Что делать со всем этим шламом? Нефтяники обсудили вопросы экологии и природопользования

ТЕКСТ: Айгуль Хабибуллина

Что делать со всем этим шламом? Нефтяники обсудили вопросы экологии и природопользования

Сегодня в Ханты-Мансийске завершается двухдневное совещание с представителями нефтяных компаний по вопросам выполнения ими соглашений в сфере экологии и природопользования. В нем приняли участие как «гиганты» отрасли – «Сургутнефтегаз», «ТНК-ВР Западная Сибирь», «ЛУКОЙЛ – Западная Сибирь», – так и небольшие компании. Вопросов много, вопросы разные, в основном – неудобство некоторых окружных законов, недостаточно активная замена трубопроводов и малое использование попутного нефтяного газа.

ЗаШЛАМим полигоны

Первой проблемой, которую подняли нефтяники, стала необходимость вывозить буровой шлам из специальных сооружений для сбора и захоронения отходов – шламовых амбаров. Уточним, что шлам – это отход, образующийся после бурения скважины, который представляет собой измельченную горную породу с остатками бурового раствора. По оценкам специалистов, шлам относят к 4-5 классам опасности (малоопасный и практически не опасный). Обычно его сбрасывают в шламовый амбар и там же и оставляют после отстоя и откачки жидкости, а вслед за тем рекультивируют участок, то есть восстанавливают на нем жизнь.

По словам начальника управления экологической безопасности и природопользования компании «Сургутнефтегаз» Любови Малышкиной, в конце прошлого года Росприроднадзор Югры определил захоронение шлама в амбаре как административное правонарушение. «Это на основании того, что сооружение отсутствует в определении объекта размещения отходов, установленного федеральным законом. А слова «и другие» в этом определении во внимание почему-то не принимаются», – поясняет она.

Ученые с мировой известностью, говорит Малышкина, уже давно считают вывоз шлама из амбара необоснованным и не имеющим смысла. «Ученые? Одна наука говорит одно, другая – другое. Есть еще писатели-фантасты. Давайте пойдем тем правовым полем, которое у нас есть», – отвечают на это представители Росприроднадзора по Югре.

Трудность еще в том, что, к примеру, в Сургутском районе есть только два лицензированных полигона для промышленных отходов. Один принимает отходы 3 класса опасности, другой – 1-4 класса. «Если заставить «Сургутнефтегаз» вывозить буровой шлам на, по сути, единственный пригодный для этого полигон, он будет заполнен отходами за один квартал, – подсчитала Малышкина. – И в районе вообще не останется полигонов для утилизации действительно опасных отходов. Возникает вопрос – для чего это нужно? Явно не для обеспечения экологической безопасности территории». «У нас производство встанет, если мы будем этим заниматься, а полигоны полностью завалим», – подключаются представители других нефтяных компаний, проблема оказалась актуальной для всех.

Заместитель губернатора Югры Геннадий Бухтин, выслушав мнения и нефтяников, и работников госструктур, поручил создать рабочую группу, чтобы рассмотреть эти проблемы. На вывоз шлама затрачивается немалое количество средств, и вопрос о целесообразности этого действа решить будет не лишним.

Команда «Газы!» дана для всех

Еще две важные темы, рассмотренные на совещании, касались использования попутного нефтяного газа и ремонта и замены трубопроводов.

Максимальным применением попутного газа в Югре, да и даже в целом по России, может в полной мере похвастаться только «Сургутнефтегаз» – компания сжигает всего 2,1% ПНГ, остальные 97,9% идут на пользу. Несмотря на то, что федеральные власти сегодня монетарными методами пытаются принудить нефтяников использовать не менее 95% газа, такого показателя мало кто достиг. По большому счету, только две компании – вышеупомянутый «Сургутнефтегаз» и татарстанская «Татнефть». В Югре недалеко от нормы находится «ТНК-ВР Западная Сибирь» – 91%, а вот, к примеру, «Славнефть-Мегионнефтегаз» на сегодняшний день сжигает до 25% ПНГ, это уже многовато. Обещались прийти к цифре «95» к 2014 году.

Что касается замены трубопроводов, то и тут работы проводятся недостаточно активно. Компания «Славнефть-Мегионнефтегаз» в этом вопросе сослалась на то, что она вводит в эксплуатацию трубы из стеклопластика, которые служат более 25 лет. «ТНК-ВР Западная Сибирь» вопрос замяла: «У нас на 2012 год запланирован объем замены трубопроводов такой же, как в 2009-2011 годах, это около 800 км, – говорит директор регионального управления в области ОТ, ПБ и ООС филиала компании Георгий Маенов. – Мы активно занимаемся этим вопросом, и, думаю, с задачей справимся». «Тем не менее, вы на втором месте по количеству аварий, примерно 800 в год, – тут же зацепились представители Росприроднадзора. – А планируете столько, сколько делали в прошлые годы – динамики-то нет никакой».

Геннадий Бухтин согласился с тем, что темпы замены трубопроводов у многих компаний низкие, и попросил собравшихся донести до руководства, что правительство озабочено этой проблемой. «Сами понимаете, что это первичное звено всего остального», – резюмировал он.

Стоит сказать, что общее количество аварий в нефтяной сфере Югры в прошлом году всё-таки снизилось, и значительно – на 25%. Не намного, но уменьшились площади нефтезагрязненных земель и количество шламовых амбаров, а темп рекультивации вырос на 6%. Вроде и не против нефтяники выполнять обязательства по заботе об окружающей среде, но не мешает ли им в этом иногда окружное законодательство? Требование вывозить шлам если не пересмотрят, то, по крайней мере, не раз обсудят. А то и деньги тратятся, и полигоны зашламляются – а надо ли?

Другие новости в рубрике Экономика

Добавить комментарий:

CAPTCHA