Анна Кондратович: «Мы нашли новый дом для 6 тысяч животных»

ТЕКСТ: Наталья Игнатова

ФОТО: Артур Борисов

Анна Кондратович: «Мы нашли новый дом для 6 тысяч животных»

На улице сыро, сумрачно, водители отскребают обледеневшие за ночь машины, прохожие спешат на работу под холодным моросящим дождем. Спешат, порой не замечая городских обитателей, у которых нет ни гарантированного обеда, ни крыши над головой, ни планов на будущее. Сегодня, во Всемирный день защиты животных, мы беседуем о четвероногих соседях по планете с Анной Кондратович, руководителем общественного движения помощи животным города Ханты-Мансийска «Ковчег».

Анна не расстается с телефоном – на «горячую линию» «Ковчега» постоянно звонят.

«Это не работа, а общественная нагрузка, которую почти четыре года назад мы сами себе и придумали, - улыбается Анна. – Мы себя с самого начала позиционировали как информационную службу, считали своей задачей свести вместе тех, кто отдает животных и тех, кто хочет их взять. Но мы наткнулись на застарелые проблемы, связанные с бездомными животными: отсутствие площадок для выгула, культуры содержания животных в доме, отсутствие у людей информации, связанной с регулированием популяции животных. Все эти годы мы, кроме того, что продолжали работу по устройству животных в новый дом, пропагандировали кастрацию, стерилизацию и другие гуманные способы сокращения их численности.

А не считает ли кто-то эти способы жестокими?

Конечно, не все это мнение разделяют: как же я буду мучить свою кошечку или собачку? Но жалость к своему собственному животному зачастую не распространяется на потомство своего домашнего любимца – с его отпрысками можно поступать как угодно: и топить по старинке, и увезти куда-нибудь, подкинуть.

С самого начала был разработан алгоритм, по которому мы рекомендовали людям предпринимать меры по устройству животных в новый дом. Все это возможно, особенно с развитием информационных технологий, социальных сетей, где можно разместить объявление. А не сидеть и ждать, а потом звонить на телефон «горячей линии»: «У меня изрослись котята, заберите!» В первую очередь каждый человек сам, персонально, способен сделать что-то, и с этого мы начинаем любой разговор по «горячей линии». Вся наша социальная структура, и во многом здесь есть региональная специфика, больше нацелена на потребительское отношение ко многим вещам. Большинство людей ждут, что по их звонку приедут, и с нас, общественников, пытаются требовать, как привыкли требовать с чиновников, с руководителей своей жилконторы. Пытаешься объяснить: сейчас я занята, а когда освобожусь, мы с нашими волонтерами что-то предпримем.

Не раз наблюдала в Ханты-Мансийске среди бродячих собак породистых. Это проблема для города?

Не думаю. У нас в городе даже полегче с этим. Мы очень много пристраиваем беспородных животных, в своей деятельности делаем ставку именно на них, занимаемся популяризацией дворняг. Пытаемся объяснить людям, что беспородность – это плюс в плане развития иммунитета, формированиия навыков. Например, собака будет хороша, когда что-то в ее воспитание вложил хозяин. Можно и из прекрасного лабрадора вырастить непонятно что, а можно из дворняжки получить отличного охранника, сторожа, найти и развить именно те качества, которые твоей собаке свойственны, воспитать не просто друга и любимца семьи, а компаньона, помощника. Знаю, что в крупных городах, где племенное разведение поставлено на поток и стало бизнесом, от породистых, выставочных собак выбраковку помета выбрасывают просто так, ни о какой продаже и речи нет. У нас рады взять любого. Определяем, на кого похож: все, кто ростом до колена, ушки висят – «спаниели», маленькие, длинные, коротколапые – «таксы». Очень условно, для себя, делим по визуальной схожести, не заявляя щенка, как метиса какой-то породы, и пытаемся это объяснить. На птичьем рынке, когда раздаем щенков, нас спрашивают, какими они будут. А кто их знает, если даже порой мы не видим мать этих щенков, получили их в коробке.

В вашей группе во «ВКонтакте» достаточно много людей объединяются вокруг «Ковчега» - постоянно или на временной основе. Расскажите о волонтерах.

Начну сначала. Идея зародилась, когда ко мне пришла коллега, которая всегда каких-то животных подбирала, мыла, лечила, пристраивала. Она предложила что-то придумать, чтобы котят было проще раздавать. Так возникла группа во «ВКонтакте» - без названия, без особых целей. Потом появился телефон горячей линии, мы даже удивились, что он разлетелся очень быстро, звонили люди незнакомые, не из нашего ближайшего окружения, которые знали об этой деятельности. Если говорить о единомышленниках, с которыми в ногу шли все это время, то их человек десять. К нам примкнули те, кто всегда занимался поиском хозяев для животных, мы создали информационный ресурс, который позволил ускорить текучку животных, находящихся у человека на передержке. Кроме того, за счет системы прозрачных кэш-боксов для сбора наличных средств, за счет того, что у нас появился свой банковский счет, мы стали получать финансовые пожертвования. Наши копилочки мы умышленно сделали прозрачными, хотя проблемы были (помните нашумевшую историю, как один из кэш-боксов пытались ограбить) - чтобы люди видели, в каком объеме мы средства получаем. Мы за эти деньги отчитываемся, в никуда они не уходят. Этот ресурс, появившийся из благотворительных пожертвований, шел в помощь объединившимся людям, чтобы закупить корма, помочь со стерилизацией, лечением животных. Вот уже более полугода, по инициативе и поддержке двух коммерческих организаций, действует акция «Купи и мне», неплохое подспорье из кормов, купленных благотворителями, собирается, стало полегче. В прошлом году были гранты, в этом году – призовые места, но без финансового подкрепления. В целом, я думаю, справляемся, потому что любую деятельность надо разумно бюджетировать. Есть определенный объем средств, в него и будем укладываться. Активной работы со спонсорами пока тоже не велось. Мы исходили из соображений, что поступлений благотворительных пожертвований, в общем-то, достаточно для нашей деятельности. Больший объем мы можем не потянуть, у нас и волонтеров-то нет в таком количестве, чтобы делать больше выездов, брать больше животных на передержку. Передержка – это опека животного волонтером до момента поиска ему постоянного хозяина. Время передержки всегда непредсказуемо: возможно, уже через час звонят будущие хозяева, а есть случаи, когда животные и год, и больше задерживались на передержке, и у некоторых из них неопределенные перспективы. Конечно, маленького котенка, щенка возьмут охотнее. Мы пытаемся объяснить, что взрослое животное нисколько не хуже, а может быть, даже и лучше: позади самый сложный период, когда щенок уже погрыз все, что хотел, котенок уже поцарапал все, что мог, это уже состоявшаяся особь с понятным характером. И тоже появилось понимание. Например, люди, которые берут кота в частные дома, предпочтут животное с опытом подъездной, уличной жизни – они и благодарны, что рядом появился постоянный хозяин, и выслуживаются по максимуму.

Неоднократно говорилось о необходимости разработки и принятия закона о животных. Что вы думаете по этому поводу, не было ли у «Ковчега» попыток законотворческой деятельности?

Попытки были. Начну с того, что действующий закон не отменен, он в силе. Мы принимали участие в обсуждении федерального закона, который так и застопорился на первом чтении, принимали участие в акции «Россия без жестокости», проводили опрос населения, готовы ли люди соблюдать нормы, предусмотренные законом. Закон неоднозначный, когда я его прочитала впервые, подумала, что его написал человек, который стремится себя всячески оградить от любых контактов с животными. Что касается окружного законодательства, мы принимали участие в разработке законопроекта, высказывали наши пожелания и замечания. Например, относительно числа животных у одного владельца. Это издержки всего законодательства, касающегося регулирования отношений с животными. Как бы ни ужасно это звучало, когда мы говорим про живое, чувствующее, сопереживающее тебе существо, тем не менее, надо понимать, что в юридическом аспекте это – вещь. Как можно сказать: вы можете иметь только 3 чемодана, если я хочу 12? Единственное, к чему можно принудить, – к соблюдению санитарно-гигиенических норм. Но бывает, что одна-единственная собака может много чего в подъезде натворить, а 12 кошек, живущих в соседней квартире, может никто и не заметить: все чисто, аккуратно, никакого запаха. Почему тогда должны ущемлять права одного владельца и давать зеленую улицу второму? Это вопрос культуры отношения к своему питомцу и, по сути, к самому себе.

Когда мне говорят: «Почему вы помогаете животным, а не людям?», - такая постановка вопроса мне кажется странной. На телефон горячей линии мне никто, кроме людей, ни разу не позвонил, ни котик, ни песик лично не попросил ни о чем. Мы помогаем людям. И, думаю, мы сами в какой-то степени придумываем проблемы, которые якобы есть у животных. Ну, живет собачка на улице – кто сказал, что в квартире ей станет непременно лучше? Понимание дома, комфорта, свобод и ограничений у нас свои, у животных – свои. Конечно, потерявшемуся, непривычному животному на улице, скорее всего, будет тяжело, возможно, оно даже не выживет. А кто-то в дом не хочет, были случаи и с кошками, и с собаками, когда находился хозяин, передержка, но толку никакого, они все равно убегали. Нужен дифференцированный подход, в том числе при работе со звонками. Есть ситуации, когда необходима незамедлительная реакция, а есть моменты, когда помощь можно и отсрочить. Скажем, с весны живет котенок в подъезде, а сегодня - срочно заберите. Конечно, приходится объяснять людям, что мы не всемогущи, у нас опекой занимается человек 10, кто-то берет одного, двух, самое большее – трех животных, в масштабах города это капля в море. Даже если мы организуем сто волонтеров – проблема не решится. И с появлением приюта проблема не решится, пока мы не достучимся до каждого человека, пока не станет нормальным: взял котенка или щенка, не намерен заботиться о его потомстве – ближе к году кастрация или стерилизация. Пока это до каждого не дойдет, мы будем иметь подкидышей – животных, которые потерялись, на самом деле не так уж много. Система регистрации животных повысила бы ответственность владельцев. Это целый комплекс мер, и мы их разрабатывали, защищали в этом году на конкурсе комплексную программу. Там и система приюта, и чипирования животных, и работа, связанная с принципом «отлов-стерилизация-возврат» - это более гуманно, чем отлавливать и убивать. Нужно понимать, что животное свою биологическую нишу в нашем социуме занимает. Если у тебя в подъезде живет кошка, она не потерпит другую на своей территории, будет защищать свой ареал обитания. Если вы забрали из двора собаку, то тут же другая, а то и две, на ее месте появятся. Кроме того, у нас в городе существует хорошая кормовая база. В Тюмени, например, полностью поменяли систему мусорных баков, они все с крышками, на педальке. У нас же можно часто увидеть кошку или собаку, потрошащую мусорные мешки.

Многие люди по доброте душевной подкармливают бездомных животных.

Я не сторонник подкармливания. Вы сегодня кошку прикормили, завтра она вам в знак благодарности родила, нужно понимать это. И потерявшаяся кошка не побежит искать дом, если ее и здесь кормят, в характере это у нее заложено. Да, жалко: мерзнет, голодная. Но она уйдет – ни одна кошка не умерла в подъезде от того, что ее не покормили. Если мы говорим о гуманности, нужно думать, что является добрым жестом, а что обернется неприятными последствиями, чуть-чуть просчитывать ситуацию.

Не надо следовать сиюминутной эмоции. Даже при проведении акции «птичий рынок», когда приходят люди и умиляются котеночку или щеночку, всегда стараешься вычленить тех, кто обдуманно шел, взвесив решение и обсудив с семьей, а для кого это порыв, который оборачивается возвратом животного: «Ой, а нам в общежитии не разрешили!» А ты не знал, что живешь в общежитии и не разрешат? Когда я вижу, что люди сомневаются, я не настаиваю – эти сомнения могут обернуться неприятностями для нашего подопечного. Пусть лучше человек придет на следующую акцию, позвонит на горячую линию – решение должно быть обдуманным. Животное – это надолго, и мера ответственности велика.

Много ли в городе бездомных животных?

Думаю, вряд ли могу на этот вопрос ответить. Когда мы курировали старые деревяшки, стоявшие по улице Ленина, в одном подъезде жили 3 кошки и какое-то неимоверное количество одичавших – в подвале. А таких историй в городе полным-полно, когда мы даже не имеем представления о количестве, чем больше я занимаюсь проблемой, тем яснее понимаю: мы смотрим лишь на вершину айсберга.

Мы за эти 3,5 года нашли новый дом примерно для 6 тысяч животных – для Ханты-Мансийска это значит, что в каждой десятой семье живет наш подопечный. Мы всем не можем помочь, не каждого, кого мы нашли в подъезде или подвале, мы пристроили. Я понимаю, что это мизерная часть, животных на улице, наверное, в десять раз больше. Пытались вести статистику по направлениям на стерилизацию, но и это довольно сложно. Могу сказать только, что если 3 года назад, когда вопросы о стерилизации только поднимали, был ужас, непонимание, протест, то сейчас, когда на птичий рынок приходят хозяева со своим котенком или щенком, у них уже есть понимание.

А как город борется с бездомными животными?

Отлов. Пока только так. Но могу сказать, что все эти годы мы чувствовали поддержку, наши акции, порой спонтанные, были безмолвно одобрены. Со своей стороны, стараемся вести себя тактично, понимая, что нет у города полномочий, которые позволили бы на строительство приюта, на другие формы выделить деньги. Что митинговать? Лучше делать то, что мы можем.

Прекратить отлов – а дальше что? Ситуации в Сургуте, когда собака загрызла ребенка, всему округу хватило. Когда речь идет о жизни других людей, детей, для меня всегда был в приоритете человек, как бы мне ни говорили, что любая живая тварь имеет шансы на жизнь. Не дай бог кому-нибудь с подобным выбором столкнуться…

Когда начинается сезон отлова бродячих собак, очень много звонков по поводу отлова именно домашних животных – значит, они находились без надзора. Это мы и пытаемся объяснить людям – если самовыгул воспринимается как норма жизни, то, как бы это жестоко не звучало, хозяева получают то, что сами и спровоцировали. Гуляйте на поводке, не раздражайте других, если есть возможность куда-то подальше уехать и устроить пробежку в лесу – ради бога. Сейчас собаководы и совместные прогулки с питомцами организуют. Нет сейчас в Ханты-Мансийске площадки для официального выгула, но есть инициативная группа, озабоченная этим вопросом, варианты площадки уже предлагались, наверное, что-то продвинется.

У нас в городе очень сильное и дружное сообщество любителей животных, но мы не можем проследить судьбу каждого нашего питомца, после того, как мы его отдали, я не могу в год делать 500, 1000 звонков, поэтому хотелось бы, чтобы система была замкнутой. Чтобы не соседка по подъезду сообщала о выброшенных щенках, а чтобы звонили хозяева животного, чтобы собака со временем была стерилизована, чтобы из этой проблемы мы когда-нибудь вышли. Действуя локально, пристраивая щенков и котят, мы, по большому счету, черпаем воду из открытого крана – она будет литься и литься. Нужно перекрывать кран, и затем предпринимать меры. Я понимаю, что это вопрос не одного, не двух лет, но если это будет эффективно лет через 5-10 – тоже ничего страшного. Скоро не получится, ведь работать надо с менталитетом.

А у вас есть свой домашний питомец?

Конечно. Кота я в подъезде нашла – думала, что пристрою, но куда я от него денусь. А кошка появилась уже в «ковчеговский» период – мы приехали с нашими подопечными в клинику, а ее владельцы принесли на усыпление. Посмотрела я на нее – и взяла на передержку, неделю на нее смотрела – все, моя. Поэтому я на передержку животных не беру, очень привязываюсь. Даже на птичьем рынке с ними стою – и привязанность образуется. 

Другие новости в рубрике Общество

Добавить комментарий:

CAPTCHA