Наталья Комарова: «ХМАО является одним из лидеров по объему инвестиций, привлекаемых на территорию»

ФОТО: Артур Борисов

Наталья Комарова: «ХМАО является одним из лидеров по объему инвестиций, привлекаемых на территорию»

Сегодня губернатор Югры Наталья Комарова дала пресс-конференцию журналистам, собравшимся в пресс-центре информационного агентства «Росбизнесконсалтинг». Наталья Владимировна ответила на вопросы московских журналистов и пользователей сайта www.rbc.ru.

Вопрос: Наталья Владимировна, в этом году в Югре произошло историческое событие - добыта 10-миллиардная тонна нефти. В прессе встречаются разные взгляды на будущее региона, но всех волнует вопрос: сколько еще лет Югра будет оставаться нефтяным регионом?

Н.Комарова: Вы не поверите - и нас он волнует. Так же, как и просто любопытных, и специалистов в этой сфере. Я полагаю, что 10 млрд тонн нефти - это не только югорское достижение, которое имеет значение только для Югры, но российское и даже планетарное достижение. Немногие страны могут таким объемом добычи похвастаться, что сделал один регион.

Получается так, что мы вступаем на сегодняшний день во вторую часть. Эти 10 млрд т мы добыли почти за 50 лет. По оценкам специалистов (они самые разные, но тем не менее, порядок цифр так или иначе сходится), потенциал в 100 млрд т у Югры есть. Из них, если оценивать сегодняшние возможности и технологии добычи нефти, то это 20 млрд т. То есть еще 100 лет можно смело заниматься этой работой. При этом необходимо понимать, что чем выше уровень передела сырой нефти, чем инновационнее технологии, с помощью которых она добывается, тем дольше срок жизни любого месторождения и, следовательно, возможности использовать ресурсы, которые заложены в недрах. Поэтому в настоящее время мы будем с вами говорить о том, что заниматься есть чем. Наиболее изученная часть региона - центральная, но и там специалисты говорят о 70% только знаний этой территории. Есть западная и восточная (так называемые "уши") - там вообще до 30% изученности территории. Поэтому полагаю, что до тех пор, пока человечеству нужна нефть как энергоресурс, в понятной перспективе получается, что с этой компетенцией мы не будем расставаться как территория, как специалисты в этой области.

Вопрос: Сколько составит добыча углеводородов на территории округа по итогам года? Какова динамика добычи? Планы на 2013 год?

Н.Комарова: Исходя из данным нефтяных компаний, мы ожидали получить 258 млн т. Динамика добычи в этом году этих же специалистов нацеливает на то, что будет больше – до 260 млн т нефти. Будем надеяться. Это связано с ростом объема эксплуатационного бурения. Судя по всему, это основной фактор, который повлиял на то, что около 260 млн т будет добыто. На 800 тыс. метров увеличен объем лицензионного бурения.

Вопрос: Какой объем инвестиций необходим в предприятия ТЭКа, расположенные на территории ХМАО в среднесрочной перспективе для поддержания уровня добычи и освоения новых месторождений?

Н.Комарова: Это трудный вопрос. Эксперты по-разному оценивают ситуацию. Если ничего не менять, 1,5-2% ежегодного снижения добычи нефти с учетом состояния каждого месторождения и уровня технологического оснащения и способов и методов добычи, по разным оценкам, надо 500 млрд руб. Следовательно, если мы хотим, чтобы ситуация менялась, нужны другие объемы инвестиций.

Вопрос: Сколько составит уровень утилизации попутного нефтяного газа (ПНГ) по итогам 2012г.?

Н.Комарова: Мы очень рассчитываем на то, что выйдем за 89%, в прошлом году мы дошли до уровня 85,3%. Это высокий уровень утилизации ПНГ, но ниже, чем тот, который поставлен как норма государством, – 95%. По состоянию на 1 января 2012г. нефтяники должны были достигнуть такого уровня утилизации ПНГ.

При этом замечу, что названная мною цифра на уровне 89% по итогам текущего года, безусловно, должна быть обеспечена, это крайне важный вопрос. Он имеет значение как для нефтяников, так для жителей ХМАО, с учетом существенного негативного влияния на окружающую среду. И потребитель заинтересован в этом ресурсе. Сегодня существует все больше методов и способов переработки этого ресурса, получения полезных товаров из него.

Вопрос: Как жители нефтегазового округа относятся к переводу транспорта с бензина на газ?

Н.Комарова: Мне кажется, что это общее настроение потребителя. С одной стороны, есть знание того, что это вид топлива более привлекательный с точки зрения экономики. С другой стороны, автопроизводители не производят такого рода автомобили в широком формате. Оборудование, которое требуется для переоснащения автомобиля, дорогое – это десятки тысяч рублей, само оборудование тоже стоит несколько десяткой тысяч. Это стоит дорого. У нас всего чуть больше двух десятков газозаправочных станций на территории ХМАО, и известно, что мы одни из лидеров по количеству автомобилей на человека в стране. Поэтому здесь история взаимоисключающая, и в этом отношении мы решили двигаться через государство. Мы создали специальный совет, который занимается только этим вопросом. Включили туда специалистов из муниципалитетов, автотранспортных предприятий, а также тех, кто будет готов развивать систему газозаправочных станций. Мы попробуем начать с муниципального автотранспорта, вложиться бюджетными средствами в переоснащение транспорта общего пользования. Забрав на бюджет часть расходов, связанных с этими вещами, тем самым снизить уровень затрат населения на эти цели, инфраструктура будет создана, кадры подготовлены. Объем закупок повлияет на его стоимость, простимулируем разработчиков технологий и оборудования на то, чтобы оно было максимально инновационным и более доступным, вошедшее в тираж и выпускаемое в больших объемах. Таким способом, может быть, попробуем.

С.Рюмин (Москва): Нуждается ли экономика Югры в иностранных инвестициях или Сибирь для зарубежного инвестора по-прежнему медвежий угол?

Н.Комарова: А разве инвестиции пахнут? В этом случае не важно, будут ли это иностранные или отечественные инвестиции. Важно, чтобы инвестиций было много, и они шли в разные направления.

Поэтому мы примем иностранные инвестиции с удовлетворением, наш портфель инвестиционных предложений не маленький, больше 70 проектов, и стоят они по ориентировочным оценкам свыше 800 млрд руб. Поэтому пусть будут инвестиции и в долларах, и в евро, и в рублях. Кстати, энергоблоки на Сургутской ГРЭС-2 – с участием иностранных инвестиций, а Няганьская ГРЭС вообще за счет финской компании строится. Она сама инвестирует все в полном объеме. Нефтяная и газовая отрасли требуют умных технологий. Деньги приходят. Иностранцы заинтересованы в том, чтобы вкладывать свои финансовые ресурсы вместе со своим продуктом. У нас на территории ХМАО 8 газоперерабатывающих заводов, и в этом году впервые за последние 30 лет были введены в эксплуатацию два новых завода, построенные с участием иностранных инвестиций. Они интересны тем, что эти мощности расположены непосредственно на месторождениях, утилизируется 600 млн т газа в год, и использовались современные экологические технологии в организации этих утилизирующих нефтяной газ мощностей.

Вопрос: Сколько составят по итогам 2012г. суммарные штрафы для нефтяников, работающих в ХМАО, за нерациональное использование нефтяного попутного газа?

Н.Комарова: Я помню, что в прошлом году это было свыше 350 млн руб. В 2012г. эта сумма будет существенно больше ввиду того, что 1 января 2012г. не достигнут показатель 95%, и наступает другой уровень расплаты. Это миллиарды рублей. Эти штрафы делятся между тремя уровнями бюджета: 20% - в федеральный бюджет, по 40% - в региональный и местные бюджеты. Вот такая история. Штрафы в этом году у нас будут очень высокие, поскольку вступило в силу постановление правительства РФ, которое увеличило наказание за ненормативное количество сжигаемого газа.

С.Павлова (Советский, Югра): Почему в Европе жить в деревянном доме считается престижным, а у нас это пока жилье второго сорта? ХМАО активно занимается деревянным домостроением. Какие наработки есть в этом плане?

Н.Комарова: Если отбросить ментальность, она негативна в отношении деревянного жилья, я говорю о Севере - Югре, Ямале. Было время, когда очень активно целые микрорайоны застраивались деревянными многоквартирными домами типовой архитектуры. Но использовались небезопасные технологии строительства. Они горели, они горят. В этой связи важно найти способ поменять отношение человека к этому. Мы сейчас настроены на то, чтобы внедрять деревянное домостроение в частном секторе, тогда можно подумать об индивидуальном планировочном решении. Плюс – современные технологии по производству конструкций домов или целых домов (последнее, кстати, пользуется большим спросом). 8 декабря у нас в связи с днем рождения ХМАО традиционно проходит выставка товаров, которые производятся в Югре. И мне показали проект в Ханты-Мансийске, там целый квартал одно- и двухквартирных деревянных домов, который влет разошелся среди потребителей, производитель был очень доволен собой и тем, как прошел этот проект. Такие решения, которые меняют отношение потребителя, и должны, прежде всего, использоваться, чтобы мы по-другому на это смотрели. Плюс очень важна доступность. Хотя в Европе деревянные, то есть экологически чистые, дома - это дорогое удовольствие.

Вопрос: В последние годы в округе идет интенсивное строительство новых энергоблоков. В связи с этим возникает вопрос, насколько велика сейчас потребность региона в новых энергомощностях и не окажутся ли они уже в ближайшее время невостребованными?

Н.Комарова: Ну, что я могу сказать. Это наша вторая компетенция - добыча нефти и производство электроэнергии. Мы на сегодняшний день занимаем первое место в РФ по этим двум видам деятельности.

Замечу, что еще в 2010г. три региона в автономном округе (Нефтеюганский, Нижневартовский и Когалымский) находились в зоне энергодефицита. Сначала Нефтеюганский и Нижневартовский и в I квартале следующего года Когалымский наконец-то выйдут из этой зоны. И мы хотя бы в автономном округе, производя электроэнергии больше, чем это требуется для экономики ХМАО, будем спокойны в отношении надежности поставок электроэнергии для нужд населения и промышленности непосредственно на территории автономного округа. Все остальное мы продаем. Мы продаем электроэнергию на Ямал. После пуска энергоблока Няганьской ГРЭС, ввода энергоблоков на Сургутской ГРЭС-2 (введены летом этого года), третьего энергоблока Нижневартовской ГРЭС, который находится в стадии строительства, электроэнергия от них будет востребована Томской областью и Свердловской областью. Сейчас рассматривается вопрос включения в инвестиционную программу Федеральной сетевой компании строительства высоковольтной линии, которая даст возможность забрать часть вырабатываемой электроэнергии в Свердловскую область.

Вот такие планы. Так что то, что происходит, востребовано. И это вещь довольно рыночная и затратная. Никто не будет вкладывать инвестиции в продукт, который не востребован на рынке. Так что мы пока нужны. И себе, кстати, тоже. 8 лет у нас не увеличивались мощности по генерации электроэнергии, а за это время наши собственные потребности выросли в разы.

Вопрос: Предполагается ли строить платные дороги на территории округа?

Н.Комарова: У нас очень мало дорог, если их еще и делать платными, то это вряд ли будет целесообразно и нормально воспринято людьми. Тем не менее у нас есть один проект, который, как мы полагаем, может быть использован как альтернатива. В Сургуте есть один мост через Обь, но он перегружен, мы заказали работу по расчету инвестиционной привлекательности проекта строительства второго моста, и когда мы получим результат расчетов, я думаю, будет позитивный вывод. Это будет альтернатива, можно будет рассмотреть возможность взимания платы. Мы уверены, что найдем инвестора для этого проекта. И этот мост может оказаться первым опытом платной эксплуатации участка дороги на территории ХМАО.

А.Загуменов («Интерфакс»): Какие реальные меры правительство округа планирует для поддержки лесопромышленного комплекса Югры? Рассматриваете ли Вы лес как альтернативу «большой нефти»?

Н.Комарова: Не хотелось ни тех, ни других обижать и понижать, поэтому трудно сказать про альтернативу. Просто по стоимости и по объемам это несопоставимо. Но как сам вид деятельности - это, безусловно, то, что можно назвать альтернативой.

Что проблематично в настоящих условиях в ХМАО в отношении лесопромышленного комплекса? Практически все мощности государственные, а отрасль должна развиваться, и это, в том числе, ввиду того, что она довольно старого года рождения и поэтому нуждается в инвестициях, и, как понятно, вкладывать в это прямым рублем из бюджета государства крайне затруднительно, вообще практически невозможно.

Тем не менее, мы ввели и используем, на мой взгляд, довольно серьезные меры господдержки. Это субсидирование предприятий в отношении погашения части процентной кредитной ставки (мы очень широко это применяем). Мы рассматривали субсидию как поддержку производства древесно-волокнистых плит. Заинтересованы были именно в этой продукции, потому что рынок требует, и у нас есть мощности. А поскольку они нуждаются в инвестициях, мы постарались просубсидировать их в этом году и в следующем году.

Кроме того, мы предполагали дополнить набор мер государственной поддержки лесопромышленного комплекса за счет того, чтобы вкладывать, инвестировать в строительство так называемых лесных дорог. Дело в том, что у нас, например, максимально богатый лесными ресурсами - Нижневартовский район, но он практически без транспортной инфраструктуры. Советский район - там есть инфраструктура, но лесные ресурсы очень сильно истощены уже из-за многолетних экстенсивных лесозаготовок. Поэтому эти меры поддержки, связанные с развитием лесных дорог, для нас актуальны.

Вообще площадь территорий, занятых в автономном округе лесами, сопоставима с территорией всей Швеции. И ресурс как таковой, безусловно, присутствует. Плюс он возобновляемый, что очень интересно. Плюс есть опыт целого ряда государств, которые, собственно говоря, на этом живут всем государством. Поэтому отказываться от этой возможности мы не будем ни в коем случае. Нам важно найти правильную технологию распоряжения этим ресурсом.

Е.Забелло (РИА "РБК"): Каково Ваше отношение к идее создания на территории округа нефтехимических кластеров с использованием ПНГ?

Н.Комарова: Мы крайне заинтересованы в развитии нефтегазопереработки в ХМАО. Большие мощности создавать или локальные – это вопрос рынка.

Е.Забелло: Но какие-то компании приходили к Вам, обращались?

Н.Комарова: Я уже говорила, в этом году было построено два газоперерабатывающих завода впервые за последние 30 лет. Они расположены на небольших месторождениях, что хорошо. Это вопрос рынка: продукция, потребитель, логистика этого вида товара. ПНГ уже используется в энергетике, строятся станции с использованием газа для выработки электроэнергии. Нефтяникам тяжело заниматься ПНГ, потому что в трубу их не пускает Газпром, в энергосети – РАО ЕЭС. Поэтому самое простое и выгодное – это нефтегазохимия. Сжигать становится невыгодно, дорого приходится платить. Поэтому ищутся возможности производить востребованный на рынке товар, а также товар, который логистически выгодно реализовать. Поэтому интересные вещи мы рассматриваем на площадке нашего инновационного технопарка. Еще 12 предприятий мы создаем в наших образовательных учреждениях, у нас есть один проект со Сколково, мы предполагаем создание технологических решений и проектов, которые будут отвечать на вопросы, которые вы сейчас задаете. В том числе технологии перевода газа в синтетическую нефть. Есть такие разработки, мы ведет такую на площадке Сколково. Надеемся, что это будет востребовано инвесторами, в том числе иностранными.

Это не простой вопрос, большие мощности нефтегазохимических проектов – это большая нагрузка на экологию. И инвестиции очень серьезные. Они также должны быть с колоссальным заделом на завтра, надо не только успевать за развитием технологий, но и опережать их. И это тоже стоит денег. Должна быть создана система от научной разработки до потребителя. Поэтому современные небольшие мощности, которые можно легко переоснастить, переориентировать на другие виды товаров, которые могут оказаться востребованными здесь и сейчас в больших объемах, мне кажется, за этим будущее.

Вопрос: Ранее Вы заявляли о том, что не менее 50 коп. от каждого рубля дополнительного дохода в бюджет 2012г. будет направлено в жилищное строительство. Удалось ли сделать намеченное? Какова обеспеченность жильем в округе сегодня?

Н.Комарова: Вы более креативно это сказали, я про 50 копеек из рубля не говорила, но мы говорили о том, что не меньше половины всех дополнительно поступающих в бюджет автономного округа ресурсов, кроме запланированных, должно распределяться на жилье. Но можно так креативно сказать, как Вы сказали. В принципе эту тенденцию, по предварительным расчетам, мы так или иначе выдержали. У меня из последних цифр есть суммарный объем средств, который был запланирован на реализацию наших двух основных программ по строительству - улучшение жилищных условий населения ХМАО и содействие развитию жилищного строительства. Так вот, оно выросло в течение года в 2,4 раза - 18,8 млрд руб. мы планировали в начале года, сейчас эта цифра доросла до 45 млрд руб., в том числе за счет окружного бюджета - соответственно 7,1 млрд руб. и 14,5 млрд руб. Основная часть этих средств - это ипотека, 26 млрд руб. с учетом нашей государственной поддержки, помощи по участию в погашении расходов граждан на выплату процентов за пользование ипотечным кредитом.

Есть такая мера влияния на активизацию жилищного строительства, как выделение денег муниципалитетам из окружного бюджета на выкуп жилья 70-процентной готовности и выше в населенных пунктах, которые немногочисленны по количеству населения (5 тыс. человек и меньше). Туда тяжелее затянуть инвестора, и там мы позволяем муниципалитетам приобретать жилье 50-процентной готовности и выше.

Дальше. Мы выделяем 4,7 млрд руб. на жилищную программу по обеспечению жильем молодых семей и 1,7 млрд руб. на снос вагон-городков. Для нас это тоже чувствительная тема.

Вот такие денежки мы запланировали, и получается так, что в целом это и сходится на том подходе, который Вы сейчас назвали.

Но при этом замечу, что объем накопленных невыполненных обязательств муниципалитетов по обеспечению граждан жильем остается очень большим. У нас ниже среднего по РФ обеспеченность жильем - 19,2 кв. м на человека. У нас на 1 января 2010г. 2 млн кв. м жилья, которое нужно сносить, 10 тыс. вагончиков. Рынок нелегальный не останавливается, тут очень жесткие меры придется принимать, когда мы будем реализовывать муниципальные программы, связанные со сносом вагон-городков. В очереди на социальное жилье на 1 января 2010г. у нас было зарегистрировано 55 тыс. человек. Это колоссальный объем, и этих денег, о которых я говорила выше, явно недостаточно. Мы крайне заинтересованы в том, чтобы приходили инвесторы. И повышаем заработную плату в бюджетной сфере, чтобы люди могли самостоятельно решать эту проблему. Мы работаем, в том числе, над тем, чтобы снизить стоимость квадратного метра жилья на территории ХМАО - она абсолютно необоснованная, реально спекулятивная.

Ведущий: Вы можете ее назвать?

Н.Комарова: Я могу назвать - она от 42-43 тыс. за квадратный метр и до бесконечности. У нас нет еще и культуры е подсчета. Редко учитывают стоимость коммунальной инфраструктуры на квадратный метр. В отношении тротуаров, уличных проездов, детских садов и школ вообще никто не запаривается. Если все это считать - то беспредельно. У нас, чтобы построить детский сад, одно место стоит 1 млн руб. Есть чем заниматься. До прошлого года стоимость квадратного метра жилья росла до 20%. Сейчас мы всеми силами пытаемся сдерживать эти темпы. Есть надежда, что в конце концов достигнем объема нового строительства такого, который повлияет, в том числе, и на установление реальной стоимости квадратного метра.

Вопрос: При строительстве дорог в ХМАО используются новые технологии. Можно уже говорить о том, что они оправдали себя? Или говорить о том, что за счет использования инновационных материалов снизились расходы на ежегодный ремонт, пока рано?

Н.Комарова: Рано. Мы в прошлом году заключили соглашение с компаниями ТЭКа, которые работают на нашей территории (СИБУР, «Газпромнефть»), для совместной работы в отношении предложенных ими технологий и материалов, которые можно было бы использовать в дорожном строительстве. Они повлияли бы и на срок эксплуатации, и на износ автомобильных шин (что очень привлекательно для автовладельцев), и на понижение шума при движении автотранспорта на 6-8 Дб, по расчетам. Эти два предприятия предложили нам полимерно-битумные вяжущие материалы и геосинтетику.

Мы сделали уже одну из дорог до поселка Тундрин в Сургутском районе, но нужно еще какое-то время для того, чтобы исследования по эксплуатации этого дорожного полотна дали подтверждение того, что в данном случае применение таких современных добавок к материалам, которые используются для устройства дорожного полотна, - это то, что нужно.

На Западе, по крайней мере в отношении полимерно-битумного вяжущего материала, есть статистика, что этот материал до 20% замещает традиционный битум при дорожном строительстве. Так что будем надеяться, что этот проект пройдет успешно и мы сможем использовать технологии, которые дадут нам возможность не присаживаться на эту тему каждый день и максимально усилить наши планы по строительству новых дорог. Для нас это крайне важная тема - очень большая территория, много населенных пунктов, и больше 100 из них находятся в труднодоступной зоне.

Вопрос: Вы активный пользователь соцсетей. Что это дает Вам как главе региона?

Н.Комарова: Несмотря на то, что я еженедельно провожу прием по личным вопросам, не говоря уже о том, что я часто езжу и всегда в поездках встречаюсь с людьми, многие люди воспринимают этот канал как возможность прямого диалога, влияния на меня или донесения информации, которую они считают необходимой. Я поддерживаю людей в этом отношении. Если им удобен такой формат, значит, несмотря на опасности, связанные с пребыванием и работой в Твиттере, пока я держу эту площадку.

Люди пишут обо всем. Иногда остаются неудовлетворенными, иногда довольны тем, как завершилось наше общение. Это эффективный канал прямого диалога губернатора и простого человека. Пусть иногда не реального, а виртуального человека. В любом случае, понятно, что есть живые люди, которые хотели бы об этом спросить, которые так думают, и твой ответ всегда доходит до потребителя.

Вопрос: Как сегодня развиваются традиционные для малых северных народов промыслы - рыболовство, оленеводство, сбор дикоросов?

Н.Комарова: Мы действительно уделяем большое внимание этой отрасли экономики, не получая особых дивидендов в экономическом смысле. Хотя в отношении этносбережения, этносохранения целых народов (ханты, манси, ненцев) - это вещь, которой нельзя не заниматься. Именно поэтому мы тратим на это деньги не жадничая. В этом году мы свыше 170 млн руб. направили на развитие территорий традиционного природопользования.

Вопросы, связанные с добычей и переработкой рыбы - здесь все связано. Добыча или сбор и обязательно переработка. Это одни из самых важных направлений нашей работы для того, чтобы сохранить народ, для того, чтобы сохранить его культуру, язык и традиции.

В отношении оленеводства, тьфу-тьфу-тьфу, все идет более-менее по плану. У нас не очень большие цифры, особенно по сравнению с Ямалом, например, где поголовье оленей - 700 тыс. У нас сегодня 36 тыс., а емкость наших пастбищ не превышает возможности прокормить 47 тыс. голов. Тем не менее, мы работаем над тем, чтобы добиться этого поголовья, потому что нам крайне важно занять людей, чтобы они занимались традиционными видами деятельности. Например, если говорить о показателе оленины, ежегодно на 40% у нас прирастает объем. А это занятые люди, занятые тем видом деятельности, который сформировал как таковой этнос, культуру, традиции.

Вопрос из зала: Насколько я понимаю, у вас есть большая потребность в арендном жилье. В этом направлении что-то решается?

Н.Комарова: Да, есть потребность. Еще раз обращу внимание на цифры, которые я назвала выше, касающиеся аварийного жилья и очередей. Мы практически подготовили всю нормативную базу, чтобы это направление стало интересным. Перед отъездом в Москву я разговорила с одним из людей, которые заинтересовались как инвесторы в этих проектах и готовы заниматься этим. Кроме того, в программе правительства РФ предусмотрена такая мера стимулирования строительства жилья эконом-класса за счет возможности получения инвестором бесплатного земельного участка. И мы будем максимально это использовать для таких нужд. Когда мы готовили концепцию развития арендного жилья, мы выявили следующее: нелегальный рынок существует, и мы выявили необходимость того, чтобы плата за арендное жилье была ниже процентов на 30 от того, что сформировалось на спекулятивном рынке, иначе он в принципе не пойдет.

Если брать на сегодняшний день, мы можем говорить о том, что единственный потребитель арендного жилья - это те, кто работает в бюджетной сфере, или специалисты, которых мы будем приглашать для работы в социальной сфере - здравоохранении, культуре, образовании. Но на самом деле арендное жилье в принципе, по его идеологии, не для этой категории людей, а в принципе - чтобы обеспечить конституционное право человека на выбор, где ему жить. Когда ты знаешь, что в любом месте РФ, где ты хочешь жить, где тебе понравилась работа, где тебе понравились климатические условия, где будут учиться твои дети, еще по каким-то причинам, - ты свободно найдешь комфортное, качественное, обустроенное жилье. Это то, к чему нужно стремиться.

Мы идем на этот проект и предоставляем государственную площадку. У нас есть жилищное агентство, появился еще частный инвестор, и мы запускаем его на этот проект по арендному жилью.

Вопрос из зала: Вахтовики, которые приезжают, нефтяники - они не относятся к той категории, которая может воспользоваться преимуществами этого вида арендного жилья?

Н.Комарова: Я не сказала об этом. В принципе, да, это тоже народонаселение, приглашенные специалисты, которые захотят сюда приехать. Но, как правило, сами нефтяные компании создают вахтовикам условия для проживания, общежития. Но если мы предложим правильную альтернативу, то нефтяникам не нужно будет отвлекаться, строить жилье и содержать его, когда местные власти создадут такой жилой фонд, в том числе и для этого. Компании могли бы арендовать этот жилой фонд. Это тоже направление совместного инвестирования, муниципального и частного.

М.Ефремова (РБК-ТВ): Вчера было послание президента, и он в нем очень много говорил о развитии регионов. Как Вы считаете, в Вашем регионе после этого послания что может измениться? Может, это инфраструктурные проекты или еще что-то? И, как Вы считаете, о чем не было сказано?

Н.Комарова: Ну что Вы. Если президент посчитал сказать нужным в послании именно то, о чем он сказал, значит, это было обдуманно. Президент назвал стратегические направления. Дальше локализовывать, расширять, сужать для конкретного региона, для конкретного муниципалитета, для конкретной отрасли - это уже вопрос исполнителя. При этом была сказана еще одна важная вещь - что все участники должны быть ответственны за то, что им будет определено в зависимости от того, кто из нас чем занимается, либо, если речь о бизнесе, - за те обязательства, которые он на себя примет. Когда есть связка между тем, что каждый из нас знает и понимает ответственность за то, что он на себя взял, вот тут и результат, о котором Вы говорите.

Что из того, что было сказано, ложится на наш регион? Все. Это зависит от таланта восприятия и желания взять на себя одну или все задачи, о которых упомянул президент. Кстати, в том числе было сказано о жилищной проблеме, а для нас это вопрос вопросов. Но мы не сможем решить его, если одновременно не будем повышать заработные платы в бюджетной отрасли, о чем тоже говорил президент, если одновременно не будем заниматься инфраструктурными объектами, если не будем заниматься агропромышленным комплексом.

Вы не поверите, хотя мы и не считаемся благоприятной территорией для занятий сельским хозяйством, но мы им занимаемся, потому что это рабочие места, потому что это сохранение деревни. А как для ханты, манси и ненцев олень, так для русских - деревня. А деревня - это сельское хозяйство. Поэтому мы будем этим заниматься в любом случае.

М.Ефремова: Ну, а в первую очередь что будет меняться? Какие основные направления для изменений?

Н.Комарова: Меня сегодня спросили: «Президент сказал, что хватит жить на ТЭКе - будем жить по-другому». А мы будем жить в том числе на ТЭКе или в первую очередь на ТЭКе, потому что это наша мировая компетенция, и для того, чтобы не жить на ТЭКе, надо давать возможность развиваться ТЭКу. Да, ресурсы нужны для того, чтобы не жить на ТЭКе. Сегодня, завтра и еще много лет это югорский ТЭК, и у нас нет возможности отказаться в одну минуту от того, что мы делаем. И даже не в одну минуту, даже несколько десятков лет мы не будем от этого отказываться, потому что то, что мы делаем, требуется народонаселению мира. Мы 7% от общемировой добычи нефти добываем. Только две страны могут сравниться с нашими региональными возможностями, США в том числе.

А.Жундриков («Интерфакс»): Сколько было привлечено инвестиций в уходящем году? Какие объемы планируются в следующем? В каком объеме планируется поддержка высокотехнологичных отраслей?

Н.Комарова: ХМАО является одним из лидеров по объему инвестиций, привлекаемых на территорию. Это связано, прежде всего, с нашей работой, это ТЭК. Я уже называла проекты, в которые так или иначе были привлечены инвестиционные ресурсы. В проекты по утилизации ПНГ за три года было инвестировано 104 млрд руб., плюс 44 млрд будет вложено в следующие два года. Мне кажется, что, когда мы говорим об инвестициях, важно то, чтобы они пришли, в объемах, которые требуются территории. Я называла, сколько нужно денег для того, чтобы держать нефтянку на том уровне, которым мы сегодня располагаем, - 500 млрд руб. А мы хотим больше, потому что хотим, чтобы возможности ТЭКа не понижались, а сохранились на том же уровне или росли в разумных пределах. Мы также говорили об электроэнергетике – это отрасли, которые потребляют максимальные объемы инвестиций.

Куда мы ждем инвестиций? В лесопромышленный комплекс. У нас есть три проекта суммарной стоимостью свыше 6 млрд руб. Мост через Обь в Сургуте – до 30 млрд руб. Важна не сама по себе цифра. Считается, что в нефтянку инвестиции сами придут, но сами они не приходят. Мы приняли решение, этот год был первым по применению этого решения, ХМАО - самый крупный инвестор в геологоразведку, потому что мы предоставляем недропользователям льготу, когда они вкладывают ресурсы в геологоразведку. И потери нашего бюджета от этой льготы не меньше чем 20 млрд руб. Мы рассчитываем, что в геологоразведку в этом году будет привлечено почти 30 млрд руб., ждем 28 млрд, своих вкладываем 20 млрд. Соотносите? Это в 2012г. Еще 2 года назад недропользователи направляли в геологоразведку около 15 млрд руб. В два раза выросли инвестиции. После того, как мы простимулировали недропользователей, одновременно еще действовала федеральная норма 60/66, чем заинтересовали нефтяников на увеличение объемов производства сырой нефти, а это возможно только тогда, когда вкладываешь в геологоразведку. Вы помните, я сказала, что выросли объемы эксплуатационного бурения, что позволило нам рассчитывать на то, что мы около 260 млн т вместо ожидаемых 258 млн т нефти получим в этом году.

А.Жундриков: А поддержка науки?

Н.Комарова: Это важнейший аспект. Кстати, я упомянула про "Сколково", но у нас еще один проект. Мы с Российской академией наук сейчас прорабатываем вопрос создания Центра Российской академии наук, который будет заниматься стратегическими для нас разработками, связанными с повышением эффективности использования нефтяных месторождений. Одна из компаний – «Роснефть» - заключила соглашение с ExxonMobil о разработке технологий, с помощью которых можно заниматься баженовскими свитами на территории автономного округа. Около 70 участков недр, в которых есть проявления баженовских свит, сегодня уже закреплены за недропользователями. И не просто так «Роснефть» и иностранный партнер пошли на это соглашение: увидели поддержку государства, принятые решения по НДПИ в отношении трудной нефти, региональные льготы, связанные с геологоразведкой и привлечением инвестиций в недропользование.

Когда инвестор, в том числе иностранный, заключил соглашение, это реальная демонстрация того, что принятые решения воспринимаются инвестором как благоприятный сигнал для вложения инвестиций.

А.Жундриков: А центр, про который Вы говорили, уже создан?

Н.Комарова: Нет, мы занимаемся разработкой вместе с Российской академией наук. Должны были встретиться в начале декабря, но, к сожалению, перенесли встречу. Мы занимаемся этим все вместе: территория, Академия наук и недропользователи, которые осуществляют свою деятельность на территории ХМАО.

У нас есть как минимум два крупных субъектовых государственных института - им. Шпильмана и институт в Нижневартовске, которые мы полагаем подтянуть в инфраструктуру Центра Российской академии наук для того, чтобы старт был как можно более приближен. Вообще это непростая история.

Т.Денисова (журнал «Отдых в России»): Что делается и планируется делать с точки зрения продвижения округа и позиционирования культурно-туристической привлекательности региона? Какие приоритетные виды туризма Вы видите у себя в регионе?

Н.Комарова: Мы ищем свой туристический тренд. В поиске – 50% успеха с точки зрения возможности сказать, что мы создали туристическую отрасль в ХМАО. Все знают, что в Египет надо ехать, чтобы увидеть пирамиды, а потом определили, что там хорошо заниматься подводным плаванием. Вот и мы ищем что-то подобное. Мы сейчас уделяем больше всего внимания деловому туризму, ситуационному, куда относим спорт, культуру и, возможно, медицину. Мы много вкладываем в развитие инфраструктуры здравоохранения.

Вопрос из зала: А охота? Олени?

Н.Комарова: Я говорю о том, что есть сейчас. Мы на это ставим. Мы уже имеем десятки и сотни тысяч туристов. Биатлон, шахматы, хоккей. Здравоохранение – тоже сразу открывается большой поток народу. Культура – это тоже сразу событийно много людей. Мы проводим международный кинофестиваль «Дух огня». Регион становится узнаваемым, люди хотят просто приехать. А потом, один раз увидев Югру, они хотят вернуться. Экотуризм, этнотуризм, экстремальный туризм. Здесь мы ищем иностранного партнера, нам хочется, чтобы проект был безошибочным. Есть опытные компании в мире, которые умеют это делать. Мы готовимся к переговорам с несколькими из них, чтобы привлечь иностранные инвестиции. У нас есть уникальные места. Я много езжу по округу, но каждый раз открываю для себя ХМАО.

У нас есть места, которые коренные народы считают священными. Обь и Иртыш сливаются именно на территории автономного округа в районе Ханты-Мансийска. Издревле коренные народы считают это местом привлечения позитивной энергетики и сопровождения их дальше по жизни. Одно из семи финно-угорских чудес света находится на территории автономного округа - Барсова гора. Уникальное место. Более 7 тыс. лет археологических данных хранит в себе этот объект.

Одну вещи мы уже сделали. Она сложилась спонтанно, но уже даже есть песня у нас с этой мыслью. И я вас приглашаю всех лично убедиться в этом: увидеть Югру - влюбиться в Россию.

http://top.rbc.ru/pressconf/13/12/2012/835499.shtml

Другие новости в рубрике Политика

Добавить комментарий:

CAPTCHA