Большая пресс-конференция. Наталья Комарова ответила на вопросы югорчан

ФОТО: Артур Борисов

Большая пресс-конференция. Наталья Комарова ответила на вопросы югорчан
Губернатор Югры Наталья Комарова приняла участие в большой пресс-конференции для журналистов округа. Представители СМИ задали главе региона вопросы, которые поступили от югорчан в различные редакции. Представляем читателям стенограмму мероприятия. Ответы на вопросы, которые не вошли в пресс-конференцию, по данным Департамента общественных связей округа, будут получены редакциями для публикации до 10 декабря. 

В пресс-конференции приняли участие журналисты из муниципальных образований автономного округа. В течение полутора часов глава региона ответила на 22 вопроса.

ВЕДУЩИЙ: Добрый день, уважаемые коллеги!
Мы начинаем пресс-конференцию с губернатором Ханты-Мансийского автономного округа – Югры Натальей Владимировной Комаровой.

Н.КОМАРОВА: Здравствуйте, я тоже готова к началу работы.

ВЕДУЩИЙ: Наша встреча проходит в рамках VIII окружного форума «Информационный мир Югры». Все, что происходит здесь и сейчас, можно увидеть в сети Интернет, онлайн трансляция осуществляется сразу на двух площадках – на официальном сайте Окружной телерадиокомпании «Югра» и на ресурсе Регионального информационного центра «Югра».

Журналисты, которые участвуют в пресс-конференции, будут сегодня представлять интересы не только редакций, но и своих читателей, зрителей и радиослушателей. В течение шести дней, с 15 по 20 ноября, у каждого югорчанина была возможность задать свой вопрос губернатору Наталье Владимировне Комаровой. Сделать это можно было, обратившись в редакции газет, информационных агентств и телерадиокомпаний. Во время пресс-конференции прозвучат и видеовопросы непосредственно от самих жителей.

Отмечу, что всего в адрес главы региона поступило 436 вопросов. Самыми активными оказались жители Нижневартовска, Сургута и Когалыма. Из этих муниципальных образований было получено больше всего вопросов.

Исходя из статистики, которая была составлена Департаментом общественных связей Югры, чаще всего звучали вопросы, связанные с жильем, социальной защитой и развитием транспортной инфраструктуры. Наши коллеги выбрали самые важные из них с учетом особенностей муниципальных образований.
Наталья Владимировна, предлагаю начать с вопросов непосредственно из пресс-центра. Коллеги, просьба представляться, прежде чем вы зададите свой вопрос.

5.jpg

В.МЕРКУШЕВ, газета «Сургутская трибуна»: Добрый день Наталья Владимировна! Добрый день уважаемые участники конференции! Вопросы для конференции мы получали не только из города Сургута, но и в том числе из Сургутского района. Один вопрос к нам пришел из поселка Горный, это сельское поселение Лямина Сургутского района. Задала нам его Светлана Иванова. В своем вопросе она сетует на то, что в поселке сложно получить медицинскую помощь, сложно закупить продовольствие, и в связи с этим  задается вопросом - как будут решаться проблемы трудонодоступных населенных пунктов и, в том числе, поселка Горный.

Н.КОМАРОВА: Можно было бы назвать этот вопрос нетипичным. Но в действительности для автономного округа это не единственное поселение, которое может рассказать, почти с таким же набором, о проблемах, которые сопровождают их жизнь. Если говорить о количестве труднодоступных поселений, то у нас их десятки и живет там довольно много людей. И в этой связи мне кажется, что мы должны с вами принять специальные решения окружные, которые позволят нам эту часть населения автономного округа приобщить к тому, чем располагает округ в среднем. Одним словом, различие между тем уровнем жизни и качеством жизни, которые мы предоставляем в одних муниципалитетах и в других настолько крайние, что продолжать пренебрегать этим нельзя. Мы должны принять решение, с тем, чтобы этот средний уровень был максимальным. Давняя история о средней температуре по больнице – это тот же случай.

Конкретное поселение берем. Очень много проблем из прошлого. Я не имею в виду вчерашний день, я имею в виду несколько лет, а может быть и десятилетий. Вот в этом поселке, как мне рассказали, я теперь все это проверю к тому же, по факту вроде бы проживает порядка 65 человек. Есть ФАП, через который там производится лекарственное обеспечение, оказывается первичная медицинская помощь. Льготники уже должны ехать в Сытомино, чтобы получить лекарства. Странная история. Можно было бы найти, наверное, локальные специальные решения для того, чтобы это урегулировать. Зимой там организуется зимник, летом - только водные транспортные пути используются. Автобус туда не запустить регулярный пассажирский, потому что немало  средств нужно затратить для того, чтобы обеспечить безопасность пассажирских постоянных перевозок и так далее, и тому подобное. Потом выясняется то, что, оказывается, строений, в которых проживают люди, не 65, а больше 100. Зарегистрировано в них около 200 человек. Очень много таких вопросов, которые, безусловно, нужно властям решать и регулировать, с тем, чтобы вообще понимать размер катастрофы и есть ли она по сути. Так же и с этим поселочком. Поэтому, хорошая вещь пресс-конференция губернатора, ваша помощь здесь неоценима. К журналистам обращаюсь, потому что это еще один источник получения информации, не просто информации как факт, но еще и взгляд определенный на ту или иную информацию. И это уже несколько другая польза, кроме статистического набора сведений. В этой связи, вот сам по себе, этот вопрос очень много чего открыл и потребовал иного подхода в рассмотрении вопросов, связанных с обеспечением нормального качества жизни всех югорчан, вне зависимости от того, насколько доступно транспортно находится место их постоянного проживания. Я на этом бы остановилась. В общем, комментируя ответ на ваш вопрос, но непосредственно для жителей поселка Горный, просто я знаю, что для людей это крайне важно -выработку своих решений такого рода проблем мы отработаем, именно, на поселке Горный, как пилот. И как только там, на этом поселочке, все вопросы закроем и найдем ответы на каждый из тех, которые волнуют людей, начнем перекладывать на другие такие же поселения.

Т.СЕВЕРСКАЯ, окружная газета «НОВОСТИ ЮГРЫ»: Добрый день, Наталья Владимировна! Нам за несколько дней пришло более 40 вопросов от читателей округа. Один из вопросов пришел от жительницы города Урай Людмилы Полищук. Она спрашивает, каким образом идет реализация проекта «Пенсионный стандарт Югры»? Дело в том, что этот вопрос волнует не только пенсионеров сегодняшнего дня, но и тех, кто еще готовится к пенсии.

Н.КОМАРОВА: Хочу вам сказать, что часто задают этот вопрос довольно молодые люди. Так, наверно, правильно. Это хорошо характеризует югорчан, которые «готовят сани летом». В отношении пенсионного стандарта. Мы разработали этот механизм с вами для того, чтобы оказать содействие людям, достигшим пенсионного возраста, решившим выйти на пенсию,с тем, чтобы уровень их дохода не так крайне отличался от дохода, которым они располагали, когда работали и вели активную трудовую жизнь. И могу сказать о том, что формирование всей законодательной базы завершено. В 2012 году мы приняли документ, в соответствии с которым определили, как этот вопрос будет регулироваться, и порядок поиска партнера для Правительства автономного округа по обслуживанию дополнительного пенсионного обеспечения. Основная нагрузка в этом документе и в этом подходе лежит на дополнительном пенсионном обеспечении. Именно этой части, составляющей пенсионного стандарта, и уделяется самое большое внимание. Кстати сказать, сегодняшние принимаемые решения Правительством Российской Федерации в этой плоскости тоже направлены именно на эту часть - стимулирование каждого из нас, чтобы мы беспокоились о пенсионном доходе из других источников, которые гарантирует государство. В этой связи, я замечу, что мы с вами в 2011 году дважды индексировали дополнительные пенсии, которые выплачиваются их окружного бюджета на 7% и 10%. В этом году на 7% проиндексировали, то есть мы, тем не менее, пока заканчивали формирование нормативной базы, принимали решения, которые рублем приходили пенсионеру.

По состоянию на 1 января 2012 года у нас средний постоянный доход жителя автономного округа составлял 12990 рублей, в среднем по России - 8200. Предпринимаемые нами меры влияли на этот показатель. Кроме того, замечу, что движение и отклик на эти предложения можно охарактеризовать общим количеством получателей. На 1 января 2012 года мы работаем с 179500 получателями такой пенсии. Это большое количество югорчан, которые зашли в этот проект и с кем работает окружной бюджет с точки зрения, оказания содействия формированию пенсионного дохода. Это не простая вещь и с учетом того, что по пенсионному законодательству Правительство Российской Федерации еще в движении, в поисках эффективных решений по обеспечению достойного уровня пенсий, а задача минимум состоит в том, чтобы размер пенсии составлял не меньше, чем 40% от заработка, с которого человек ушел на пенсию, вот эти наши меры иногда опережают, иногда догоняют то, что, так или иначе, формируется на уровне федерального центра. Мы считаем это крайне важным направлением своей работы и до тех пор, пока федеральная государственная повестка не закрыта, мы считаем правильными расходы на эти цели из окружного бюджета.

6.jpg

В.ГУДЗОВСКИЙ, газета «Наш район»: Наши читатели просят Вас ответить на такой вопрос - в Ханты-Мансийском районе успешно осуществлен проект по переселению жителей труднодоступных населенных пунктов - села Базьяны и деревни Сухорукова. Планирует ли Правительство Югры продолжить реализацию подобных инициатив?

Н.КОМАРОВА: Я хочу сказать следующее. Когда я столкнулась с заявлением жителей села Базьяны о том, что они хотели бы переселиться в другое муниципальное образование и обратили внимание, что законодательная база практически не регулирует этот вопрос, тогда мы приняли меры для того, чтобы появились документы, которые регулируют отношение власти, людей к такого рода случаям. Описали все признаки и возможности. Я остановлюсь на главном – эти решения принимают люди, которые проживают в том или ином населенном пункте. Пока все до единого жители не примут соответствующее решение, органы власти его никому не навязывают и никого не переселяют. Мне кажется, что так и должны решаться такие вопросы. Это личный вопрос – где кому жить, и одно из основополагающих конституционных прав жителей Российской Федерации. Я благодарна Вам за то, что Вы назвали этот проект успешным, черту я пока не подвожу, потому что еще месяц назад оставался вопрос одного из жителей села Базьяны по этому поводу. Это первое решение. Мы столкнулись с большим количеством вопросов и проблем, хотя старались отвечать на каждый вопрос. Вплоть до того, кто с кем хочет жить в соседях, с тем, чтобы у людей не возникло сожаления от того, как это было исполнено, что очень часто бывает.

Замечательное решение, а попадает в руки исполнителей, которые все это понижают, девальвируют. Были споры по собственности, появлялись люди, которые уже там много лет не живут, но владеют домостроениями и земельными участками в этих населенных пунктах. Все как-то решили, и таким образом получилось то, что получилось. У меня есть еще вопросы и к обустройству Ярков – поселению, где выбрали возможность жить дальше жители Базьян и Сухоруково. Многое еще нужно наладить в этом механизме, но планов у Правительства еще в отношении каких-то населенных пунктов нет. Потому что нет других заявлений. Если они будут появляться – начинает работать нормативная база, которая принята, и принимается соответствующее решение.

В.ГУДЗОВСКИЙ: Спасибо!

Н.ЕРМАКОВА, газета «Октябрьские вести»: Среди тех вопросов, которые поступили к нам, самую большую активность проявили жители правобережья нашего района. Вопрос у всех один. Что уже сделано по предстоящему строительству моста через Обь в нашем районе?

Н.КОМАРОВА: Спасибо, Наталья, за вопрос такой инфраструктурный, глобальный, федерального значения. И в этой связи то решение, которое может быть принято, тоже должно быть максимально проработано. Мы заказали работы по инвестиционному обоснованию реализации такого проекта. Он двойной и включает в себя еще один мостовой переход через реку Обь около города Сургута. Мы связываем эти два проекта и соответствующим образом разработали техническое задание для того, чтобы проектировщики и специалисты в этой сфере оценили инвестиционную привлекательность и содержательность такого проекта. По ощущениям - вроде как должно быть позитивно, но будем надеяться, что и эксперты в этой области согласятся с нашими  человеческими ожиданиями. По договору мы рассчитываем получить результат этой работы к середине 2013 года.

Одновременно мы работаем над тем, чтобы знакомиться с возможным инвестором. Оба проекта дорого стоят. И очень важно привлечь инвесторов для их реализации. Сегодняшнее законодательство Российской Федерации в этой сфере дает такую возможность. Есть несколько привлекательных возможностей для инвесторов с участием в развитии  транспортной инфраструктуры и мы уже на пути, и в поисках инвесторов с тем, чтобы не было перерыва между каждым этапом принятия и реализации решения по этому вопросу. Так что работаем. Спасибо.

7.jpg

ВЕДУЩИЙ: Теперь несколько видеовопросов от югорчан. Затем снова вернемся к вопросам из пресс-центра. Попрошу включить вопрос из Сургута.

Н.КОЛМАКОВА, жительница города Сургута: Здравствуйте, Наталья Владимировна! В 2012 году мы встали в очередь на  субсидии по рождению двоих детей. В очереди мы где-то 2800-е. В 2021 году у нас заканчивается срок выплаты ипотеки. При нынешних темпах роста выдачи субсидии, мы либо не получим ее до конца 2021 года, либо получим когда срок кредита уже будет маленьким и пользы от субсидии не будет. Зато агентство отчитается о помощи еще одной семье. Хотелось бы, чтобы обещанные субсидии выдавались в полном объеме не зависимо от задолженности по ипотеке. Это очень справедливо, возможно ли это?

Н.КОМАРОВА: Вот этот вопрос, жаль, что я не могу ответить глаза в глаза – это очень важно, по крайней мере, для Натальи. Наталья заметила, что агентство отчитается по оказанной помощи. Оно не только отчитается по оказанной помощи, оно действительно оказывает помощь в виде государственной поддержки обслуживания ипотечного кредита. Ставка становится льготной для тех, кто участвует в этом проекте, а за весь срок действия трехстороннего соглашения (20 лет) сумма средств, предоставленных по одному такому соглашению о льготном кредитовании, в среднем составляет 1 млн. рублей. Поэтому отчитываться есть за что, более того, очень строго отчитываться за целесообразность, законность и правильность получения такой льготы и по цене таких расходов. Это первое. Второе - в любом другом случае, который предлагала Наталья, теряется смысл самой субсидии. Субсидия дается на то, чтобы оказать содействие и помощь в погашении кредита. Если его нет, человек уже не нуждается, то уходит сам по себе смысл предоставления этой меры государственной поддержки. В отношении длительности ожидания в очереди, это действительно «бич» и подпрограмма оказания содействия в улучшении жилищных условий молодым семьям, скорее всего Наталья в ней участвует,  очень популярная. В ней заявило о своем участии несколько десятков тысяч югорчан. Накопилась очередь из тех из них, кто уже оформил договоры купли-продажи, зашли уже в определенные отношения с продавцом. Это одна из подпрограмм, которая финансируется приоритетно. Мы в прошлом году израсходовали на нее 2 миллиарда рублей, в этом году - почти столько же - 1 миллиард 900 тысяч рублей. Это дает возможность продвинуться в очереди где-то на две с половиной тысячи. Таким образом, от 2,5 до 3 лет - срок ожидания. Вот такой комментарий на этот вопрос.

8.jpg

ВЕДУЩИЙ: Следующий вопрос из Ханты-Мансийска.

О.ЕФРЕМОВА, телерадиокомпания «Югория»: Как Вы оцениваете успехи хоккейной команды «Югра» и работает ли клуб на улучшение образа автономного округа?

Н.КОМАРОВА: Любой наш успех  положительно влияет на имидж автономного округа. Любой, вот самый маленький, каждого из нас. Я не просто так это говорю. Могу вспомнить одно из последних своих ощущений в такой плоскости, нечаянно меня догнавшее. Я не очень активный телезритель, но теперь, я знаю что есть такой проект «Голос». И среди конкурсантов вдруг появляется некая колоритная красавица-женщина, с супер голосом и ее выбирают, и предлагают ей дальнейшее участие. Она из Сургута. Я не знаю, у меня все сразу все так… Я так полагаю, что каждый из нас именно таким образом реагирует и тот, кто получает из автономного округа вот такой какой-то успех. Значит, там есть такая возможность для людей и так далее, и тому подобное. Поэтому любой наш успех - это плюс к положительному имиджу автономного округа. В отношении хоккейного клуба «Югра» я бы не стала ничего больше комментировать. Они сейчас находятся в таком состоянии, которое требует максимальной концентрации и тренера, и руководства клуба, и игроков. Я хочу, чтобы у них все получилось. Болею за них всегда, где бы они не играли, дома или на выезде. Просто не хочу их сбить с волны, которую они сейчас поймали. И мы в домашних матчах очень здорово победили очень сильную команду. Успехов им, а мы за них переживаем, болеем и надеемся на них.

2.jpg

ВЕДУЩИЙ: Продолжим. Уважаемые коллеги, пожалуйста, ваши вопросы.

Р.АРСЛАНОВ, агентство нефтегазовой информации «Самотлор – Экспресс»: Буквально недавно ремонтировалась достаточно серьезная дорога от Салыма до границы округа. Сегодня видно, что она уже разбита. Вопрос волнует и нефтяников. Принимаются ли меры к нерадивым дорожникам? 

Н.КОМАРОВА: Положено плохо строить? (смеется) Нет, не положено. Положено выполнять любой контракт с соблюдением всех обязательств, которые предусмотрены. Но вы понимаете, что речь идет о федеральной дороге, следовательно, о федеральном контракте. Следовательно, сторонами в этом контракте являются Российская Федерация в лице соответствующего ведомства и подрядная организация. Все вопросы и проблемы, которые у нас с вами возникают по этой автомобильной дороге, являются моей – губернатора повесткой для работы с федералами. И благодаря нашим усилиям уже повернули федеральные финансовые потоки на ремонт этой нашей дороги – дороги жизни, по сути. Именно поэтому в 2011-2012 годах на нашу дорогу были направлены заметные инвестиции, и мы с вами являемся свидетелями того, как постепенно, наиболее разбитые участки дороги приходят в нормальное состояние. По крайней мере, я видела сигнал в «Твиттере» от одной нашей землячки, которая писала о том, что положение дел меняется на дороге. Преодолела один и тот же путь быстрее на несколько часов. Какие-то сдвиги у нас есть. Поэтому все вопросы и замечания по этой дороге, по качеству ремонтных работ в том числе, мы тут же передаем, сигнализируем, должным образом регулируем с федералами. Ваше замечание туда же уйдет, если подтвердится фактами, документами и соответствующими актами такого рода состояния дел. Значит, потребуем принятия мер и информирования нас о том, что меры приняты и нерадивые подрядчики будут исправлять свои недоделки.

М.ОСИПОВ, журнал «Югра»: В этом году много говорили о продаже разных предприятий, принадлежащих Югре.

Н.КОМАРОВА: Кто говорил, Михаил?

М.ОСИПОВ: В СМИ говорили.

Н.КОМАРОВА: Ну, их и спросим… Пожалуйста…(смеется)

М.ОСИПОВ: Если что-то удалось продать, то с выгодой продали?

Н.КОМАРОВА: У нас в этом году больше тысячи единиц имущества окружного находилось в продаже. Мы планируем получить от реализации этого имущества около 13 миллиардов рублей. Это разное имущество - и списанные автомобили, и акции Ханты-Мансийского банка.

Самая крупная сделка – это продажа наших акций Ханты-Мансийского банка. Эксперты и покупатели говорят, что мы дорого продали, а те дорого купили эти акции. Можно сказать, что мы можем быть удовлетворены. Если Вы обратили внимание – мы приняли соответствующее решение, внесли изменения в бюджет, и доходы от этой сделки сразу же направили на реализацию бюджетных обязательств, среди которых в том числе и жилищные, приняв из-за этого дефицитный бюджет. Потому что бюджетные правила говорят о том, что эти ресурсы от продажи имущества могут использоваться только тогда, когда являются источниками покрытия дефицита. Поэтому мы внесли изменения в бюджет, после 9 месяцев исполнения его с профицитом, и утвердили дефицит. Вот такой комментарий.

М.ОСИПОВ: Спасибо!

Ю.СТРЮКОВСКАЯ, газета «Югорское время»: В числе присланных в нашу редакцию вопросов, вопрос от Алисы Александровой, которая в этом году столкнулась с 
проблемой трудоустройства. Ее дочь закончила в этом году Ханты-Мансийскую медицинскую академию, но профессия фельдшер оказалась невостребованной. В связи с этим у Алисы Александровой предложение: возложить обязанность по трудоустройству выпускников на учебные заведения.

Н.КОМАРОВА: Но, в какой-то части это предложение реализовано, мы сначала попробовали, получили хорошее позитивное движение в этом отношении и теперь повсеместно в образовательных учреждениях создаются центры, которые занимаются трудоустройством выпускников. Начинают они заниматься этим не тогда, когда заканчивают молодые люди получение образования, а начиная с третьего курса, если это высшее образовательное учреждение, или со второго курса. Заключают договоры с будущими работодателями. Работодатель имеет возможность, начиная профессиональное общение со студентом, понимать, возьмет он его на работу или не возьмет. И студент уже знает, что чем лучше он себя зарекомендует, тем выше его шансы получить работу по той специальности, которую он получает, и там, где коллектив для него не является новым до того, как он получит диплом об образовании. Почему мы посчитали эффективным этот способ? Количество нетрудоустроенных выпускников сразу же значительно сократилось. По крайней мере, если брать ту же Медицинскую академию, только 5 выпускников остались ищущими работу, и мы ими занимаемся по специальной программе. И то, что касается трудового законодательства, специальным особенным образом занимаются выпускниками. У них и уровень пособия другой, и система предложений совершенно другая для того, чтобы минимальные потери были от того, что люди учились, получили образование и не могут найти работу. В отношении конкретного случая, стоит позаниматься отдельно. Мне передадут все вопросы, с реквизитами тех, кто их задавал. Мы еще раз посмотрим, подумаем на эту тему. Я надеюсь, 5 человек - это не десятки людей, которые самостоятельно пытаются на рынке труда найти себе работу. Хороший сигнал, кстати сказать. Если говорить об области здравоохранения, то специалисты показывают дефицит кадров, и в то же время, есть такие факты. Вчера у нас в Ханты - Мансийске работал полпред и мы заходили, в том числе, во вновь открывшийся онкологический центр. Он все время спрашивал специалистов - откуда они. И где-то из десяти – семь сказали, что закончили нашу Медицинскую академию. Есть некая надежда на то, что это случайная проблема с трудоустройством и нам удастся урегулировать этот вопрос конкретно, тем более, если эта девушка из тех детей, о которых я сказала.

Е.ТРЕТЬЯК, телевидение Нижневартовского района: Наталья Владимировна, скажите какие у вас гастрономические пристрастия, кухни каких народов мира предпочитаете?

Н.КОМАРОВА: Съели бы сейчас что-нибудь? А Вы, Кать, что любите?

Е.ТРЕТЬЯК: Я люблю русскую кухню.

Н.КОМАРОВА: Какую вы сказали, русскую? Я всеядна. Мне еще больше лет, чем Вам. Горят, что там, где ты живешь, то и нужно есть. Остановимся на этом. Конечно, когда мы куда-нибудь едем, например, в Японию, наверно суши нужно там есть. Здесь я не буду есть суши. Макароны, наверно, лучше в Италии попробовать, пиццу тоже. Здесь мы съедим вареники. Я люблю вареники с капустой. Я люблю вареники, как бабушка моя говорила, с сыром - это несладкий творог. Я люблю борщ - бабушкин борщ, к сожалению, его уже не съешь, нужно самой готовить. Вообще я люблю то, что другие готовят.

ВЕДУЩИЙ: Наталья Владимировна, еще несколько вопросов непосредственно от самих жителей автономного округа. Далее у нас вопрос из Нефтеюганска.

З.СУЧКО, жительница города Нефтеюганска: Наталья Владимировна, с 1 июля 2012 года вступила в силу норма федерального закона «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг». Согласно ему, чиновники теперь не в праве с жителей требовать справки. Но на деле все очень далеко от написанного в этом документе. Для того, чтобы встать в очередь на квартиру как нуждающиеся, с нас стали требовать кучу справок из БТИ, Регистрационной палаты, налоговой, ГИБДД, центра занятости, паспортного стола. На вопрос, «а разве вы сами сейчас не запрашиваете эти документы?», специалист жилищного отдела возмущенно ответила, что в ее должностные обязанности это не входит, и мол, ей что, все бросить, схватить портфель и бежать за нашими справками? Скажите, действует ли этот закон на территории нашего округа, или он только для определенных муниципалитетов. Мы живем в городе Нефтеюганск.

Н.КОМАРОВА Все бросать и бежать за справками не надо, нужно просто компьютерную мышку нажать, и решится вопрос. Вопрос состоит в том, что с июля начал действовать этот Закон в отношении определенного набора документов. С 1 января 2013 года – в отношении всех документов. Вот здесь есть некоторые разгибы. Это первое. Второе, на что я бы хотела обратить внимание, – сотрудница, о которой Вы сказали, не назвав, и для нее - это счастье, фамилию, имя, отчество, это наша землячка. Такая же, как мы все. Только так получилось, что она занимает такое рабочее место. К сожалению, нет гарантий в отношении того, что я, получив такой ответ,  вернувшись к себе на рабочее место, также не отвечу ей, когда она придет ко мне. Это такое, может быть, даже философское рассуждение, но от него никуда не денешься, и какое – то время мы будем друг от друга все это терпеть, до тех пор, пока еще будем зависеть от уровня нашего общения. И, в этой связи, те меры, которые сейчас предлагаются по уводу всего этого в компьютеры, соответствующее программное обеспечение, наверное, выход. Может, они нас освободят, мы станем добрее, найдем время для себя, для понимания того, что мы с вами за люди, что рядом такие же люди, возможно, даже лучше. И тогда, когда мы уважаем друг друга, мы совершенно иначе можем решить ту или другую проблему. И еще один важный аспект, кроме моих размышлений, о вкладе каждого из нас в этот вопрос - нужно жаловаться. Здесь и сейчас, сразу же. Вы, если обратили внимание, в «Твиттере» с одним журналистом мы решали вопрос о не предъявлении справки, когда в Ханты-Мансийске он реализовывал свое право на получение земельного участка. И вроде бы как победили. Но потом все-таки догнала история все равно, все равно пришлось принести эту справку. Она не была препятствием для приема документов, решения вопроса и так далее, но донести ее все-таки пришлось. Хотя эта справка была из тех, которые уже с 1 июля 2012 года не должна требоваться, а быть получена по межведомственному взаимодействию. Еще мы сейчас вводим такие структуры, как Многофункциональные центры. Еще раз обращаюсь к журналистам – читайте вы проекты документов, которые мы готовимся принимать. У меня такое ощущение, что кроме меня их никто не читает. Ни тогда, когда они готовятся, ни тогда, когда они применяются – что еще хуже. Вот когда мне на рабочий стол лег проект документа, в соответствии с которым с 1 января 2013 года вносятся изменения в окружной закон, касающийся постановки на учет для получения жилья. Когда я его прочитала, получилось так, что если я буду пользоваться услугами Многофункционального центра, то мне в два раза больше придется потратить усилий, чем, если я приду и на руках отдам эти справки непосредственно определенному чиновнику. Вот такое написали. Я подумала – зачем же мы тратим деньги на помещения, оборудование самое лучшее, удобства себе создаем, когда я иду с этим документом, я точно знаю, что если я хочу быстрее, то я не пойду в Многофункциональный центр. Сегодня мы будем этот документ принимать. Что будете делать? Читайте, пожалуйста, когда приходите уже непосредственно к этому исполнителю. Я вас приглашаю еще и еще раз к этому. Это работа, в нее можно втянуться и она может приносить удовлетворение. Так что добро пожаловать.

ВЕДУЩИЙ: Теперь узнаем, что волнует жителей Белоярского района.

А.ЛЕБЕДЕВА, жительница Белоярского района: У нас в Югре оказываются определенные меры поддержки ТСЖ. Можно назвать окружной и городской конкурсы, программу по капремонту «Наш дом». Будет ли продолжено их действие в дальнейшем?

Н.КОМАРОВА: Да, программа «Наш дом» показала свою привлекательность. Если мы начинали с того, что у нас было где-то два десятка муниципалитетов из 106, которые принимали участие в этой программе. Это очень важно, муниципалитеты должны создать условия, при которых они могут участвовать в этой программе, то теперь это уже более шести десятков. Поэтому мы ее не заканчиваем, она и сейчас называется - до 2015 года и, я думаю, что в зависимости от того, как мы быстро население и собственников жилья подготовим к этой работе, только после этого государство уйдет с этой площадки и люди сами научатся обслуживать свою собственность. Поэтому, мы считаем ее одной из эффективных программ. Она нашла поддержку в муниципалитетах. Руководители муниципальных образований очень активно на нее обратили внимание или начинают обращать внимание. В этой связи, до тех пока, еще раз повторюсь, это очень важно, мы все не научимся выстраивать отношения со своей собственностью должным образом, как рачительный собственник, желающий продлить ее жизнь, до тех пор государство будет участвовать в качестве соисполнителя этих обязательств наряду с гражданами и муниципалитетами.

ВЕДУЩИЙ: Далее видеовопрос из Когалыма.

М.БОНДАРЕНКО, жительница города Когалыма: Я в руках держу справочку о врачебной комиссии. Я имею право на легкий труд и проблемы с позвоночником у меня есть. Я состою на Бирже труда и одна воспитываю несовершеннолетнего ребенка. Я хотела бы задать вопрос: почему, таких как я, не берут на работу и не дают работу в городе? С такими проблемами я остаюсь на сегодняшний день.

Н.КОМАРОВА: Я могла бы рассказать о том, какие меры используются для того, чтобы оказывать помощь тем людям с ограниченными возможностями, которые ищут работу. Но думаю, что в данном конкретном случае – это специальный личный вопрос и я, пожалуй, заберу его для индивидуальной работы. Поддерживаете меня? Правильно я поступлю? А не просто расскажу о наборе нормативов, которые действуют в законодательстве для оказания помощи гражданам с ограниченными возможностями? Добавлю, на днях проводили заседание Совета при губернаторе по делам инвалидов, мы активны по таким вопросам. И в конкретном случае мы урегулируем этот вопрос. Для него, видимо, есть основания.

3.jpg

ВЕДУЩИЙ: Коллеги, есть возможность задать еще несколько вопросов. Пожалуйста.

А.ЧЕРЕНКОВ, информационное агентство «Югра – Информ»: Наших читателей интересует такой вопрос. Сегодня, чтобы получить какую-то помощь, коренные народы Севера обращаются в различные департаменты: социального развития, природных ресурсов и т.д. Вряд ли помощь становится доступнее от этого. Что делать для того, чтобы помощь стала доступней?

Н.КОМАРОВА: Первое и главное – принципы и порядки не изменились. Процедура формирования «одного окна» - она является основополагающей для получения государственной муниципальной услуги, независимо от национальности. Институты, которые мы с вами внедряем - центры общественного доступа, их уже более 200 размещено в муниципалитетах, в том числе и отдаленных муниципалитетах, сейчас - Многофункциональные центры – они как раз настроены на то, чтобы людям было удобно. Одновременно, мы учим граждан компьютерной грамотности и возможности пользоваться такими институтами, чтобы не получилось, что эти железки мертвые, а опасность такая была и, может быть, еще и остается из-за разного уровня достатка людей. И поэтому мы размещаем это оборудование в местах, которые являются общедоступными. Как правило, это библиотеки или помещение органа власти – если это небольшие поселения. Из того, как Вы задали вопрос, я бы так ответила.

Т.КАЛИНИЧЕНКО, газета «Когалымский вестник»: Вы неоднократно говорили о том, что решение проблемы переселения югорчан из ветхого жилья является первоочередной задачей

Н.КОМАРОВА: Я ошибаюсь?

Т.КАЛИНИЧЕНКО: Нет, это подводка к моему вопросу. В связи с этим я хочу зачитать Вам вопрос нашего читателя: «Я являюсь собственником жилого помещения, признанного непригодным для проживания. В мой адрес было направлено письмо, в котором мне предлагается оплатить разницу в стоимости непригодного для проживания жилого помещения, находящегося в собственности, с разницей квартиры в новом доме. В чем заключается концепция целевой программы по переселению граждан из ветхого жилого фонда, если мне предложено приобрести данную квартиру в новом доме за счет собственных средств?»

Н.КОМАРОВА: Это очень личный вопрос. Нужно понимать, на каком праве он владеет и использует это жилое помещение. В отношении тех, кто занимает жилое помещение по условиям социального найма – это одни правила, кто является собственником – это вторые правила, тот, кто арендует на основе коммерческого найма – третьи, и так далее. Из окружного бюджета по этой программе выделяются муниципалитету средства, которые они и распределяют в зависимости от того, кто, какой по очередности на жилое помещение попадает. Соблюдаются условия, которые определены федеральным законодательством, о том, что предоставляемое под снос жилье не должно быть меньше той площади, которую люди занимали. Судебная практика показывает, чтобы и количество комнат в этом помещении было не меньше, чем было у людей до переселения. На это должны быть соответствующие правоустанавливающие документы. В этой связи точно ответить на этот вопрос, не располагая сведениями и деталями, не представляется возможным. Но замечу, что из окружного бюджета есть еще один поток финансового ресурса для этих целей муниципалитетам – на выкуп жилья большой степени - 70% - готовности и для небольших поселений – 50%. Это жилье муниципалитет может использовать на самые разные нужды, которые в этом смысле у них сформированы – то ли для выделения очередникам, то ли для формирования специализированного жилого фонда. Такие вот усиленные возможности для муниципалитетов есть, и именно муниципалитеты отвечают за все вопросы, которые связаны с обеспечением жильем. Правительство автономного округа в данном случае формирует только некий бюджетный взнос, для того чтобы муниципалитеты максимально эффективно эту компетенцию реализовывали. Вся ответственность за принятие решений лежит на них. Мы сейчас идем на то, чтобы законодательство автономного округа максимально перестроить на то, чтобы и правила реализации этой компетенции в большинстве своем принимали именно муниципалитеты. У меня есть просьба, я не знаю будет или нет этот вопрос, – одна из моих друзей в «Твиттере» – у нее есть проблемы во взаимоотношениях с органами власти муниципалитета, она считает, что ее не пускают на официальный сайт для комментария. Позанимайтесь как журналисты – кто прав, разберитесь – владельцы сайта или гражданка. Спасибо!

С.РУДЕНКО, телерадиокомпания «Пыть-Ях информ»: Добрый день всем участникам пресс-конференции. Вопрос продолжим жилищный. Естественно он уже традиционно пыть-яхский. Поскольку мы все время задаем вопросы на эту тему - снос жилищных массивов  вагон - городков. Из всех полученных вопросов процент самый высший отдан этой теме. Поэтому мы его все-таки задаем вновь. Выбрали мы вопрос семьи пенсионеров, где супруге 65, а супругу 70 лет. Вопрос таков - если будет сноситься так как сносилось до сих пор жилье, именно вагон-городки - по 3-4 в год, то соответственно людям в таком возрасте можно уже и не дождаться. Что планируется сделать, чтобы ускорить этот процесс? Насколько  рассчитана программа сноса, если, например, учесть, что в Пыть-Яхе более 1600 балков. В них проживает более 1800 семей – это порядка пяти с половиной тысяч людей и вопрос для нас очень животрепещущий.

Н.КОМАРОВА: Балки. Их у нас сейчас более 9000 в целом по автономному округу, это очень много, я считаю, для 2012 года и для автономного округа. Действительно, сначала я столкнулась с тем, что на территории нашего автономного округа категория граждан, которая проживает в них, вообще нигде не учитывалась, как та, которая вправе рассчитывать на меры государственной муниципальной поддержки. Это не справедливо. Тут федеральное законодательство несколько недорабатывает. Можно сказать о том, что почему, собственно говоря, законодательство должно исчерпывающе определять, что такое - жилые помещения и помещения, которые используются гражданами для проживания, и каких они видов бывают. Страна огромная, людей тоже, слава богу, не мало. В каждом муниципалитете свои балки, где-то еще вагончики. Тогда мы приняли решение  о том, что нам ничего не мешает, по крайней мере, до сих пор Прокуратура нас не остановила, чтобы в правовом отношении урегулировать этот вопрос. И мы сделали так: чтобы оказывать непосредственную помощь гражданам, которые проживают в балках, определили традиционную форму поддержки – это выделение субсидии для тех, кто хочет переселиться. Заметьте, хочет, а не обязательно должен переселиться из вагон-городка или из балка. И программа не пошла, можно сказать, потому что только единицы, несколько десятков человек воспользовались этой мерой государственной поддержки. Одни, в том числе потому, что вы сказали - много лет живут и уже сами взрослые, на пенсии, трудно использовать эту субсидию для приобретения  другого жилья. Другие - не в таком возрасте, но работают и не имеют таких доходов, которые позволили бы им. И еще много, много других вопросов, которые препятствуют. Самое главное, возвращаюсь к предыдущему вопросу, муниципалитеты были отстранены от реализации этой своей компетенции. Получается, что муниципалитету и не нужно ничего этого, ни земельные участки, которые заняты такого рода строениями, ни люди, которые там проживают. Потому что это из окружного бюджета выделяется субсидия гражданину. Государственный уровень власти и гражданин участвуют в этом отношении, а муниципалитет исключен. Я посчитала, что это искусственно, что это ошибка. Поэтому мы предложили иной подход с этого года и определи, что из окружного бюджета деньги получает муниципалитет для сноса вагон-городков. В прямом диалоге с населением выработано решение.

Перед окружным бюджетом - отчет в вагон-городках. Мы там попытались написать историю, кого и куда они поселяют, как переселяются люди. Оказалось, что это был еще один повод расслабиться муниципалитетам и сказать о том, что не можем в полной мере запустить программу, потому что эти условия у нас не получаются. Тогда мы все это убрали. Теперь нам только отчет в одну строчку – снесли вагон-городков. Мы начали с Радужного и еще нескольких муниципалитетов. Радужный уже на 100% решил этот вопрос в течение календарного года со времени получения денег из окружного бюджета. Вот пойдем таким путем. Тогда, мне кажется, что не только у ваших земляков, о которых вы сейчас сказали, есть шанс. И не просто шанс.

С.РУДЕНКО: Учитывая количество наших балков, вагончиков и прочих сооружений, у нас их столько, что за год точно не получится, поэтому как я понимаю, деньги решают все…

Н.КОМАРОВА: Нет, не деньги решают все. Это муниципалитет должен создать условия для того, чтобы пришел инвестор, который построит жилье. Для этого муниципалитет должен подготовить земельные участки, на которых будет построено жилье. Для этого муниципалитет должен создать условия для обеспечения инженерных коммуникаций. Муниципалитет должен работать и тогда придти за деньгами. А вот когда все это готово, тогда и года не нужно. Для этого муниципалитет должен с каждым из граждан, которые занимают эти помещения, определить их право и способ переселения. С каждым вот эту работу нужно сделать, потом придти, взять деньги, и реализовать.

С.РУДЕНКО: Людей то конкретно интересует сколько ждать?

Н.КОМАРОВА: Как только будут готовы муниципальные власти. А мы сделаем все для того, чтобы профинансировать. У нас тоже будут вопросы и проблемы, связанные с большим количеством бюджетных обязательств, которые нужно будет обеспечивать. Но если мы называем это приоритетом, то тогда и объем финансирования и финансирование само по себе тоже приоритетное. Муниципалитет должен быть готов, потому что деньги должны работать здесь и сейчас. А не ждать, когда все вот это, о чем я вам говорю, произойдет.

Кстати, один из вагон-городков в Пыть-Яхе - среди тех, кто зашел в эту программу. Но не все тысячи, какой-то там кусочек, который они подготовили так, как я сказала чуть выше.

И.ЛЕНЬКИНА, газета «Московский Комсомолец», город Сургут: Наталья Владимировна, я хочу передать Вам пламенный привет от сторонников решений, которые Вы подписываете как глава региона. Это наше читатели, и одно из решений – это уполномоченный по правам предпринимателей. Мы хотим выяснить Вашу точку зрения - может ли такой уполномоченный по правам предпринимателей стать реальной движущей силой развития предпринимательства в округе?

Н.КОМАРОВА: Должен. Должен. Вообще-то его компетенция будет именно такая. И важно будет определиться с личностью этого человека, этого конкретного лица. Мы сейчас готовим законопроект, который будет регулировать деятельность этого, как это принято сейчас называть, института, и ждем федерального решения по этому поводу. Активность в отношении самого представления об этом очень высокая. Наши предложения о том, как должен появляться этот человек, приняты на федеральном уровне и, как нам говорили, лягут в федеральную норму закона. Хорошо, когда федеральный закон с нашей стороны подготовлен с точки зрения восприятия и того, как мы сделаем это. Процедура будет максимально открытой. Мы готовы к этому. Сегодня мы тренируемся по этому поводу в формате рабочей группы, которую создали при Совете по поддержке и развитию малого и среднего бизнеса. Я хочу вам сказать о том, что я, например, не очень удовлетворена активностью и результатами этой рабочей группы. Хотя она создана из самих предпринимателей и предполагалось, что любой сигнал предпринимателя приходит сюда и рабочая группа четко определяет, кто прав и виноват, оказывает содействие в том, чтобы проблема была снята. Пока она не очень веселая в этом отношении по результатам. Хочется надеяться, что лед тронется. Мы провели ротацию. Может быть, за счет вливания новых сил этот институт пойдет. То есть этот уполномоченный не придет на пустыри, что называется, у него уже будет портфель с тем, чем ему надо будет сразу же заниматься.

И.ЛЕНЬКИНА: Спасибо, наши читатели поддерживают.

Н.КОМАРОВА: Да, хорошо. Спасибо.

А.НЕЙМАН, окружная газета «НОВОСТИ ЮГРЫ»: Наталья Владимировна, есть ли у вас рецепт привлечения для работы молодых специалистов и не только молодых для работы в отдаленных поселениях?

Н.КОМАРОВА: У нас с вами есть такой рецепт. Вопрос - насколько он эффективен. Поговорите с людьми, поспрашивайте. С точки зрения расходов из окружного бюджета, они используются, и обеспечивается расходование. Для каждой отрасли у нас есть специальные меры, учитывающие особенности – отдельно для специалистов в области здравоохранения, отдельно для специалистов в области образования, культуры, социальной, бюджетной сферы. Это единовременные выплаты, это и ежемесячные выплаты, и доплаты специалистам. Например, для врачей в течение первых трех лет работы по три тысячи рублей в месяц, для среднего медицинского персонала - 2,5 тысячи рублей в месяц, для учителя  - 1 тысяча рублей в месяц плюс единовременная выплата 100 тысяч. И для врачей, которые едут на село работать, например, из федерального бюджета 1 миллион рублей предоставляется помощь. Я думаю, нам нужно расширить этот перечень. В свои выплаты мы, по крайне мере, включили такую категорию как фельдшер, кстати сказать, еще раз возвращаясь к вопросу не только в отношении врача вот этот миллион рублей, учитывая специфику, для фельдшера. То есть сами по себе решения приняты. И хочу сказать о том, что, например, в области образования в автономном округе учитель перестает быть непривлекательной профессией. У нас дефицит зарегистрированный составляет 0,45% - это ниже всероссийского уровня. В области здравоохранения - побольше проблем. Есть специфика, очень много специальностей, и каждая из них востребована людьми. И есть разное количество специалистов, которые по этой специальности подготовлены и работают в этой сфере. Так что набор есть, он серьезный по расходованию бюджетных средств. Очень хотелось бы, чтобы был эффективным, чтобы не имели дефицита специалистов, по крайней мере, в тех отраслях, которые я назвала выше. Да, кстати, еще одна мера, здесь можно ее привести в пример, мы закупаем модульные помещения для размещения в них ФАПов, например, и врачебных амбулаторий на селе одновременно с помещением для проживания. Такую же технологию мы используем для строительства помещений участковых полицейских, таким образом, еще с обеспечением жильем. Создаем условия, привлекательные для того, чтобы молодые люди, молодые специалисты нашли для себя возможным работать по специальности и оказывать те услуги, ради которых они получили эту профессию, в сельской местности или поселках городского типа – у нас может быть таких поселений больше, чем деревень и сел.

Т.ИСХАКОВА, газета «Югорский университет»: Наталья Владимировна, сегодня Вы уже упоминали песенный конкурс «Голос». Расскажите о своих музыкальных предпочтениях.

Н.КОМАРОВА: Музыкальные…, не знаю… (смеется) Я не продвинута и в этом смысле, не системно сформировавший свои вкусы в этой отрасли, в этой области человек. Это первое. Как мне кажется, очень многое зависит от вкуса. Я люблю, ну также как, наверное, любой другой человек, красивую музыку и наличие голоса в принципе. Хотя мне нравится, когда этим голосом обладают симпатичные, опять же, на мой взгляд, люди, артисты. Не знаю, мне просто столько лет, вместе со всеми своими сверстниками заслушивалась пластиками, распространяемыми спекулянтским способом - «Deep Purple». Я училась в музыкальной школе. Я люблю Чайковского, я люблю Прокофьева. И вообще, к классической музыке я позитивно отношусь. Могу поделиться мнением человека, который подсмотрел, как я слушаю музыку. Он сделал вывод, что я человек способный воспринимать прекрасное (смеется). Вот так я отвечу на этот вопрос.

Г.ТКАЧЕНКО, газета «Покачевский вестник»: Сегодня много говорили о житейских проблемах. Но у меня вопрос о перспективах Югры. Я сформулирую его так: Югра – пилотная площадка Сколково. Каких реальных результатов и перспектив обещает нам этот научный проект?

Н.КОМАРОВА: Отвечу так – это системные вопросы и они из тех, которые не сегодня дают результат. Это не очень привлекательно с точки зрения диалога в этом отношении, особенно когда он неподготовленный, если здесь не сидят те, которые формируют идеи, которые их размещают и добиваются их реализации. Если бы вы попали на такую встречу, и просто смотрели бы, как все это происходит, вы бы совершенно иначе прочувствовали ответы на эти вопросы. Я за то, чтобы любое мыслительное инициативное движение находило возможность для практической реализации. Это самая главная, на мой взгляд, наша задача. И до тех пор, пока мы не создадим условия для таких вещей, всегда будет повод и возможность задавать такой вопрос. Он же не просто так сформулирован, а сформулирован, в том числе из того, что говорят – говорят, а где попробовать, где взять то, что эти умные придумали, на что используются ресурсы и так далее. Поэтому мы еще и еще будем создавать открытые возможности для тех, кто занимается в этой сфере и генерирует какие-то идеи, чтобы они проверяли публично на нужность то, чем они занимаются. Кто-то из них – это глубокие ученые, и публике все равно, чем они занимаются. Им важно – как воспринимает профессиональное сообщество. Для кого-то важно, в том числе и то, о чем Вы говорите. Поэтому мы поддерживаем наши вузы, которые создают малые предприятия, обеспечивающие технологии, идеи, модель и  их внедрение в реальную практику в разных сферах, которые нам по жизненным показаниям нужны – нефтегазодобыча и транспорт, и вопросы экологии. Которые мы вдруг для себя открываем на площадках малого и среднего предпринимательства, из которых можно сделать и большой бизнес. В том числе и на тех площадках, которые занимаются, например, продовольственной безопасностью. У нас он грубым словом называется – агропром, но по сути своей – это наша жизнь. Колоссальная площадка в социальной сфере открывается для такого рода проектов. Особенно в здравоохранении. Посмотрите на наш новый онкологический центр, там рабочее место стоит не 900 тысяч, а существенно больше. Перед тобой простой человек, но он управляет таким оборудованием, с такой ответственностью за жизнь человека, что ему хочется поклониться в пояс, и пока не выйдешь из этого помещения – не разгибаться в благодарность за то, что взял на себя эту ответственность. Во-первых - научился этому. Не просто корочку получил, но и умеет ее реализовать. А во-вторых – взял ответственность за человеческую жизнь на себя лично. Мы с вами не зря потратили эти ресурсы. Ну и так далее.

Г.ТКАЧЕНКО: Спасибо!

Л.МАЛЬЦЕВА, «Российская газета»: Наша газета когда-то, года два назад, написала как о единственном в Уральском федеральном округе, а возможно, и в России, примере строительства детского сада на условиях государственно-частного партнерства. Вот, насколько я знаю, этот проект сейчас «застрял» и сейчас реализуется в другой форме, и мне хотелось бы знать, почему. И, как вы считаете, почему у нас пока слабо двигается государственно-частное партнерство?

Н.КОМАРОВА: Я так считаю, что оно двигается. Слабо или не слабо  - это второй вопрос - почему. Во-первых, сфера не очень ожидаема для инвесторов, социальная. Все-таки государственно-частное партнерство, если речь идет о коммерческом проекте, более привлекательного с точки зрения последующего использования того, что создается в инвестиционном проекте. И частный детский сад – это не прибыльный бизнес. Хорошо в ноль или там 1-2% прибыли, а может, придет инвестор и получит прибыль и все будет хорошо. Вот это, мне кажется, самая главная вещь. Вторая объективная тоже вещь связана с тем, что мы первые шли, и мы потратили время на создание нормативной базы. Тут ведь очень важно было каждый шаг, что называется, запротоколировать, потому что речь идет о бюджетных деньгах в том числе. И тут очень важно, на каких взаимных правах и ответственности частный капитал и бюджетные расходы защищают каждый свое участие. Потом федеральное законодательство не очень дружественно к такого рода проектам, потому что разного рода отрасли права. Если одни отрасли права открывают возможности или открыли такие возможности, то другие не очень. Ну, например, земельное законодательство, которое четко определило, каким образом земельные участки выделяются - на условиях конкурса и тендера только. И несколько составляющих должны только торговаться. И тогда какой смысл инвестору побеждать и платить деньги еще за эти вещи, а потом вкладывать в проект. И кроме всего прочего наши партнеры - очень серьезные финансовые институты и для них очень важно разработать дорожную типовую карту для такого рода отношений. Это - во-первых, а во-вторых – они тоже хотят заработать, как партнеры. И мы искали довольно долго ту золотую середину, где мы бы получили то, что хотим, и, во-вторых, получили их за минимальные для нас расходы, что не интересно ни банку, ни инвестору. Поэтому мы довольно долго вырабатывали вот этот вот механизм, поэтому мы над ним работали и пошли по более простой схеме, когда инвестору выделялся земельный участок, он выходил, кредитовался или еще как-то, нас это не интересует, строит за свои ресурсы, например, детский сад, и мы затем, в течение трех лет после сдачи его в эксплуатацию, расплачиваемся. Предварительно оказываем ему содействие, если он обращается по снижению расходов за пользование кредитными ресурсами. Потом мы заложили еще одну возможность выкупа такого строения не только через три года, но и одномоментно. Мы распределяем свои бюджетные возможности на пять лет, исходя из того, каким образом инвестор – активно или не активно  - выйдет на эту площадку.   Но это нормальные вещи первопроходцев. Важно, чтобы мы не отбились от этого. Больше скажу. На днях Дмитрий Анатольевич Медведев проводил видеоконференцию, посвященную вопросам развития дошкольного образования. Вы не поверите, один губернатор рассказывал о своих планах по строительству детских садов с использованием наших правил. И мне понравилось, что он говорил об этом, как о своем, очень понравилось, и это нормально. То есть в данном случае  - все не зря. И очень хорошо, что мы взбаламутились по этому поводу. Что кинуло нас сюда? Не было возможности, я считаю, что и сейчас нет возможности, уходить в 15-летний проект по строительству детских садов. Нет, детские сады нужны были пять лет назад. Мы в 2010 году об этом заговорили, и начали это делать, а они сегодня об этом рассказали. И на это возникла житейская реакция - раз мы не хотим на 15 лет заходить в этот проект, то тогда нам нужно это сделать за три года, за пять лет. Ну, тогда где взять деньги? У кого-то взять на каких-то условиях. Вот мы и разрабатывали и определялись  - у кого взять и определялись в условиях, на которых мы воспользовались этими деньгами. Еще одна важная вещь, тут нам тоже очень нужна поддержка и понимание, движение навстречу, муниципалитеты это должны организовывать, чтобы вновь построенные даже помещения для детских садов использовались частными структурами – арендовались или еще на каком-то другом праве, чтобы эта бюджетная сеть росла. Все-таки это дошкольное образование и государство взяло на себя ответственность только на то, чтобы предоставить образовательную услугу, создать условия для предоставления образовательной услуги, а присмотр и уход – это уже на выбор. А муниципальный детский сад он дает все и больше. У нас даже расходы разделены за место в детском саду. Заработную плату платит муниципальный бюджет, а расходы на содержание, присмотр и уход делят родительская плата и бюджет. То есть родительская плата не за образовательную услугу вносится, а за возмещение расходов на содержание места в детском саду. Вот такой комментарий.

Л.МАЛЬЦЕВА: Спасибо. А можно сказать, что у нас начато строительство. Что по новой схеме строится уже столько-то детских садов?

Н.КОМАРОВА: Да, 16-18 детских садов по нашей доморощенной схеме строится. А по проекту с Внешэкономбанком - это будет Сургут и тоже больше десятка детских садов. Мы определились, что будет - не будет, когда мы искали соприкосновение финансовых интересов, что всем сторонам будет выгоднее, если это будет одно муниципальное образование. Поэтому мы определили Сургут. Как один из самых больших «двоечников» у нас Ханты-Мансийск с большими долгами, и Сургут. У нас уже в некоторых муниципалитетах проблема обеспеченности местами в детских садах решена. И слава богу.

Л.МАЛЬЦЕВА: Я еще немного задержу коллег. Меня давно очень интересует вопрос. Несколько лет назад, когда государство разобралось с ЮКОСОМ, с него взыскали долги, которые не были уплачены в бюджет. Тогда часть средств, которые должны были поступить в округ, окружная власть уступила федеральной. Вернулись ли с тех пор к нам эти средства? Мы же их как бы взаймы давали, насколько я помню.

Н.КОМАРОВА: Это для меня новость. Я сейчас займусь этим вопросом.

Л.МАЛЬЦЕВА: Информация к размышлению.

Н.КОМАРОВА: Нет. Я считала, что мы разошлись уже по этому вопросу – проект закрыт.

Л.МАЛЬЦЕВА: Возможно, мы уже простили этот долг Федерации, но меня лично этот вопрос уже давно интересует.

Н.КОМАРОВА: Я буду рада, если дверь открыта, но боюсь, что что-то не так. Не буду обманывать свои надежды в этом отношении. Хотя хотелось бы.

РЕПЛИКА ИЗ ЗАЛА: 10 миллиардов.

Н.КОМАРОВА: Чего миллиардов? Кто вам сказал? Я считаю, что больше. (смеется)

Н.КОМАРОВА: Спасибо вам большое! До встречи!
 
Стенограмма подготовлена пресс-службой главы региона.

Другие новости в рубрике Общество

Добавить комментарий:

CAPTCHA