Алексей Охлопков: За неполный год участвующих в программе «Две пенсии для бюджетников» стало больше на 30 %

ТЕКСТ: Наталья Игнатова, Анна Резвова

ФОТО: Сергей Игнатов

Алексей Охлопков: За неполный год участвующих в программе «Две пенсии для бюджетников» стало больше на 30 %
Тема состоявшейся сегодня в Региональном информационном центре (РИЦ) «Югра» пресс-конференции актуальна для всех: формирование будущей пенсии. Заместитель губернатора Югры Алексей Путин и президент Ханты-Мансийского негосударственного пенсионного фонда Алексей Охлопков рассказали журналистам о нюансах реализации окружной программы «Две пенсии для бюджетников».

В чем отличие окружной программы от государственной программы софинансирования? Там тоже государство рубль на рубль добавляет к взносам участников.

Алексей Путин: Разницы практически никакой нет, цель у программ одна и та же – обратить внимание населения на то, что жизнь с завершением трудовой деятельности не заканчивается, нужно жить дальше, жить достойно, иметь хороший размер пенсии. Для этого человеку нужно не только рассчитывать на те сбережения, которые сформировал ему работодатель, но и позаботиться об этом самому. Государство готовило программу софинансирования как раз для того, чтобы люди понимали: если, допустим, 35 летняя женщина начинает отчислять страховые взносы по страховой программе, у нее пенсия к общероссийской вырастает на 50% - с учетом того, что деньги работают до времени ее выхода на пенсию. Параллельно аналогичную программу запустило правительство округа с Ханты-Мансийским НПФ. Когда человек видит, какие средства накопились на его индивидуальном счету, он начинает задумываться, как формируется пенсия, как она увеличивается. Самая прямая связь: сколько на пенсионном счету накопилось, такая и пенсия будет. Если у нас по округу средняя пенсия по старости - 16 059 рублей, то ее можно увеличить в два раза и даже больше за счет добровольных отчислений. 
Алексей Охлопков: За 8 месяцев, которые прошли с момента моей последней встречи с прессой, участников «дополнительного пенсионного обеспечения работников бюджетной сферы» стало больше на 2,5 тысячи человек – порядка 30%. У учетом восьми предыдущих лет в программу пришло порядка 10 тыс. югорчан. На сегодняшний день у нас уже более 600 человек получают дополнительную пенсию, сформированную за счет механизма софинансирования. По сути, добавляется аналогичный размер к государственной пенсии по старости. Это говорит о том, что заинтересованность и понимание людей растут. 
 
У нефтяников и энергетиков существуют подобные программы, в чем отличие? 

Алексей Охлопков: Программа для работников бюджетной сферы Югры уникальна. Она по многим параметрам значительно привлекательнее для людей, чем программы во многих нефтяных и газовых компаниях. И те размеры пенсий, которые мы сейчас выплачиваем - этому подтверждение. Один из основных результатов от реализации пенсионного стандарта в Югре – право человека иметь достойную пенсию! Однако не хотел бы противопоставлять нефтяные компании и бюджетников – думаю, здесь мы все находимся в одной лодке, все в какой-то момент выходим на пенсию. Рад, что реализация пенсионного стандарта влияет и на нефтяную отрасль – за последний год отдельные нефтяные компании пересмотрели свои пенсионные программы и пошли по тому же пути софинансирования, значительно увеличив свои расходы на поддержку пенсионеров. Сейчас уже можно считать анахронизмом, когда бывшие работники нефтяных компаний получают доплату от своих работодателей в размере какой-то тысячи рублей... Сейчас актуально иметь дополнительную пенсию, как минимум в 3-5 тысяч рублей, и большинство компаний идут по этому пути. 

Существует ли какой-то предел размера дополнительной пенсии? 

Алексей Охлопков: Размер пенсии зависит от пенсионного капитала. Чем дольше человек участвует в программе софинансирования, тем большая величина пенсионного капитала будет сформирована на его индивидуальном счете. В принципе, ограничений в абсолютном размере пенсии на сегодняшний день не существует. В рамках 64-го окружного закона существует ограничение на ежегодный размер взноса, в части которого правительство и бюджет Югры будут участвовать в финансировании. Для людей в возрасте до 40 лет – 3% от заработной платы; от 40 до 50 лет - 5%; старше 50 лет – 10%. Это единственное ограничение. Но мы видим, что если человеку за 9 лет участия в программе удалось сформировать дополнительную пенсию в размере 12 тысяч рублей.... А если бы он участвовал в программе 30 лет?! В этом плане ограничений не существует.

А есть ли человек-рекордсмен, у которого максимальный размер пенсии? 

Алексей Путин: Программа действует еще недостаточно долго, чтобы рекордные цифры заявлять. 12 тысяч – это не рекорд. Если человек участвует дольше, порядок цифр другой будет.

С чем вы связываете такой активный приток участников программы в последние 8 месяцев?

Алексей Охлопков: Совокупность многих факторов. Начиная с того, что в целом в стране осведомленность людей о пенсионной реформе, о возможностях за последнее время существенно выросла. В федеральных СМИ идет крупномасштабная дискуссия о будущем пенсионной реформы. И, несомненно, реализация пенсионного стандарта, внимание окружного правительства, губернатора тоже вносят свой вклад. НПФ, как организация, уполномоченная реализовывать эту программу, достаточно много усилий приложила: проводили встречи с коллективами в большинстве муниципальных образований округа, подписали соглашения с профсоюзами, с крупнейшими учреждениями.

Каков основной состав участников программы, много ли молодежи? Или о пенсии в основном задумываются люди, которым «за 40»?

Алексей Охлопков:
По нашей статистике, некий возрастной рубикон – 35 лет. Буквально в этот свой день рождения человек начинает серьезно думать о пенсии и с каждым годом думает все сильнее. Но до 35 лет буквально единицы уделяют внимание этому вопросу. С точки зрения сфер деятельности, наиболее активно участвуют работники образования: педагоги традиционно восприимчивы ко всему новому, несут людям новые знания. Поэтому нам удается до них быстрее донести эту тему. В то время, как работники здравоохранения, более консервативной отрасли, чуть менее активно участвуют.

А по муниципалитетам.. Где люди наиболее активно участвуют? 

Алексей Охлопков: Самый активный – Нефтеюганск, там наибольшая доля охвата работников бюджетной сферы – до 15%. И, конечно, крупные муниципальные образования: Сургут, Нижневартовск, Ханты-Мансийск. 

Известно что дополнительную пенсию из бюджета получают 200 тысяч югорчан. А вот Алексей Анатольевич говорил о 10 тысячах участников пенсионного допфинансирования..

Алексей Путин: 200 тысяч – это уже неработающие получатели пенсии в Негосударственном пенсионом фонде. Это, наверно, самое большое количество получателей негосударственной пенсии. По-моему, только в РЖД этот показатель чуть больше. Коллеги, я напомню – пенсионный стандарт состоит из трех блоков. Первый - неработающие пенсионеры, получающие дополнительную пенсию через Ханты-Мансийский негосударственный пенсионный фонд. И здесь было принято очень серьезное решение. С 1 января проведена индексация на 10%. Правительство Югры проводит достаточно регулярно индексации в зависимости от уровня инфляции. Следующий блок – дополнительное пенсионное обеспечение работников бюджетной сферы. Это как раз две пенсии для бюджетников – то, о чем мы сегодня в основном говорим. И третий большой блок - программа государственного стимулирования дополнительного пенсионного обеспечения на территории Югры, связанная с реализацией пенсионного стандарта на предприятиях мало и среднего бизнеса. Это когда частые предприятия, реализуя пенсионный стандарт, вводят у себя программу софинасирования и получают дополнительное финансирование из бюджета автономного округа. И в этом направлении за последние месяцы тоже произошли серьезные подвижки. Порядка 10 предприятий стали активно участвовать в реализации пенсионного стандарта. Мы проводим совместно с объединением организаций профсоюзов встречи. Если еще до конца этого года у нас была планка в 20 работодателей-участников софинансирования, то на сегодняшний день мы ее повысили до 40 предприятий.

А что люди вообще могут сделать, чтобы увеличить свою будущую пенсию?

Алексей Путин:
Нужно работать в тех организациях, которые выплачивают дополнительные страховые взносы. Не должно быть никаких «конвертных» схем, все должно проводиться официально. Желательно, чтобы зарплата была повыше. А кроме того, нужно участвовать в программе софинансирования государственной пенсии - написать заявление и вносить не менее 12 тысяч в год. Государство добавляет еще 12 тысяч в год. Плюс программа для бюджетников. В крупных организациях есть свои ведомственные программы. В общем, получается так: одна часть пенсии от работодателя формируется, плюс корпоративная и третья – добровольная. То есть, вы сами себя страхуете. 
 По ориентирам Международной организации труда, пенсия должна быть не меньше 40% от зарплаты. Мы видим, что сейчас идут обсуждения процессов по различных странам: в Греции, во Франции государство перегрузило пенсионную систему обязательствами, а потом это бременем легло на экономику страны. У нас, в России, этого пока не произошло. Я думаю, что этого и не произойдет. Нужно не ждать когда государство что-то сделает.. Нужно и самим формировать свою пенсию. 

Не получится ли так, что люди будут копить, а потом произойдет какой-нибудь дефолт?
 

Алексей Путин: Дефолт произошел в 1998 году, тем не менее, те пенсионеры, которые прекратили свою рабочую деятельность в Советском Союзе, получают пенсию, трудовой стаж, полученный в Советском Союзе, учтен. В 2008-2009 году, когда был кризис, дореформенный стаж был пересчитан в сторону увеличения. Те обязательства, которые были сформированы до дефолта, были учтены, и люди получают пенсию. Государственная пенсионная система у нас такая же, как и во всем мире - принцип солидарности поколений. Вы сегодня работаете и выплачиваете пенсионные взносы, которые идут на выплату пенсии сегодняшним пенсионерам. Поэтому, чтобы ни случилось через 20, 50 лет, – люди все равно будут работать и выплачивать взносы.

Вторая часть, о которой мы сегодня говорим, это добровольные взносы. Человек добровольно перечисляет на свой счет деньги, оттуда пенсия будет выплачиваться только ему, это его личная собственность. Две составляющие как раз и обеспечат стабильность.

Алексей Охлопков: Вы обозначили один из самых серьезных барьеров в сознании людей, который мешает участвовать в этой программе. Я считаю, что этот барьер во многом ведет людей не туда. Во-первых, в рамках окружного 64 закона у человека есть возможность в любой момент деньги забрать. Если человек потерял уверенность, ушел из бюджетной организации, он может расторгнуть договор и забрать все свои деньги вместе с доходом.

Во вторых, если мы вспомним кризис 2008 года - на пенсионных деньгах он никак не сказался. А ведь программа софинансирования работает еще с 2004 года... Благодаря фонду, поддержке правительства Югры мы потрясения 2008-го пережили без потерь. Думаю, в будущем произойдет то же самое.

И здесь основным залогом является то, что партнером для человека является государство, правительство Югры. И главное... Пенсия все равно наступит. И от того, активную ли позицию занимает человек или плывет по течению, зависит, какая у него будет пенсия. Каким окажется уровень жизни после окончания активной трудовой деятельности... Я считаю, что наша задача - убирать эти барьеры, эти страхи. 

Вы сказали, что если человек уходит из бюджетной организации, он может забрать деньги. Обязан? 

Алексей Охлопков: Во-первых, работник не обязан забирать деньги. У него есть такое право. Во вторых, за тот период, который он работал в бюджетной сфере, он все свои права сохраняет. Да, у него не будет формироваться новых взносов, потому что он больше не является работником бюджетной сферы. Но у него появится новый работодатель, у которого может быть своя пенсионная программа. Так что, человек сам принимает решение: либо он сохраняет накопления и продолжает получать инвестиционный доход... Либо он может расторгнуть договор и забрать деньги.

Что делать в том случае, если человек не дожил до пенсии? Могут ли на его накопления претендовать наследники? 

Алексей Охлопков: В части личных сбережений, того капитала, который сформирован за счет взносов человека, действует прямая аналогия с банковским вкладом. Эти средства наследуются, включая пенсионный доход. 
Алексей Путин: И по пенсионному фонду... Если человек не написал заявление на получение пенсии, накопительная часть наследуется, а страховая часть, поскольку формируется по принципу солидарности поколений, не наследуется.
Другие новости в рубрике Экономика

Добавить комментарий:

CAPTCHA