Николай Федоряк: «Террористы не заслуживают снисхождения…»

ТЕКСТ: Служба информации РИЦ

ФОТО: Артур Борисов

Николай Федоряк: «Террористы не заслуживают снисхождения…»
На этой неделе ФСБ, МВД и Росфинмониторинг разработали пакет дополнительных мер по борьбе с терроризмом. О причинах внесения изменений в антитеррористическое законодательство РИЦ рассказал Николай Федоряк, сенатор от ХМАО-Югры, ветеран ФСБ, первый заместитель комитета Совета Федерации РФ по обороне и безопасности. 

Террористические акты в Волгограде и Пятигорске, стабильно неспокойная обстановка в большинстве регионов Северного Кавказа, слабые попытки контроля нелегальной миграции заставили говорить об ужесточении российского антитеррористического и миграционного законодательства. 

Подготовленный силовиками пакет дополнительных мер на рассмотрение Государственной Думы внесли представители сразу всех фракций: Ирина Яровая от «Единой России», Олег Денисенко от КПРФ, Андрей Луговой от ЛДПР и Леонид Левин от «Справедливой России». 

Что в пакетах? Одни аналитики утверждают, что там чрезмерное расширение полномочий «компетентных органов», прежде всего ФСБ и Росфинмониторинга. Другие, - что это адекватная законодательная реакция на теракты и попытка «отключить» террористов от источников финансирования. 

Тем не менее, по замыслу авторов пакета, ФСБ, например, получат право на личный досмотр граждан, их вещей и транспортных средств. До сих пор это было прерогативой сотрудников МВД. По ряду статей ужесточаются наказания вплоть до пожизненного срока: содействие террористической деятельности, публичные призывы к террористической деятельности, обучение в целях ведения террористической деятельности, создание террористического сообщества и организации и участие в них. 

Столь же жестко будут наказывать за угон воздушного судна, железнодорожного транспорта, за нападения на лиц и учреждения, которые пользуются международной защитой. А если цель преступления — пропаганда, оправдание и поддержка терроризма, то это теперь будет считаться отягчающим обстоятельством. 

Проекты разрабатывались в режиме плотных консультаций с силовыми ведомствами, пояснила "Ъ" Ирина Яровая. По ее словам, законопроекты предлагают существенные новации, касающиеся тех сфер, которые так или иначе могут быть использованы в преступных целях, в том числе террористических. Это поправки к УК и КоАП, к действующим законам "О связи", "О противодействии легализации и отмыванию доходов, полученных преступным путем", "О национальной платежной системе", "О ФСБ", "О противодействии терроризму" и др.

Сенатор от ХМАО-Югры Николай Федоряк считает, что «этой законодательной инициативой формируется дополнительный набор правовых инструментов и механизмов для повышения эффективности противодействия терроризму, которые в данный момент нам крайне необходимы, - поясняет он. - Как показали последние события в Волгограде и Пятигорске, меры, которые принимаются сейчас, недостаточны для того, чтобы создать тот уровень безопасности наших граждан, который соответствует потребностям современной России». 

- Аналитики и руководители ведущих электронных платежных систем, таких как «Яндекс-деньги», например, уже говорят о необоснованности применения ограничений на перевод электронных денег. Так ли это на самом деле? 

 - Странно, что именно эта законодательная инициатива вызывает наибольший ажиотаж. Я считаю, что эти меры не приведут к чрезмерному усилению контроля со стороны государства за электронными расчетами. Терроризм не может существовать без финансовой подпитки - это самое главное в современной ситуации. Уверен, что закон, который принимается по интернет-переводам, нисколько не ограничит свобод, в том числе и экономических, граждан. Это не ограничение конституционных прав. 

- Как Вы относитесь к ужесточению наказания за террористическую деятельность? 

 - Я лично поддерживаю ужесточение наказания, и не только за совершение преступлений террористической направленности, но и за любое соучастие в террористических актах, чтоб другим не было повадно. Как вы знаете, факт участия в террористических организациях будет наказываться сроком до 20 лет. Но по многим аспектам терроризма, особенно после Волгограда и Пятигорска, я за пожизненное наказание. Перевоспитание террористов невозможно. 

- Вы много лет проработали в Волгограде. Знаете власть региона, силовиков, политиков. Можете дать оценку действий региональной власти в те страшные дни? 

- Реагировали на уже произошедшие события представители региональной власти правильно. А вот по предотвращению терактов мер было предпринято недостаточно. 

- Что сейчас происходит в городе? Как волгоградцы?

- Ежедневно разговариваю с волгоградскими коллегами. Волгоградцы держатся стойко. Ситуация нормализуется настолько, насколько это возможно после таких человеческих жертв. Паники нет в городе.

 - Вернемся к инициативам, внесенным в Думу. Многие волнуются, что они чрезмерно усилят ФСБ

- Я не думаю, что они как-то особенно усилят службы специального назначения. Сотрудникам спецслужб уже дали процессуальное разрешение входить в личное или служебное помещение в случае получения сигнала о теракте, и нет ни одного случая по России, когда бы сотрудники ФСБ воспользовались этим правом безосновательно. Я не считаю, что это ограничит свободы законопослушных граждан. А чем усилит ФСБ изменение порядка перевода денег? Во многих странах мира действуют существенные ограничения перевода электронным платежом. И что? А с подпиткой терроризма анонимными переводами нужно разбираться: куда и откуда идут деньги, для кого. Мы все прекрасно понимаем, что терроризм существует на небезвозмездной основе: теракт – довольно затратное мероприятие. Или взять положения закона, позволяющие сотрудникам ФСБ досматривать авто. Совершенно точно, что ФСБ будет досматривать только те автомобили, которые вызывают подозрения. А усиление уголовной ответственности за терроризм вызывает сомнения? Я считаю, что террористы должны нести серьезное наказание без снисхождения. Адекватное усиление мер по борьбе с террором позволит ФСБ и МВД своевременно выявлять и пресекать их деятельность. 

- Насколько российское антитеррористическое законодательство соответствует мировой юридической практике? 

 - В США закон в отношении террористов значительно жестче, и во Франции тоже. 

 - Насколько обосновано принятие пакета антитеррористических законов накануне Олимпиады? 

 - После терактов в Волгограде некоторые западные СМИ уже высказали опасения, что взрыв в Волгограде пугает спортсменов. Я считаю, что принятием этого пакета законов мы показываем, что реагируем на вызовы своевременно и принимаем меры. 

- Прошлый год, да и начало нынешнего прошли под знаком усиления борьбы с нелегальной миграцией. В Югре активно выступает с этой темой губернатор Наталья Комарова. На площадке РИЦ Вы довольно резко высказывались по этому поводу. Тон выступлений, Ваших и Натальи Владимировны, - жесткий. Получат ли развитие инициативы по ужесточению борьбы с нелегальной миграцией? 

 - Работа ведется и на уровне России, и на уровне Югры. Например, принято решение, что около полумиллиона иностранных граждан не получат разрешения на въезд в Россию. Везде в мире мигранты едут, чтоб работать. Едет квалифицированная рабочая сила. Только к нам едут люди, которые даже русский язык не знают. О чем тут говорить? И уровень преступности там, где проживают мигранты, значительно выше, чем в других районах. Я не говорю, что все мигранты – преступники, нет, конечно. Но миграция должна быть под строгим контролем, должны быть квоты: нужны Югре 50 тысяч мигрантов для работы - пусть по этой квоте и приезжают. Зачем нам больше? Губернатор Югры и Правительство автономного округа знают, сколько людей нам надо. Из этого и должны исходить. В Италии, например, к миграции и мигрантам жесткий подход: около 8-ми месяцев - лагерь для каждого мигранта, в то время, как компетентные органы досконально проверяют соискателя заветной работы. И не факт, что дадут разрешение.
Другие новости в рубрике Политика

Добавить комментарий:

CAPTCHA