Не панацея и не жульничество. В этом году югорские врачи с помощью пересадки стволовых клеток вылечили 10 онкобольных

ТЕКСТ: Айгуль Хабибуллина

Не панацея и не жульничество. В этом году югорские врачи с помощью пересадки стволовых клеток вылечили 10 онкобольных

Если ввести в любой интернет-поисковик словосочетание «стволовые клетки», то выпадет множество ссылок на «специализированные клиники», которые предложат с помощью «клеточной терапии» вылечить вас практически от всех болезней, а помимо этого вы забудете о простудах и аллергиях, будете спать по четыре часа в сутки вместо восьми, да еще и похудеете. Казалось бы, вот она – панацея, но так ли уж всесильны стволовые клетки? Разобраться в этом нам помог доктор медицинских наук, директор уникального для нашего округа учреждения – Югорского НИИ клеточных технологий с банком стволовых клеток – Владислав Рабинович.

Прозаическая правда о клетках

Глядя на небольшой двухэтажный домик в районе остановки «Мелиораторов», едва ли можно сказать, что в нем размещен научно-исследовательский институт клеточных технологий. Внутри есть всё необходимое для работы: лаборатории, оборудование, специальные емкости для хранения материала и прочее. НИИ выполняет довольно сложную, но далеко не самую необычную задачу: забирает у больных с онкологическими заболеваниями крови определенное количество стволовых клеток, очищает их, консервирует и хранит. Пока материал находится на хранении, пациенту в течение двух месяцев вводят специальные препараты, которые уничтожают раковую опухоль и, к сожалению, одновременно разрушают костный мозг – «фабрику» кроветворения. После этой процедуры в организм человека вводятся его же стволовые клетки, которые восстанавливают костный мозг и, соответственно, кроветворение в организме. Вот и всё.

«Стволовые клетки – действительно родоначальники всех органов и тканей нашего организма. Но из этого не следует, что можно взять эту клетку и вырастить из нее человека или какую-то его часть в виде печени, сердца, почек и так далее, – подчеркивает Владислав Рабинович. – Попытки это сделать пока еще ни к чему не привели. На сегодняшний день в практической медицине научились делать только одно – восстанавливать костный мозг. Это пока всё».

«Почему в Германии, а не у нас?»

Стоит отметить, что НИИ не занимается непосредственно лечением пациентов с онкологическими заболеваниями крови, только забирает и хранит материал. Лечение происходит в окружном гематологическом центре в Сургуте, где созданы необходимые условия для пребывания и лечения таких больных. В Ханты-Мансийске предусматривается создание подобного отделения, но пока на уровне замыслов и проектов.

НИИ был учрежден по инициативе окружного правительства два года назад, и финансируется за счет средств региона. Те функции, которые он выполняет, крайне востребованы, потому что ранее всех онкологических больных в округе приходилось везти на лечение в другие регионы страны, где делается, по сути, то же самое, что и сейчас у нас. В этом году, благодаря институту, было осуществлено 10 пересадок, а первая пересадка стала возможной менее чем через год работы учреждения.

«Во всем мире это давным-давно делают ежедневно, в обычном режиме, как и, к примеру, операции на удаление аппендицита. Другое дело, что, к сожалению, в России нуждающихся в этом лечении гораздо больше, чем возможностей его получить. В нашей стране люди с онкологическими заболеваниями крови обеспечиваются лечением менее чем на 10%, – отмечает Владислав Рабинович. – Поэтому мы часто видим в СМИ просьбы собрать денег для какого-нибудь ребенка, чтобы пролечить его где-нибудь в Германии. Непонятно только, почему это надо делать в Германии, а не у нас».

Научная работа

Помимо практической, институт, согласно своему названию, занимается и научно-исследовательской работой. Она заключается в разработке таких методов, которые позволили бы свести к минимуму случаи неудачных пересадок стволовых клеток. «Применяемый сегодня способ лечения – тоже далеко не панацея. Не всегда он дает положительный результат, а при некоторых заболеваниях в половине случаев и вовсе не приводит к успеху», – комментирует директор НИИ.

Масштабы реализации проекта пока небольшие; с декабря, однако, учреждение начнет создавать собственную донорскую базу. Времени для этого потребуется немало, так как для того, чтобы иметь возможность подобрать донора, нужен банк не менее чем на 20 тысяч человек. В данный момент ведется подготовка, проводится оснащение специальных лабораторий.

Пока бюджет округа не предусматривает выделения дополнительных средств на расширение деятельности НИИ, хотя очевидно, что потребность в этом есть. На основе той материально-технической базы, которая находится сейчас в распоряжении института, можно осуществлять около 20 пересадок стволовых клеток в год, но нужно больше. 

Другие новости в рубрике Медицина

Добавить комментарий:

CAPTCHA