несколько групп: предприятия коммунального сектора, для которых погашение задолженности было критично, и коммерческие предприятия. В результате согласования этих принципов в течение 2011 года под руководством Ханты-Мансийского НПФ была проведена реструктуризация и оздоровление застройщик ЮИСП, буквально вчера был утвержден последний документ - соглашение о реструктуризации между Ханты-Мансийским НПФ и ЗАО «ЮграИнвестСтройПроект». Таким образом, по состоянию на сегодняшний день у «ЮИСПа» не осталось ни одного долга, не погашенного либо не реструктурированного цивилизованным образом.


Более того, в течение 2011 года мы активно достраивали объекты, построили и ввели в эксплуатацию порядка 120 тысяч квадратных метров жилья, погасили обязательства перед сторонними кредиторами на сумму более 3 млрд рублей, перед Ханты-Мансийским НПФ – на сумму 1 млрд рублей. Мы полностью выполнили обязательства перед всеми дольщиками – физическими лицами на сумму около 900 млн рублей. Мы предотвратили банкротство, восстановили контроль над всеми активами компании и с большим удовлетворением мы можем констатировать, что нам удалось восстановить доверие контрагентов, прежде всего банков. На сегодняшний день мы вернули это доверие и уже имеем более 700 млн рублей положительных кредитных решений по кредитованию достройки наших объектов, ожидаем, что в ближайшее время эта сумма вырастет еще на 1,5 млрд. Если говорить о будущем, то мы планируем в ближайшие несколько лет достроить все объекты компании, соответственно, до конца 2014 года полностью вернуть вложенные средства Ханты-Мансийского НПФ, и если разбивать по объектам, то до 2016 года мы планируем построить 800 кв. метров жилья на территории округа: в Нижневартовске, Лангепасе, Сургуте, Нефтеюганске, Ханты-Мансийске, Нягани, Югорске, Урае. Кроме того, мы внедряем современные строительные технологии, которые позволяют снижать стоимость строительства и ускорять время ввода объекта в эксплуатацию», - рассказал Алексей Охлопков.

Алексей Анатольевич, вы часто употребляете местоимение «мы», видимо, это предполагает наличие какой-то команды. Расскажите, что это за люди.

Я считаю, что важнейшим фактором успеха стала эффективная, профессиональная команда. Лично я вижу свою задачу в том, чтобы сформировать команду из местных специалистов и специалистов, которых мы пригласили из других регионов для того, чтобы решить эту проблему. На самом деле, эта ситуация является уникальной, и я думаю, что в нашей стране это будет ярким примером того, как можно реструктурировать компанию, находящуюся в таком глубоком кризисном состоянии. Я уверен, что по этому примеру многие застройщики будут реструктурироваться. Наша команда – это люди из Ханты-Мансийска и городов, где мы строили объекты: Сургута, Нижневартовска, Югорска. Сюда входят и непосредственные руководители проектов, и очень сильная юридическая команда, которая смогла предотвратить банкротство, и инженеры-строители, которые очень быстро смогли организовать восстановление строительства, перепроектировать объекты, уйти от необоснованно дорогих строительных решений.

В процессе оздоровления компании правительство округа каким-то образом помогало?
Без помощи правительства такой результат, которого мы достигли, был бы невозможен. Поддержка заключалась как в совместной разработке стратегии реструктуризации, так и в решении острых вопросов, связанных с взаимодействием с городами, с инвесторами, с подрядчиками.

Вы говорите о том, что было погашено около 4 млрд долгов: 3 - перед внешними инвесторами, 1 – перед фондом. За счет чего их погасили?

Когда мы приступили к реструктуризации, было очевидно, что есть множество недостроенных объектов, часть из них была в достаточно высокой степени готовности - 80-90%. Наша задача, как руководителей, была в том, чтобы найти деньги для быстрого завершения строительства, снять арест с этого имущества, затем эти объекты продать, полученными деньгами частично погасить задолженность перед кредиторами, а основную массу отправить на достройку объектов. Таким образом, мы постепенно раскручивали замкнутый круг недостроенных объектов и больших долгов.

Опыт, который был применен в Югре может быть применен в других регионах. В то же время вы отметили роль правительства. Значит опыт реструктуризации применим только с помощью властных структур?

Наш опыт является квинтэссенцией юридической схемы, идеологии и поддержки учредителя или руководства региона. Я согласен, что в таких масштабах реструктурировать без поддержки правительства невозможно ни в одном регионе. Если вдруг возникнет аналогичная ситуация в другом регионе, в таком объеме, когда 13 млрд долгов, когда огромное количество обманутых дольщиков, местных подрядчиков, когда налоговая инспекция арестовала счета и подала иск о банкротстве, без поддержки сделать это будет невозможно. Это также бюджету невозможно сделать, если не будет разработана схема действий, если не будет приглашена профессиональная команда, которая умеет это делать, знает, как делать, замотивирована решить проблему, а не растаскивать компанию. Отсутствие любого из этих фактов не позволило бы достичь такого результата.

При строительстве были применены новые технологии, которые позволили удешевить стоимость объектов. Как это повлияло на качество жилья в целом, его безопасность, долговечность и энергоэффективность?

Когда мы приступили к реструктуризации компании, у нас было порядка 40 брошенных объектов, и все они строились по разной технологии. Это были кирпичные, монолитные и панельные дома. Практически у всех из них есть свои плюсы и минусы. Монолитные дома долго строятся, дорогие. В условиях нашего климата их практически нереально уложить в один строительный сезон. Кирпичные дома тоже долго строятся и дорогие. Панельные дома строятся быстрее, но есть вопросы по их качеству. Проанализировав все это, наша инженерная команда пришла к такому решению, как строительство монолитно-каркасных домов. Когда порядка 80 процентов дома возводится из изготовленных в заводских условиях конструкций (колонны и плиты перекрытия), и только отдельные участки «монолитятся».
В таком варианте мы объединяем все плюсы монолитных домов — это свободная планировка, высокое качество жилья и скорость возведения. Все это позволило нам снизить себестоимость до 30 тысяч рублей за квадратный метр. Благодаря тому, что мы унифицировали строительство всех объектов, мы можем закупать стройматериалы со скидкой и ориентировать всех подрядчиков на одну схему строительства. Это дает большой экономический эффект.

Где гарантии, что ситуация с «ЮИСП» не повторится?

Когда мы пришли в компанию, то пытались ответить на вопрос, как это получилось. Каковы причины того, что компания попала в кризисную ситуацию? У меня есть два ответа. Первый — это кризис 2008 года, большинство объектов начинались до этого времени, исходя из очень высокой стоимости квадратного метра жилья и строительно-монтажных работ. Когда после кризиса спрос на жилье и цены резко упали, компания оказалась со множеством начатых объектов, невозможностью их достроить и продать. Второй фактор — во многом непрофессиональные действия предыдущего руководства компании «ЮИСП». Также имел место недостаток контроля со стороны правительства и фонда к действиям компании-застройщика. Чтобы ситуация не повторилась, необходим контроль со стороны правительства округа, необходимо открытое обсуждение вопросов по таким крупнейшим компаниям на уровне думы, на уровне правительства Югры.
Другие новости в рубрике Экономика

Добавить комментарий:

CAPTCHA