Сергей Андрейченко: «Муксун в ближайшее время может попасть в Красную книгу»

ТЕКСТ: Николай Туманов

ФОТО: автор

Сергей Андрейченко: «Муксун в ближайшее время может попасть в Красную книгу»

Что мешает увеличению рыбодобычи в автономном округе? Как новые законы сказываются на развитии этой отрасли?  На эти и другие вопросы корреспондента РИЦ ответил генеральный директор ОАО «Рыбокомбинат «Ханты-Мансийский» Сергей Андрейченко.

 - Сергей Николаевич, пару лет на федеральном уровне был принят ряд нормативных актов, согласно которым водоемы теперь разделяются на рыбопромысловые участки,  распределяемые по конкурсу.  Как с этим вопросом обстоит дело в тех территориях округа и города, где осуществляется любительское рыболовство?

 - Конкурс на заключение договора о предоставлении рыбопромыслового участка по Ханты-Мансийску и Ханты-Мансийскому району не был проведен. Таким образом, рыбопромысловые участки есть, но жители города и района ими не могут пользоваться. Был принят еще один указ, по которому, до принятия закона по рыболовству, действие правил для любительского рыболовства приостановлено. Следовательно, конкурсы не проводятся, пока не будет принят закон. Получается, что когда это можно было сделать - провести конкурс по участкам не успели, а сейчас - по закону не можем. Люди не могут реализовать свое право любительской рыбалки. Хотя в Нефтеюганске, в Сургуте и в Октябрьском районе это сделать успели, а у нас нет.

 - И как же сейчас рыбачат?

 - В настоящее время вступил в силу Федеральный закон, регулирующий вопросы промышленного рыболовства. В соответствии с этим законом все организации и индивидуальные предприниматели, занимающиеся рыбодобычей, должны освидетельствовать свои суда в Судовом регистре в  городе Омске. Раньше эти вопросы решала  региональная ГИМС. Это значит, что цена вопроса увеличилась почти в 10 раз. Для обычного рыбака,  - а  только с нашим предприятием сотрудничает 300 человек, - проблем прибавилось. Таким образом сложная ситуация  в связи с конкурсами усугубилась еще одной проблемой – судно (в том числе и маломерные моторные лодки – прим. авт.), на котором можно рыбачить, является коммерческим, и должно пройти освидетельствование в Судовом регистре в городе Омске. Не пройдя освидетельствование, рыбак не сможет получить  документы на добычу рыбы. Возникает стойкое ощущение, что принятый Федеральный закон трактуется формально, выстраиваются бюрократические проволочки, и закон не работает для людей.

 - А насколько и дорого трудно пройти процедуру в Судовом регистре?

 - Все необходимые документы отправляются в г.Омск, где  рассматриваются в течение месяца. Потом пересылаются обратно. Стоимость этой услуги составляет 5-7 тысяч рублей для оформления лодки и до 50 тысяч рублей за оформление катера. Это касается любого судна, которое занимается коммерческой деятельностью. К закону, установившему данную норму, и по сей день нет комментариев,  пояснений. Например, что такое коммерческий вид деятельности.? Поймал, например, рыбак двух чебаков – надо ли платить налог? Проблема в том, что нет четкого разделения по лову на внутренних водоемах и акватории морей.  Все сделано под одну гребенку. Сейчас доходит до того, что на каждую лодку  и катер надо ставить GPS –навигатор, так как судно осуществляет коммерческую деятельность.  Кто будет в деревнях ездить с навигатором? Деревенским рыбакам, дай Бог, на бензин деньги собрать. Вот такая  неоднозначная ситуация складывается…

 - То есть проблемы появились не только у тех, кто рыбалкой зарабатывает на жизнь, но и у того, кто рыбачит, скажем так, для удовольствия?

 - Что такое любительский лов - это значит можно ловить на снасть с тремя-пятью крючками. Ни сети, ни фитили использовать нельзя в принципе. А население округа у нас относится к этому по-другому: ну что удочкой можно поймать – нужна сеть! Они просят документы у нас, а мы их выдать не можем. Недовольство этим порядком высказали в Астраханской области – потому что это нереально, и напоминает выкручивание рук. Нашему предприятию, как рыбодобытчику, просто не выжить в этих условиях. Невозможно платить налоги при таких расходах. То есть все суда, которые были маломерными, теперь должны перейти в судовой регистр. Следовательно, надо заказать проект на судно, раньше ГИМС его не требовал. А проект стоит минимум 200 тысяч рублей. Каждый год надо проходить освидетельствование, требования как к большим промысловым судам.

Я просто прогнозирую ситуацию, с учетом того что,  не первый год  работаю  в рыбной  отрасли, нам  вести лов  на законных условиях будет крайне сложно. Придется просто скупать рыбу – кто сдаст у того и купим, а с нормальными добытчиками сложно будет выстраивать отношения.  Закон сегодня не позволяет это делать.

 - И как же рыбокомбинат справляется с трудностями?

 - Жизнь не стоит на месте, движемся, работаем. Стараемся работать хорошо, и результаты у нас вполне достойные, хотя по добыче   рыбы произошло сокращение, но это объясняется объективными причинами – в последние несколько лет в реках округа наблюдалась малая вода. Рыбы в водоемах региона стало меньше практически в разы. Радует, что в этом году пришла большая вода. Ведется экспедиционный лов на Чагинском сору. И на сегодня нашей бригадой поймано более 25 тонн рыбы, из них почти 20 тонн карася. Такого давно не было. Пришла большая вода, промыла озера и карась выскочил на сор. Больше 30 тонн у нас  его в наличии. А, например, язя и леща - нет, поэтому видовой состав рыбы настораживает. Хотелось бы большего разнообразия для переработки, так, например, карась не так прост в переработке и спрос населения на него значительно меньше.

 - То есть проблемы с рыбой не исчезнут даже с приходом большой воды?

 - Недавно на Югорском рыборазводном заводе прошло совещание, где был затронут  вопрос по квотам на добычу муксуна и сиговых пород рыбы. Их все меньше и меньше. И значит рыбы все меньше и меньше. Я не говорю про добычу, я говорю про воспроизводство.

То есть, по большому счету, только наш невод в Ханты-Мансийском районе в прошлом году дал 250 производителей муксуна. Все это та рыба, которую через 5 лет мы увидим в наших водоемах, это и промышленный лов, и любительский, и традиционный. Что такое - 250 муксунов - это мизер! Сейчас такой лов еще и малоэффективный. Чтобы их поймать, рыбаку раньше надо было два дня. Сейчас мы рыбачим месяц неводом длиной 700 метров. И если мы не поймаем, эти 250 муксунов, по большому счету, воспроизводства не будет вообще. О естественном воспроизводстве речи вообще не идет. Муксун уже просто не идёт на места нерестилищ, а искусственное воспроизводство его надо поддерживать стрежевым ловом. Потому что по-другому рыбе неоткуда взяться. На совещании это прозвучало. Если подсчитать себестоимость муксуна, она, конечно, колоссальная, потому что затраты большие, но это надо делать!

 - То есть, ценные породы рыбы уже в ближайшее время могут исчезнуть из рыбодобычи?

 - На магистральные водоёмы рассчитывать не стоит. Полагаю, что муксун вообще через год-два будет в Красной Книге. Уже сегодня ловятся единичные экземпляры. Так же, как и осетры. Ситуация по искусственному размножению муксуна такая: рыбокомбинат ловит, инкубацию икры делает завод в Тобольске, а выпускают мальков в районе Батово. Рыба после этого не знает, где ее дом родной, и начинает путаться. На места исконных нерестилищ не идет.

 - Югорский рыборазводный завод выпустил в Иртыш первую партию мальков, на Ваш взгляд, это как-то скажется на улучшении ситуации?

 - Дело нужное и своевременное, но 5 тысяч особей на такой водоем даже не капля в море, а куда меньше. В этом году при большой поддержке городских властей мы начали проект по прудовому пастбищному рыбоводству. То есть мы разместили в озерах 3 миллиона личинок сырка. Пока мальки себя чувствуют неплохо, к осени прибавка в весе будет порядка 50-70 граммов, и это потенциал на будущее. Ханты-Мансийский и Кондинский районы имеют большие перспективы по этому направлению, потому что сырок при благоприятных условиях  вырастает до 1 кг 700 граммов. Качество рыбы в разы превышает речную, потому что вода в озерах кристально чистая. И продуктивность высокая и потенциал у озер есть, но требуются материальные вложения. На будущий год, я думаю, у нас уже появятся определённые наработки и понимание ситуации. Вообще в конце 70-х годов было зарыблено сырком масса озер автономного округа, в большинстве он очень хорошо рос. Потом поменялась система, и заниматься товарным воспроизводством рыбы перестали. Хотя в некоторых водоемах сырок остался и по сей день.

 -  Можно ли говорить, что в ближайших планах рыбокомбината - развивать товарное рыбоводство на базе озер?

 -  В этом году был конкурс первый раз на товарное рыбоводство, мы в нем участвовали, выиграли несколько лотов. Это первый шаг, а на будущий год, я думаю, 2-3 озера зарыбим. Сырок имеет свойства уже на второй год жизни давать икру. И если мы начнем ее брать - это станет большим шагом вперед. То есть у нас уже будет свой материал для воспроизводства. А это большая экономия, сейчас миллион икринок стоит - 200 тысяч рублей. Нам бы хотелось сотрудничать с Югорским рыборазводным заводом (г. Ханты-Мансийск). Пока же, материалы для разведения  мы покупаем в Тобольске. Если это можно будет делать на Югорском рыборазводном заводе, это станет громадным плюсом в нашей работе в целом. И отрасль от этого только выиграет.

Ресурс по выращиванию молоди у Югорского рыборазводного завода громадный, и потребность, если это правильно развернуть, в  товарном рыбоводстве очень большая. Надо понять: как это делается и для чего, чтобы почувствовать. И пилотный проект нашего рыбокомбината можно взять за основу, чтобы показать, как мы работаем, и что у нас получается. В перспективе - это просто хорошее вложение денег, от которого выиграют не только предприниматели, но и потребители: ведь  вкусовые качества такой рыбы просто уникальны.

- Спасибо за интервью.

Другие новости в рубрике Экономика

Добавить комментарий:

CAPTCHA