Парламент - место для дискуссий. Владимир Чуров и силовики ответили на вопросы депутатов в рамках правительственного часа Госдумы

ТЕКСТ: Наталья Игнатова

Парламент -  место для дискуссий. Владимир Чуров и силовики ответили на вопросы депутатов в рамках правительственного часа Госдумы

Правительственный час, состоявшийся в Госдуме в минувшую пятницу, вызвал неподдельный интерес к телевизионной и интернет-трансляции даже у тех людей, кто политикой обычно не слишком интересуется. Недаром в тот же день на одном из самых посещаемых и «народных» ресурсов - видеохостинге Ютуб – два часа заседания практически раздергали на цитаты и фрагменты, снабженные десятками тысяч комментариев. Председатель Центризбиркома Владимир Чуров, министр внутренних дел Рашид Нургалиев, генеральный прокурор РФ Юрий Чайка в этот день отвечали на многочисленные вопросы депутатов Госдумы об итогах декабрьской избирательной компании. Предлагаем читателям нашего сайта эксклюзивное интервью с непосредственными участниками события, а также с экспертами. Свое мнение корреспонденту РИЦ высказали Владимир Плигин, депутат Государственной Думы третьего, четвёртого, пятого и шестого созывов, председатель комитета ГД по конституционному законодательству и государственному строительству; Вячеслав Тимченко, депутат Госдумы шестого созыва; Борис Хохряков, председатель Думы Югры; Андрей Кравец, исполнительный директор АНО Центр ПРИСП.

Каково ваше отношение к приглашению Владимира Чурова и силовиков на правительственный час?

Владимир Плигин: В рамках заседания Государственной Думы, заседания бурного, состоялась очень предметная дискуссия, которая, прежде всего, показала то, что всякого рода разговоры, касающиеся якобы имевших место массовых нарушений избирательной компании, под собой не имеют почвы. Фракции Госдумы и их лидеры выступали очень ярко, они ставили сложные вопросы. Но одновременно хотел бы обратить внимание на то, что по результатам состоявшегося обсуждения Государственная Дума приняла, с моей точки зрения, очень глубокий документ. В рамках этого документа подчеркивается, что в результате волеизъявления нашего народа сформирован орган государственной власти, Госдума, которая начала свою работу. Исключительно уважая волеизъявление народа, Госдума относится с большим вниманием к предложениям по совершенствованию избирательного законодательства. В этом же ключе сформированы предложения Президента России и Председателя Правительства РФ по совершенствованию нашей избирательной системы, работа будет продолжена. Одновременно отмечается, и это также исключительно важно, что будет создана специальная межфракционная группа на паритетной основе – в ней примут участие равное количество представителей фракций. Она проанализирует все замечания, которые высказывались по результатам избирательной кампании. Еще раз хочу подчеркнуть: общее настроение должно быть направлено на поступательное развитие политической системы России, избирательного законодательства, в конечном счете - на развитие страны.

Вячеслав Тимченко: Лично я считаю, что приглашение было абсолютно правильным, тем более, что в обществе формируется понимание, что состоявшиеся выборы были легитимными и что результаты, полученные различными партиями, соответствуют предпочтениям населения.

Андрей Кравец: Безусловно, это ожидаемое событие, но если бы оно несло за собой последующие действия, наверно, оно было бы более логичным. Не сказал бы, что оно приведет к какому-то результату. Даже поведение самих фигурантов на правительственном часе было достаточно острым и, в принципе, адекватным. Если бы наши депутаты хотели каких-то событий, им нужно было бы обращаться в те органы, министерства и ведомства, которые реально занимаются этими делами. А так получилось, что они их пригласили, вроде бы отчитали, в телевизоре показали, а событий дальнейших – никаких.

Борис Хохряков: Я считаю, что это правильное решение, оно укладывается в рамки депутатских полномочий и, в принципе, послужит установлению конструктивных отношений между законодательной и исполнительной властью.

Удовлетворены ли вы ответами председателя Центризбиркома и силовиков?

Андрей Кравец: Абсолютно нет. Не в публичной плоскости нужно задавать эти вопросы, если они возникают. И если задавать вопрос, то абсолютно конкретно. Если оппозиция обвиняет тех, кто организовывал выборы, в каких-то фальсификациях или бездействии, значит, нужно предъявлять конкретным лицам конкретные факты, а не заниматься философствованиями. Иначе получается, что «все плохие; вот мы, хорошие, пострадавшие, но ничего конкретно сказать не можем».

Владимир Плигин: Понятно, что в некоторых моментах временные ограничения не позволили дополнительно что-то раскрыть, однако избирательная комиссия предоставила очень большой материал, он составляет несколько томов. Мы получаем возможность ознакомиться с этим материалом, и думаю, что по результатам ознакомления можно будет сделать соответствующие выводы.

Вячеслав Тимченко: Формат проведения «правительственного часа», хотя он и был продлен, безусловно, не позволил в полном объеме обсудить и рассмотреть все вопросы. Но это не проблема. Сегодня закон позволяет всем депутатам, которые не получили ответов на свои вопросы, задать их самостоятельно, обратившись с письменным депутатским запросом.

Борис Хохряков: Ответы председателя ЦИК Чурова и силовиков носили предметный характер, они были готовы отвечать на вопросы, поделились достаточно подробной информацией. И в итоговом заявлении палаты уже нет упоминаний о массовых нарушениях и требованиях добровольной отставки господина Чурова, о чем настаивали представители трех оппозиционных партий накануне.

Тональность этого разговора напомнила 90-е годы, когда в современной России только возникали зачатки парламентаризма. Как скоро представители фракций придут к конструктивному диалогу?

Андрей Кравец: Как мне кажется, у них нет такой цели. Для малых партий все-таки более важно быть в публичной плоскости, нежели заниматься публичными делами. Думаю, что будет как в 96-м году: все будут тянуть одеяло на себя, делать громкие заявления. И самое большое мое опасение связано с тем, что в попытке торговаться с властью за какие-то свои заявления, они могут часть своих заявлений реализовать в виде обещания новых льгот, послаблений для кого бы то ни было. В конечном итоге эти обещания не будут подкреплены ни бюджетом, ни реальными возможностями государства, и в итоге мы получим очередной 98-й год, когда государство неспособно выполнять те обязательства, которые были взяты еще несколько лет назад. Хотя, вроде бы, были благие цели: увеличить пенсии, стипендии, дать всем и все.

Владимир Плигин: Мне представляется исключительно важным, чтобы полемика была не только яркой, но и конструктивной, направленной на развитие российской государственности. Нам нельзя постоянно настраиваться на отрицание всего. Мы должны понимать, что у нас есть основы российской государственности, есть конституция Российской Федерации. Поэтому не отрицание, а направленность на изменение ситуации для нас важно.

Борис Хохряков: Пока, наверное, рано говорить, что в Госдуме пришли к какому-то новому качеству взаимоотношений с оппозицией. Но, в любом случае, она включилась в процесс выработки и внесения предложений в избирательное законодательство, и все четыре парламентские партии действовали в одном направлении – направлении, связанном с развитием российской демократии. Мне кажется, это хороший результат правительственного часа. Думаю, к конструктивному диалогу депутаты придут весьма и весьма скоро – выборы проходят, а работа остается. И все депутаты понимают, что общество ждет от них плодотворной, конструктивной работы. Думаю. Все они люди умные и готовы работать на благо нашего общества.

Вячеслав Тимченко: Этот правительственный час, встреча с Чуровым и силовиками имели большую политическую подоплеку с точки зрения предстоящих президентских выборов – в зале присутствовали 3 кандидата в президенты. Конечно, политическая система развивается, и последние инициативы президента РФ и правительства РФ направлены на совершенствование политической, избирательной системы. Но Россия – государство очень молодое. Если отбросить девяностые годы, которые вообще трудно отнести к какому-либо периоду, мы фактически только 11 лет находимся в стадии формирования государства, новой политической системы. Формирования отношения граждан к тем политическим процессам, которые происходят на территории нашей страны. Процесс этот непростой и небыстрый. Думаю, в ближайшие 5-10 лет мы сможем получить реальные результаты в совершенствовании как политической системы, так и государственного устройства.

Какие уроки стоит извлечь из сложившейся ситуации и депутатам, и избиркому, и силовикам?

Владимир Плигин: Уроки уже извлекаются. Фракции государственной Думы начинают вносить предложения по изменению избирательного законодательства. Может быть, нужно проводить дополнительное обучение участников избирательной компании. В настоящее время производится оборудование видеокамерами избирательных участков. Может быть, политическим партиям нужно подумать над увеличением количества наблюдателей. Очень интересна инициатива молодых юристов, которые бы хотели быть наблюдателями во время работы избиркомов. Мы находимся в стадии становления нашей демократии, это естественный и отчасти противоречивый процесс.

Вячеслав Тимченко: Я думаю, что из ситуации уже сделаны выводы, и те меры, о которых говорили Чуров и руководители силовых ведомств, будут применены в ближайшее время и сделают выборы более открытыми с точки зрения информативного обеспечения избирательных процессов. А вывод политическим партиям: мы слишком часто позволяем по-хамски обращаться с партнерами-оппонентами из других политических партий. Я думаю, что никогда нельзя допускать такие некорректные оскорбительные выражения, которые звучат иногда с трибун.

Андрей Кравец: Безусловно, силовикам нужно было больший акцент сделать на фактах: вот столько обращений было, столько дел заведено, вот столько дел находится в производстве. Пусть лица, ощущающие себя пострадавшими, с фактами, с конкретными заявлениями обращаются в правоохранительные органы. А так получается, что весь интернет заполонили роликами, что везде тотальные фальсификации, но как только задаешь вопрос, где это было, кто может написать заявление – тишина в ответ.

Борис Хохряков: Все сказано в итоговом заявлении, в котором учтены мнения всех участников рабочей группы, все предложения, которые высказывались фракциями. И большинству депутатов очевидно, что необходимо совершенствование избирательной системы. Именно на это направлены инициативы и президента, и самого Федерального собрания, и председателя правительства, всех политических партий. Выборные процедуры должны быть предельно открытыми – думаю, это основной вывод.

Не явилось ли это заседание трибуной для некоторых кандидатов в президенты?

Владимир Плигин: Несомненно. В зале присутствовали три кандидата в президенты РФ: Владимир Вольфович Жириновский, Геннадий Андреевич Зюганов, Сергей Михайлович Миронов. Поэтому естественно, что любое выступление любого участника президентской компании в настоящее время, конечно же, подчинено задачам, которые решаются с точки зрения будущих выборов.

Андрей Кравец: Думаю, что нет. Президентская компания, по большому счету, с таким поведением, наверно, не связана, но как один из поводов выйти с обращением на центральных каналах – наверное, да.

Вячеслав Тимченко: Еще на заседании Совета, который состоялся в четверг, я обратил на это внимание. В числе подписантов проектного заявления три кандидата, а это, на мой взгляд, является определенным элементом политического давления на Центральную избирательную комиссию. В какой-то степени, это возможность себя пропиарить, оказать косвенное воздействие на Чурова и всю избирательную комиссию.

Борис Хохряков: Трактовать все можно по-разному, и сегодня любое выступление, где бы оно ни было произнесено, можно рассматривать именно через призму выборной кампании. Я думаю, что это была нормальная полемика, в рамках регламента правительственного часа.  

Другие новости в рубрике Политика

Добавить комментарий:

CAPTCHA