Еремей Айпин: «Коренные жители не хотят пускать на свои угодья туристов»

ТЕКСТ: Айгуль Хабибуллина

Еремей Айпин: «Коренные жители не хотят пускать на свои угодья туристов»

Недавно в Югре была принята концепция, регламентирующая правила сбора и обработки дикоросов. О плюсах и минусах концепции, а также о других вопросах, касающихся жизни ханты и манси, таких как отношения с недропользователями и развитие этнотуризма, корреспонденту РИЦ «Югра» рассказал председатель Ассамблеи представителей коренных малочисленных народов Севера окружной думы Еремей Айпин.

Еремей Данилович, как вы можете прокомментировать основные положения недавно принятой окружным правительством концепции дикоросов?

Концепция, конечно, очень нужна. Думаю, она будет способствовать развитию этой традиционной отрасли и упорядочит правила сбора, переработки и использования дикоросов. Однако мы предоставляли в департамент природных ресурсов Югры некоторые свои предложения, которые не были учтены при принятии концепции. Дело в том, что в последние годы к нам, в особенности из восточных районов округа, стали поступать жалобы на то, что предприниматели завозят в леса людей, которые буквально как саранча там всё «выстригают». Они занимаются заготовкой продукции, но, как правило, не имеют никакого отношения к традиционной экономике. Поэтому одно из наших предложений – предусмотреть приоритет в использовании ресурсов для коренных малочисленных народов Севера.

А как у малых народов складываются отношения с недропользователями?

Эти отношения постоянно совершенствуются в правовой базе. Хотя, конечно, конфликты иногда возникают. К примеру, был у нас в феврале случай в Сургутском районе. Оленевод обратился с жалобой на одну газоперерабатывающую компанию по поводу незаконной рубки леса на территории родового угодья без согласования с его главами. Мы нашли приемлемые варианты, решили вопрос, но такие ситуации периодически всё же бывают. Предприятия стали вырубать лес для прокладки трубопроводов буквально по оленьим пастбищам, через поселения коренных жителей, рядом с жильем. А трубопроводы предусматривают еще линию электропередач. Всё это наносит большой ущерб местам выпаса оленей, ягельникам. Ягель восстанавливается очень медленно, в течение 40-60 лет, поэтому очень важна его охрана. Наша задача сейчас – создание специальных законов и внесение изменений в существующие законы, которые регулируют отношения коренных народов и недропользователей.

Многие ли представители ханты и манси готовы заниматься этнотуризмом?

Очень небольшое количество семей, может быть, пять или шесть. Большинство оленеводов настолько устали от лишних людей, что просто отмахиваются от туристов, не хотят видеть их на своих угодьях. Часто туристы ездят по территориям традиционного природопользования на машинах, чтобы собирать грибы или ягоды, лень даже пройти пешком. Это, прежде всего, разрушает ягельники, поэтому нужны меры по ограничению доступа туристов к местам выпаса оленей и рыболовным угодьям. По идее, этнотуризмом нужно заниматься ограниченно. У нас вообще туристы в отношениях с природой, лесом и водой безкультурные. Оставляют мусор, оскверняют водоемы, после них нужно долго заниматься уборкой территории. К тому же, часто они не желают ходить по специальным тропинкам, забредают туда, куда забредать нельзя, привозят спиртные напитки и так далее. Естественно, далеко не все коренные жители хотят пускать их на свои угодья.

А у самих коренных народов как обстоят дела со спиртными напитками?

Проблема такая есть, и бороться с ней очень тяжело. Нужно ограничить продажу алкоголя на территориях родовых угодий, в национальных поселениях, но этот процесс идет очень сложно. Активно сопротивляются, прежде всего, представители торговых организаций, которые на этом строят свой бизнес, а это очень доходный бизнес. Когда рассматривался этот вопрос в Думе, на общественных слушаниях, публично никто не высказывался против, но потом, когда проект отправился в муниципальные образования, он встретил упорное сопротивление предпринимателей.

Как обеспечивается контроль за здоровьем жителей? Какие болезни распространены среди коренных народов?

Показатели по здоровью, кстати сказать, в последние годы имеют положительную тенденцию. Улучшилась демографическая ситуация, продолжительность жизни увеличилась, а детская смертность уменьшилась. Однако это не значит, что нужно останавливаться. У нас есть плавучая поликлиника «Николай Пирогов», которая ходит только по крупным рекам. А те поселения, куда можно добраться только на вертолете или снегоходе, получают медицинскую помощь не всегда или невовремя, обследования проходят от случая к случаю. Поэтому с этой проблемой тоже будем работать. Что касается заболеваний, то наиболее распространенные связаны с органами дыхания. Это обусловлено тем, что ханты и манси много времени проводят на воздухе, на холоде. Охота, рыбалка и оленеводство связаны с переохлаждением. К тому же, жилье не всегда утепленное и часто неблагоустроенное, не соответствующее стандартам. На втором месте идут травмы, затем инфекционные болезни и болезни кровообращения.

В завершении разговора хочу спросить об образовании. Охотно ли ханты и манси отдают своих детей в школы? Школа способствует развитию ребенка или наоборот отдаляет его от ведения традиционного образа жизни?

Неоднозначно. Я считаю, что среднее образование должны получить все. Другое дело, что мы должны параллельно в школе развивать у ребенка навыки использования традиционных технологий, хотя бы основы охоты, рыбной ловли и оленеводства. Есть в учебных заведениях несколько часов оленеводства, но, к сожалению, методики и учебники не так хорошо разработаны, как хотелось бы. Надо, как минимум, иметь какое-то подсобное хозяйство, чтобы дети могли научиться ловить оленей, ухаживать за ними, вообще знали, с какой стороны к ним подойти. Это целая наука, которую раньше изучали с детства. Сейчас, к сожалению, этого мало, оленеводству скорее обучаются те дети, родители которых ведут традиционный образ жизни, а их в Югре всего около 3 тысяч человек из 30 тысяч. 

Другие новости в рубрике Общество

Добавить комментарий:

CAPTCHA