Вадим Исламудинов: «Поддержка бизнеса, особые экономические зоны и переселение помогут решить проблему моногородов»

ТЕКСТ: Екатерина Резанова

ФОТО: Артур Борисов

Вадим Исламудинов: «Поддержка бизнеса, особые экономические зоны и переселение помогут решить проблему моногородов»

Сейчас в Российской Федерации 342 города с монопрофильной экономикой. В Ханты-Мансийском автономном округе таких городов больше всего, - 16. Из них 11 (Сургут, Нижневартовск, Нефтеюганск, Когалым, Мегион, Нягань, Радужный, Урай, Лангепас, Пойковский, Покачи)  – официально признанные Министерством регионального развития Российской Федерации нефтегазодобывающие моногорода с совокупным населением более миллиона человек, а это 67 % населения округа.

Изменение темпов добычи нефти и газа, вероятно, отразится на темпах развития муниципалитетов Югры. Выживут ли они в условиях новой реальности, когда исключительно за счет добычи углеводородов развитую и многоплановую экономику построить непросто. Как решить, и можно ли решить, проблемы моногородов корреспонденту РИЦ рассказал заведующий кафедрой экономики ЮГУ Вадим Фаруарович Исламудинов.

 КТО: Вадим Исламудинов -  заведующий кафедрой экономики Югорского государственного университета, кандидат экономических наук, доцент. Окончил  Курганскую государственную сельскохозяйственную академию им. Т.С. Мальцева.  Кандидатскую диссертацию защитил в Челябинском государственном агроинженерном университете.  Победитель Курганского областного фестиваля - конкурса молодых ученых 1999 года, Конкурса грантов для молодых преподавателей благотворительного фонда Потанина в 2007 году. В 2009 году выиграл Грант Международного научного фонда экономических исследований академика Н.П. Федоренко. Является автором около 90 публикаций по широкой тематике.

Вадим Исламудинов: В первую очередь надо сказать, что сейчас нет устойчивого определения что такое «моногород».  Есть разные подходы к пониманию этого термина. В качестве рабочего можно взять критерий, что к моногородам относятся города, в которых не менее 20% трудоспособного населения занято на одном градообразующем предприятии.

По формальным признакам к моногородам можно отнести большинство нефтяных городов, многие из которых прекрасно себя чувствуют даже в сегодняшних непростых условиях. Но, надо понимать, что любой моногород находится в зоне риска, и когда-нибудь не избежит  стадии депрессивного развития.

То есть, город в настоящее время может процветать, бурно развиваться, но спустя определенное время проблема проявится.

 -  Существует мнение, что можно было обойтись и без моногородов, по крайне мере, в нефтегазовом секторе. Почему же они все-таки появились?

 - В России моногорода являются своеобразным наследством Советского союза  и их много на территории всех бывших советских республик, ныне стран СНГ. В Советском Союзе доля городов и рабочих посёлков, полностью ориентированных на обслуживание одного производства, доходила до 30-40 %. Они возникали двумя способами: первый - естественный, по типу  «золотой лихорадки», когда при нахождении ценного природного ресурса, – например, золота или нефти, в регион начинался активный приток трудоспособного населения, капиталов и так далее. Второй вариант, более свойственный экономике Советского Союза – административно-командный. Руководство определяло место для строительства нового завода и при нем уже начиналось развитие города, при этом часто людей не спрашивали, хотят они переезжать на новое место или нет.

В любом случае, эта проблема усугубилась ошибками в построении налоговой системы в 90-е годы, когда основные доходы городских бюджетов оказались в зависимости от налогов на заработную плату. То есть при возникновении проблем на градообразующем предприятии, бюджет города автоматически теряет свои доходы и уже ничем не может помочь.

 -Каковы признаки депрессивного развития моногородов?

- Главными признаками депрессии в моногородах являются рост безработицы и сокращение населения. Наибольшая безработица наблюдается в таких городах, как Урай,  Покачи, Радужный, Мегион и Пыть-Ях. Также в ХМАО-Югре 5 населенных пунктов, в которых население не растет или снижается: Мегион, Радужный, Пыть-Ях, Белоярский, Новоаганск.  На основе сочетания этих двух факторов можно однозначно выделить признаки депрессии в таких моногорадах как Мегион и Радужный. Пыть-Ях хоть и не входит в список моногородов, однако тоже имеет признаки депрессии.

 - Что же делать жителям моногородов?

- Города нашего округа не такие большие и рядом с ними находятся другие населенные пункты, в которые могут переехать жители моногородов и продолжить свою работу. В Мегионе, Радужном, Пыть-яхе наблюдается спад, но жители выбирают не отдаленные города для переселения, а  поближе, такие как Сургут, Пойковский  или едут на работу на Приобское месторождение. Я считаю, что в рамках нашего региона рабочая сила может спокойно перемещаться и тем самым проблема моногородов разрешается пока сама собой.

 - Можно ли классифицировать моногорода Югры?  

- В Югре появление моногородов, конечно же, связано с освоением месторождений нефти и газа, и поэтому больше половины окружных городов являются моногородами. Всю совокупность югорских нефтяных моногородов можно разделить на две подгруппы: «холдинговые столицы» (Сургут, Нижневартовск и Нефтеюганск) и «холдинговые провинции» (например, Урай и Лангепас ЛУКойла, Пыть-Ях и Пойковский - Роснефти). Не вписываются в такую классификацию только Когалым (это центр присутствия ЛУКойла в Западной Сибири, но для первой группы он все же маловат) и Мегион (это такой же величины город, единственный для Славнефти в округе, но сама Славнефть калибром поменьше названных структур).

- Многие такие города в России уже считаются «мертвыми», как решить проблему жителей  населенных пунктов, которые остались без предприятия – «кормильца»? Переселять?

 - Конечно, отрицать эту проблему нельзя, вопрос только в том, берет ли власть на себя ответственность за судьбу таких городов? Решение проблемы со стороны власти я вижу двумя способами:  первый - не «лечить» такие города и пустить все на самотек, в надежде, что моногород «рассосется» сам. Это западный, чисто капиталистический подход. Примером является ситуация в Детройте в США. Второй способ, который избрала Россия – взять ответственность за людей, за приглашенных специалистов, и попытаться решить проблему монопрофильных городов.  Этот подход соответствует модели «социального государства». Однако возможности бюджета ограничены, поэтому необходимо определиться со списком моногородов, которым будет оказана государственная поддержка. Так, из списка городов, которым оказывается государственная поддержка, были исключены города, относящиеся к нефтегазовому сектору. Причина в том, что в этом секторе экономики большого спада пока не наблюдается, хотя некоторые признаки депрессии есть.

 -Расскажите, подробнее о списке моногородов, которым оказывается господдержка.

 -В настоящий момент в этот список входят 342 населенных пункта, но Минэкономразвития предлагает сократить этот список. 48 моногородов получают господдержку сегодня. Однако около 20% выделенных средств не востребованы. Минэкономразвития РФ подготовило проект указа президента РФ, в соответствии с которым правительство РФ должно до 1 июля 2014года  утвердить порядок мониторинга за социально-экономическим положением моногородов, а с 2015-года - выделять средства из федерального бюджета на их поддержку.  

Согласно документу, моногородом может быть признано муниципальное образование, имеющее статус городского округа или городского поселения с численностью постоянного населения более 3 тыс. человек. Решение о признании муниципального образования моногородом может принято при соблюдении любого из двух условий - либо численность работников одного из промышленных предприятий моногорода составляет более 5 тыс. человек, либо более 20% экономически активного населения являются работниками единственного такого предприятия.

При этом поселения, в которых в соответствии с региональным законом находится представительный орган региона России, моногородом признаны быть не могут. В список моногородов попадут все закрытые административно-территориальные образования (ЗАТО). Для поддержки моногородов министерство предлагает частично распаковать так называемый антикризисный фонд — 349 млрд руб., заложенные в федеральном бюджете на 2014–2016 годы. По предварительным оценкам, в 2014 году на эти цели потребуется 50 млрд руб.

-А есть ли какой-то перспективный план перемещения рабочей силы в рамках ХМАО-Югры?

- Проблеме моногородов руководством Югры уделяется пристальное внимание. Так в «Стратегии социально-экономического развития Ханты-Мансийского автономного округа – Югры до 2020 года и на период до 2030 года» эта проблема упоминается неоднократно, и основным путем для ее разрешения признается развитие агломераций и кластеров. Агломерация как раз предполагает переориентацию потоков рабочей силы из депрессивоного города в более перспективный соседний город, то есть превращение моногородов в города-спутники со всеми вытекающими последствиями.  Также по распоряжению заместителя губернатора ХМАО-Югры Александра Кима все моногорода ХМАО-Югры разработали программы по модернизации своей экономики.

На мой взгляд, более серьезные проблемы  в  регионах, где из моногородов некуда переехать, чтобы работать дальше по той же специальности. Такие города необходимо расселять, а людей переквалифицировать.

 - Как перепрофилировать экономику?

- Согласно «Стратегии социально-экономического развития Ханты-Мансийского автономного округа – Югры до 2020 года и на период до 2030 года» решение проблемы моногородов осложняется тем, что, перефункционализация большинства из них ограничена в силу того, что производственная деятельность предыдущего периода полностью опиралась на сырьевые ресурсы территории, а разворачивание новых видов деятельности нерентабельно в силу низкой транспортной доступности территории, высокой стоимости всех ресурсов и ряда других причин.

 - Что мешает развитию моногородов? 

Во-первых,  комплексному инфраструктурному развитию территории мешает узкокорпоративный подход к созданию и использованию производственной инфраструктуры, в результате чего параллельное функционирование однородных инфраструктурных объектов создает дополнительную нагрузку на экологию.

Во-вторых, сохраняющиеся внутрирегиональные диспропорции развития, хотя постепенно и преодолеваются, продолжают оставаться существенными и определяют инвестиционные и миграционные приоритеты.

В-третьих, система расселения и пространственная организация ХМАО - Югры закрепляют в первую очередь сырьевую специализацию региона. Во многом этот процесс поддерживается вертикально интегрированными нефтяными компаниями, которые по объективным причинам заинтересованы в сохранении сугубо сырьевой специализации автономного округа, так как с экономической точки зрения им выгоднее развивать переработку углеводородного сырья за пределами региона, оптимально размещая производства по отношению к рынкам сбыта.

В-четвертых, формирование зон высокоорганизованной урбанистической среды жизни в крупных моносырьевых городах округа препятствует миграционному оттоку населения в регионы с более благоприятными природно-климатическими условиями. В результате в моносырьевых городах с незначительным потенциалом диверсификации экономики наблюдаются высокие темпы старения населения.

 - Какую помощь должна оказывать государственная и региональная власть  жителям моногорородов?

 - Для того чтобы оказывать поддержку жителям моногородов власть должна учитывать высокий уровень бюджетных затрат и вложений: инвестиций, специальных региональных программ и так далее.  Я думаю, что в масштабах страны государству выгодно переселять жителей,  например, на плохо освоенные территории Дальнего Востока, где есть потребность в рабочих руках.  У региональной власти, конечно, нет средств для переселения целых городов. Региональная власть может стимулировать диверсификацию, способствовать развитию в моногогородах каких-то других сфер деятельности, не обязательно именно промышленности, это может быть активная поддержка малого и среднего бизнеса. В этом случае со временем моногород сам по себе перестанет быть таким.

 - Развитие малого и среднего предпринимательства может решить проблему моногородов?

 - Да, различные программы поддержки бизнеса, льготные кредиты и инвестиции окажут влияние на дальнейшее развитие города. Благодаря малому бизнесу город становится самодостаточным, в нем создаются новые рабочие места, появляется спрос на товары и услуги, городской бюджет наполняется налогами. То есть имеет место так называемая «петля положительной обратной связи», когда малый бизнес и экономика города оказывают друг на друга положительное влияние. Этот путь уже себя оправдал во многих городах  развитых стран и Европейской части России. Но для того, чтобы этот путь развития моногорода состоялся, необходим особый настрой его жителей, своеобразный «местный патриотизм», то есть стремление оставаться в городе и развивать его.

Еще одним перспективным способом решения проблемы может стать создание особых экономических зон. Недавно депутаты предложили внести поправки в закон «об особых экономических зонах», раньше особые экономические зоны могла создавать только Российская Федерация, сейчас  предлагают, чтобы и у регионов было такое право.  Тогда регион в моногородах сможет создать особые экономические зоны – некие территории с пониженным налогообложением, практически нулевым впервые 5 лет.  И в эту зону можно будет привлекать и бизнес и инвестиции, в ней будут развиваться новые виды деятельности,  инновации, строительство и многое другое…

 

Другие новости в рубрике Экономика

Добавить комментарий:

CAPTCHA