Николай Федоряк: «Та власть хороша, которую не видно»

ТЕКСТ: Ася Смилянец

ФОТО: Артур Борисов

Николай Федоряк: «Та власть хороша, которую не видно»

В начале июня в России был принят закон о митингах. О том, что изменилось и как власть строит отношения с оппозицией, корреспонденту РИЦ рассказал Николай Федоряк, первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности.

Николай Александрович, как вы оцениваете новый закон: он направлен против оппозиции или это закон для народа?

Вот вы знаете, никогда не надо говорить, что закон против чего-то. Закон для чего-то - это будет правильная формулировка. Во-первых, что значит «закон против оппозиции»? Я бы не сказал, что у нас в России есть оппозиция конкретная, как мы говорим, «системная» или «несистемная». Есть люди, которые недовольны каким-то вопросом, но это не надо называть оппозицией, потому что у них нет платформы, нет идеи, нет идеологии. Если создается оппозиция, то должна быть четкая платформа: для чего они созданы, для чего они выходят. Во-вторых, вот мы говорим, как вы сказали «закон направлен против», а если я живу на этой улице, а у меня каждый день под окнами ходят – это закон не против? Почему я, нормальный, законопослушный гражданин все время должен испытывать неудобства? Та же самая конституционная защита есть как у оппозиционеров, так и у людей, которые живут на этой улице или на этой площади. В-третьих, закон не ущемляет прав. Пожалуйста, вот недавно прошел многотысячный митинг в Москве. Если нет провокаций, если нет каких-нибудь нюансов, почему нет? Прошел же митинг спокойно, нормально. Высказали свои требования, высказали свои недовольства люди и разошлись спокойно.

Как я понимаю, в новом законе введены достаточно большие штрафы за нарушение?

Так не нарушайте. В чем вопрос?

В этот раз не нарушали и никого не штрафовали?

Никого не штрафовали. Никого не привлекали. То есть, если митинг у вас разрешен, санкционирован, если вы, как руководитель митинга, обеспечили безопасность, то какая проблема? Пожалуйста, собирайтесь. Высказывайте свою точку зрения.

Почему закон был принят в достаточно сжатые сроки? В чем срочность?

Почему вы так говорите «в сжатые сроки». Больше месяца он обсуждался. Этого достаточно. Конечно, есть законы, которые полгода обсуждаются. Ну, здесь закон быстрее обсудили, ну и что?

Есть такое ощущение, что этот закон - для жителей Москвы и крупных мегаполисов. Ханты-Мансийск - маленький, спокойный город. Нас этот закон каким-то образом касается?

Вы правильно сказали, что митинги, в основном, идут в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге. Остальной части России это, наверно, недостаточно интересно, потому что у людей есть более актуальные занятия.

Нововведение еще включает пункты об обязательных работах. За что их можно получить?

За нарушение. Либо вы будете оштрафованы, либо привлечены к общественным работам, но не более 4 часов день. Это будет рассматривать суд, но там есть категория лиц, которая не привлекается к общественным работам: госслужащие, военнослужащие.

Оппозиционеры добились только того, что закрутились гайки в нашей стране, в частности, этим законом, либо оппозиция добилась какой-то свободы?

Знаете, я бы не сказал, что закон закручивает гайки. Может быть, можно было бы и по-другому вопрос как-то решить. Но раз уже приняли такое решение и в законодательном порядке его закрепили, то надо выполнять законы. А то, как сейчас говорят, люди, выходящие на площадь, заставили руководство страны посмотреть на процессы по-другому. Может быть и так.

Сенаторы совфеда должны присутствовать на всех многолюдных акциях в Москве. Это правда?

Вы немножко не так поняли. Просто председатель Валентина Ивановна (Матвиенко, прим. ред.) обратилась к сенаторам с просьбой, чтобы, когда проходят такие мероприятия, мы своими глазами видели, есть ли нарушения. Как представители регионов, мы смотрим, затем рассказываем свою точку зрения по этому поводу. То есть, мы ни в коем случае не влияем ни на ту, ни на другую сторону.

Наша оппозиция активно работает в интернете и собирает аудиторию там. Что мешает нашим политикам, нашей власти также работать в интернете и собирать такую же аудиторию? В чем успех оппозиции и неуспех власти?

Я бы не сказал, что власть не работает в интернете. Может, власти это не надо, власть должна работать публично. И основная задача власти - обеспечить конституционную защиту граждан страны, добиться того, чтобы благосостояние граждан было выше. Вот это власть. То есть, та власть хороша, которую не видно.

Вернемся к правам человека. Вы сказали, что, когда идет демонстрация по улице, она шумит, и это мешает простым гражданам, простым жителям в домах. А, например, с другой стороны, те же оппозиционеры - они тоже люди, и когда к ним домой врываются, ломают двери, устраивают беспорядок - это не нарушает их права?

Подождите. Вопрос состоит не в том. Никто не вламывается, а входит в законном порядке. Я не думаю, что там такой уж кавардак оставляют. Вопрос состоит в том, что если есть решение в судебном порядке, а представителей правоохранительных органов в квартиру не пускают, дверь может быть взломана. Это по закону. А если вы открыли, никто не будет ничего ковырять.

В принципе, это достаточно спорная точка зрения.

Она всю жизнь спорная.

Хорошо, тогда заключительный вопрос. Идеальный оппозиционер - каков он? Какой должна быть оппозиция в любой стране, не только в России?

Оппозиция есть в любой стране мира. Я считаю, что оппозиция должна иметь, как я уже говорил, платформу, должна иметь цели и в цивилизованном порядке достигать их.  

Другие новости в рубрике Политика

Добавить комментарий:

CAPTCHA