Александр Точенов: «Высокое место в рейтингах не гарантирует спокойной жизни...»

ТЕКСТ: Служба информации РИЦ

Александр Точенов: «Высокое место в рейтингах не гарантирует спокойной жизни...»

На прошлой неделе губернатор Югры Наталья Комарова выступила перед Думой автономного округа с докладом, в котором подвела итоги деятельности регионального правительства в прошлом году. И поставила задачи на год текущий.

К слову, еще до этого выступления  губернатор четко расставила ориентиры перед правительством Югры на текущий и последующие несколько лет: диверсификация и переориентация экономики автономного округа из сырьевой в многопрофильную, активная поддержка югорских семей (от доступного и достойного жилья до увеличения объема строительства дошкольных учреждений и школ), здоровье, спорт, доступная и качественная медицина, а также  наведение порядка в миграционной политике, борьба с коррупцией, наведение порядка в ЖКХ и на дорогах Югры.

По окончании доклада его лояльно прокомментировали представители парламентских фракций. Общее впечатление – доклад соответствует действительному положению дел в Югре, а предлагаемые меры нацелены на решение накопленных десятилетиями проблем. В кулуарах говорили, что Комарова набирает очки и в новом «кремлевском» рейтинге наверняка поднимется вверх.

5.jpg

По мнению собеседника РИЦ Александра Точенова, вице-президента Института современной политики, рейтинг – не главное для губернатора. РИЦ задал Александру Точенову несколько вопросов про рейтинги, про компромат и то, как оценивается в экспертных кругах работа губернатора Югры.

- И все-таки, столько было разных рейтингов, но только тот, который разработан группой экспертов во главе с руководителем Фонда развития гражданского общества Константином Костиным, стал во многом определяющим, скажем так, для экспертного сообщества, руководства регионов и   Кремля.  Для кого написан этот рейтинг?

- Хороший вопрос. Во-первых, есть официальная система оценки деятельности высших должностных лиц в регионах, которая находится под наблюдением правительства и Президента. Критерии системы дорабатываются, меняются. С другой стороны, есть общество, которое тоже хочет знать, что происходит в регионах и федерации в целом. А есть еще и технологии  -  третья составляющая по позиционированию тех или иных должностных лиц со знаком «плюс» или  «минус», все зависит от того, кто и какие цели ставит. К реальной аналитической работе это никакого отношения не имеет точно также,  как и формирующиеся социологические опросы к социологии. Они только называются социологическими, а к социологии никакого отношения не имеют. Многое зависит и от того, кто и какие рейтинги делает. Все мы знаем случаи, когда рейтинги были ангажированными.

- А Вы сами,  как эксперт,  какому рейтингу склонны доверять?

- Более серьезным я считаю тот, который создал Фонд Костина, потому что там несколько разных составляющих, он более или менее объективен, нежели все остальные, и не столь сильно ангажирован.

- Составители этого рейтинга утверждают, что его объективность подтверждена и тем, что при его подготовке были использованы документы, ранее закрытые даже от экспертного сообщества. Это правда?

 - А почему нет? Вполне возможно, что для этого рейтинга использовались не только различные методики, но и различные материалы, которые придают рейтингу весомость.

- Неужели президенту для того, чтобы принять решение о состоятельности того или иного чиновника, нужно смотреть на позиционирование чиновника в том или ином рейтинге?  Или есть какие-то другие критерии?

- Любое лицо, принимающее решение, старается собрать как можно больше информации о предмете принятия решения. Старается брать разностороннюю информацию. Естественно, у президента есть разные источники получения информации. Те критерии, которые оценочные, официальные, это первое. Есть различные спецслужбы и аналитические службы, и почему тогда не могут быть источником и разные рейтинги? Вполне возможно. Я далек от мысли, что президент принимает решение только на основании какого-то рейтинга, кто бы его ни делал, потому что это комплексная работа

- Тогда  для кого рейтинг является меседжем?

- Для самих губернаторов, региональных элит. Правда, нужно сразу смотреть, какой это рейтинг, смотреть степень его ангажированности. Если это такой рейтинг, как готовит Фонд развития гражданского общества, то это «звоночек» для региональной власти, потому что эксперты Фонда  делают этот рейтинг на основе разных показателей, и вам есть над чем работать. Находиться вверху рейтинга очень тяжело, потому что нужно все время удерживать свое высокое место, в то время, как тебе на пятки наступают вчерашние рейтинговые «двоечники».

- Если поступает рейтинговый «маячок», что дальше?

- А дальше надо работать. Потому что мы не знаем, каковы другие источники, которые есть у президента, что они ему сказали, какая информация поступила. Может быть, там есть информация, о которой не знают составители рейтингов. Как это случилось совсем недавно с губернатором Новосибирской области, чуть ранее с Лужковым или еще раньше с главой НАО Бариновым, который после утраты доверия получил реальный срок. Поэтому нужно реагировать и понимать, что все это не просто так. Так же, когда начинаются разные информационные атаки. Но все это не основное. Основное – первое лицо, которое принимает решение.

- Но  если посмотреть по рейтингу, то новосибирский губернатор на самом краю не был...

- Я же вам говорю, что для нашего первого лица, рейтинг – источник информации не главный. Один из, но есть и другие источники информации, которые анализируются. Есть пример – Никита Белых: кто ему только отставку не прочил. Все ставили, что его не переназначат. Видные политологи говорили об этом, но забыли коллеги о том, что президент сказал: «Ну что Белых, не лучше и не хуже, чем другие губернаторы». И Белых был оставлен, хотя в рейтингах Белых очень склоняли. А вот с Юрченко (губернатор Новосибирской области – прим. ред.) обратная ситуация получилась.

- Да, по Юрченко сейчас компромата вылезло огромное количество…

- Видимо, у президента он был намного раньше.

- Немного по рейтингу. Сейчас много говорят о том, что первое место губернатора ЯНАО Кобылкина не совсем правильно. Например, один ваш коллега заявил, что ближе к первому месту должны быть губернаторы регионов, которые не привязаны к добыче углеводородов. Ну, например, губернатор Белгородской области. Почему именно Кобылкина «вытянули» на первое место?

- Можно и с этим согласиться, но создатели этого рейтинга поступили так, не став обращать внимание на специализацию региона. Гораздо важнее то, в каком состоянии губернатор принял регион и куда он его ведет, какие у данного губернатора социально-экономические показатели региона. Вот уйдет Савченко, и кто-то придет на хорошую стартовую площадку, но как он будет регион развивать?

- От Кобылкина  - к нашему губернатору Наталье Комаровой. Она входит в первую группу губернаторов с очень высоким рейтингом. На прошлой неделе она выступала перед депутатами окружной Думы с докладом об итогах работы правительства Югры в прошлом году. Она предельно лаконично обрисовала ситуацию с бюджетом, с тем, как будут решаться накопленные проблемы. И  Вы знаете, у оппозиции  во время обсуждения доклада вопросов по существу к Комаровой не было. Неужели все настолько хорошо в Югре и у нашего губернатора?

- На самом деле у губернатора Комаровой всё хорошо: она работает, работает нормально, стабильно. Не только обеспечивая бесперебойную добычу углеводородов, но и развивая регион в других направлениях. Жители Югры и депутаты это прекрасно видят, поэтому и не задают вопросов, понимают: всё идет нормально. Были на нее какие-то нападки в прессе, но вот бывают, к сожалению, заказные вещи. В этом случае кто-то решил тоже поиграть -   вкинули компромат и стали ждать: вот идет период отставок, мы сейчас сделаем гадость, вбросы, вдруг получится. Не получилось. Но Наталья Владимировна правильно ко всему отнеслась: работает, показывает результат, говорит о недоработках, устраняет их и работает дальше. 

Другие новости в рубрике Политика

Добавить комментарий:

CAPTCHA