Павел Сидоров: «Лёгкая нефть закончилась...»

ТЕКСТ: Николай Туманов

ФОТО: Артур Борисов

Павел Сидоров:  «Лёгкая нефть закончилась...»

О новых реалиях в нефтяной отрасли и развитии Югры в интервью РИЦ  рассказал директор Департамента экономического развития ХМАО-Югры Павел Сидоров. 

- Павел Петрович, какова специфика нефтедобывающей отрасли в Югре в нынешних условиях?

- Мы сегодня уже вступили в фазу функционирования экономики в условиях снижения объемов добычи нефти. Югра уже стала старопромышленной территорией. Пик бурного освоения прошел, легкая нефть закончилась, и нашим компаниям всё труднее становиться её добывать. Себестоимость добычи растет, и это связано с естественными причинами – истощение запасов недр,  усложнения условий добычи, - отчасти причиной является  большая обводненность нефти.

- Какие решения, на Ваш взгляд, наиболее оптимальны, чтобы главная экономическая сфера региона, несмотря на все объективные причины, развивалась?

- Сегодня вектор внимания наших компаний сосредоточен на двух направлениях. Первое – это разработка новых технологий по добыче нефти, которая сегодня есть в старых пластах вместе с водой. И второе - трудноизвлекаемые запасы, это те запасы, которые находятся на глубоких коридорах и имеют другую структуру, чем та нефть, запасы которых мы  разрабатывали раньше. Мы понимаем, что сейчас компаниям приходится идти в эту сферу.

- Какие компании, скажем так, наиболее заинтересованы в дальнейшей работе на территории округа? Есть ли перспективы появления новых игроков на этом рынке?

- Начиная с 60-х годов прошлого столетия, когда началось освоение нашей территории, здесь сформировались основные игроки на нефтяном рынке. Компании, которые имеют свои месторождения в Югре, создали очень мощную инфраструктуру: дороги, промысловые нефтепроводы, линии электропередач. И конечно, сегодня другим компаниям очень сложно втиснуться и войти этот рынок. И не важно, зарубежные это компании или российские. И когда выставляются на торги новые месторождения, как следствие, они достаются тем компаниям, которые уже осуществляют деятельность здесь, на территории Югры, и имеют свою инфраструктуру. У них больше конкурентных преимуществ перед новым игроком, которому нужно создавать все с нуля. Все заинтересованы  в разработке месторождений округа, но реально претендовать на это могут те, кто уже давно здесь серьезно занимаются этим бизнесом. Поэтому мы видим перспективы развития компаний, которые работают не первый год: ЛУКОЙЛ, РОСНЕФТЬ, ГАЗПРОМНЕФТЬ, СУРГУТНЕФТЕГАЗ. Всего у нас 9 крупных вертикально-интегрированных компаний занимаются добычей нефти.  Присутствуют более 20 небольших независимых компаний. Это -  некий пул интересантов, которые заинтересованы в извлечении нефти на территории Ханты-Мансийского автономного округа.

- В чем Вы видите главное направление развития этой сферы?

- Тот вектор, который сегодня обозначили –  модернизация деятельности предприятий, разработка и внедрение новых технологий, связанных с повышением коэффициента извлечения нефти уже на действующих месторождениях. Для компаний -  это уже подступление к трудной нефти. Данные шаги требуют больших затрат, и здесь сосредоточено основное внимание, а также  финансовые вложения компаний. Отмечу,  в связи этим компании рассчитывают на государственную поддержку. Им необходимы очень большие объемы инвестиций, для того чтобы трудную нефть вовлечь в экономический оборот.  В связи с вышеизложенным, компании обращаются с вопросом о финансовой помощи у  государства.

- Какими мерами может быть обеспечена поддержка, компаний занимающейся проблемой разработки трудноизвлекаемых запасов?

- Компании рассчитывают на снижение налоговой нагрузки в отношении тех месторождений, которые относятся к категории трудных. Иначе им экономически не выгодно добывать такие запасы. И мы это понимаем: к примеру, хорошо, мы не будем сегодня помогать нефтяникам, у нас есть задача - обеспечение социальных обязательств,  тогда и трудноизвлекаемая нефть  никогда не будет вовлечена в оборот, а это  - наше будущее. 

В настоящее время у нас наметилась устойчивая тенденция снижения добычи нефти. Если мы ничего не будем делать, не будем приращивать запасы, а они приращиваются, в том числе и за счет трудно извлекаемых запасов, то в будущем мы увидим уже не контролируемое снижение добычи. И, как следствие - сокращение доходов бюджета и разбалансировку всей нашей системы ТЭК. Этого, конечно, не произойдёт, потому что мы всё прекрасно понимаем. В своей Стратегии до 2030 года мы заложили меры, направленные на содействие компаниям в добыче такого объема нефти, который позволил бы нам обеспечить устойчивое развитие округа в долгосрочной перспективе. У нас есть понимание, что для этого нужно делать, и мы уже предпринимаем определенные шаги. Что касается нас - региональных властей, то мы все меры, которые нам можно принять в соответствии с полномочиями делегированными федерацией, мы предприняли. В отношении предоставления комфортных налоговых режимов для нефтяных компаний: они пользуются льготами. И льготы эти предоставляются, по нашему мнению, эффективно. У нас существует целый механизм контроля над их эффективностью, их использования. Мы видим сегодня, что темпы снижения добычи нефти стабилизировались, и несколько снизились, чем было скажем в период 2009-2010 годов. Сегодня снижение составляет 1 - 1,5 процента в год. Это входит в те параметры, которые мы заложили  Cтратегию - 2030. У нас есть четкое понимание, каких стратегических приоритетов мы достигаем.

- То есть этой проблемой занимаются в основном региональные власти или есть понимание и на общегосударственном уровне?

- Российская Федерация  предпринимает ряд мер по снижению налоговой и финансовой нагрузки на нефтегазодобывающие компании, которые занимаются извлечением трудных запасов. Если говорить о РФ, то это -  и восточная часть страны, это  - и шельф. Если говорить о нашей территории, о Западной Сибири, то здесь также предусмотрено обнуление ставки НДПИ для трудноизвлекаемой нефти. Кроме того - это и налоговая льгота, стимулирующая компании заниматься трудноизвлекаемыми запасами. В данном вопросе есть проблемы - не все компании солидарны в формулировках в Законе. Отмечу, сегодня мы над этим работаем, и наше мнение солидарно с нефтяными компаниями  в том, что нужно установить справедливые правила игры для всех участников топливного рынка. Минэнерго и Минфин нас услышали: идет работа  по доработке тех налоговых новаций, чтобы распространить их на все наши нефтяные компании. Соответственно, это также влияет на вовлечение в оборот участков с низким дебетом скважин, с низкими запасами нефти. Процесс с экономической точки зрения компаниям менее выгоден, чем разработка крупных месторождений. Есть еще проблемы административного характера – административные барьеры, которые мешают компаниям своевременно и с большей эффективностью запускать в оборот запасы нефти. Это разного рода разрешительные процедуры, и над этим мы все вместе работаем. У нас полномочий в автономном округе крайне мало в данной сфере, но, тем не менее, они присутствуют. Уже сегодня мы приняли ряд решений, подписали дорожные карты, которые направлены на содействие компаниям. Речь идет о двух крупнейших месторождениях, которые приобрели ЛУКОЙЛ и СУРГУТНЕФТЕГАЗ в конце 2012 - начале 2013 гг. для того, чтобы быстрее вовлечь  их в промышленный оборот. Здесь предусмотрены меры, сокращающие сроки предоставления разных разрешительных документов. Шаги позволят компаниям быстрее начать разработку и добычу нефти. А ведь это - общий вклад органов государственной власти в реализацию Стратегии - 2030 в части обеспечения добычи необходимых объемов нефти.

Другие новости в рубрике Экономика

Добавить комментарий:

CAPTCHA