Индейцы вышли на тропу Комаровой

ТЕКСТ: Лия Дегтярёва

ФОТО: Артур Борисов

Индейцы вышли на тропу Комаровой
Вождь племени чероки Ларри Джеймс Машу по прозвищу «Белое перо» и представительница племени маори Дорин Беннетт дали сегодня пресс-конференцию в РИЦ «Югра». Аборигены Северной Америки и Новой Зеландии прилетели в Ханты-Мансийск для участия в соревнованиях на Кубок губернатора Югры по гребле на обласах. В ходе полуторачасового общения с журналистами гости округа рассказали, из чьих костей делают украшение маори, и кого убил прапрапрапрадед Белого пера, чтобы получить металлическую пластину на грудь. И почему жизнь югорских коренных народов лучше, чем условия североамериканских и новозеландских племён. 

В начале встречи гости поприветствовали журналистов на родном языке и поблагодарили правительство ХМАО-Югры и других организаторов соревнований за возможность приехать в Россию. Как шутливо заметил Машу, ему понадобилось 66 лет, чтобы попасть сюда и познакомиться с представителями коренных народов Севера. 

«У нас много общего» 

Индейцы рассказали, что у них с коренными народами России немало общих традиций, а такие встречи, как соревнования на обласах, способствуют укреплению культурной и языковой составляющей коренных народов в целом. 

- Между нами действительно много общего, особенно в плане традиционного отношения к природе и всему тому, что она нам дает, - сообщил Ларри Джеймс. – Конечно, есть отличия, в обрядовой части, например. Но все равно, полное ощущение, что мы одна родня, одна большая семья. Что касается погоды, то гостей из заграницы сильный ветер с дождем не испугал. В их краях такая погода почти всегда. 

По словам Машу, дождь для индейцев – время очищения, поэтому ничего плохого в дожде нет. А вот отсутствие ночи, как таковой несколько удивило их. И этим вождь племени чероки не мог не поделиться со своими друзьями. По прилету в Ханты-Мансийск Машу отправил пост об этом в Фейсбук. 

Кстати, подобие обласа есть и у индейцев. Машу рассказал, что они используют каноэ в основном для рыболовства, а раньше – эта юркая лодочка была основным транспортным средством. Также любопытна и технология изготовления национальной лодки: в огромном бревне раскаленными камнями выжигается часть дерева, а потом выдалбливается. Представительница племени маори Дорин Беннетт привела в пример поговорку, которая в переводе звучит как «Река – это я, я – это река». 

- Место, где я живу, окружено рекой, которая спускается с гор в море, - пояснила Дорин. – Сама вода считается у нас священной. Много религиозных обрядов мы проводим в воде, а каноэ делаем по такой же технологии, и также используем для рыболовства. 

Костюм расскажет о племени 

В студию РИЦ «Югра» Ларри Джеймс Машу прибыл в традиционной одежде, которую он носит постоянно. Его племя носит одежду только трех цветов: черный, красный и белый. Серьги в ушах и носу демонстрируют его принадлежность к клану воинов. Сам Машу является ветераном войны во Вьетнаме. А пластина на груди досталась от прапрапрапрадеда - участника войны против англичан и французов. Причём такое украшение могло появиться только у воина-чероки, убившего вражеского офицера. 

- В основном мы носим по четыре серьги в ушах, - отмечает Ларри Джеймс. – Потому что «4» - для нас магическое число. Четыре времени года, четыре стороны света, четыре стадии человеческой жизни… Либо же по семь сережек, поскольку в нашем племени чероки семь кланов. Все пирсинги говорят о том, что я воин. У нас все парни всегда воюют, если где-то идут боевые действия, в которых принимает участие наша страна. Юноши всегда записываются добровольцами. Редкий случай, когда такого нет. 

Дорин пояснила, что одежда ее племени не так царственна, как у Машу. Цвета используются те же. А саму одежду шьют в основном сами из традиционного растения харакики (схожее по составу с льном – прим. автора). У каждой женщины должны быть обязательно украшения – серьги, подвески, заколки, которые делаются из кости животных. 

Возрождая коренные народы 

Одним из вопросов на пресс-конференции в РИЦ «Югра» был о помощи государства коренным народам в Америке и Новой Зеландии. Как выяснилось, жизнь югорских коренных народов лучше, чем условия североамериканских и новозеландских племён. 

«Колонизация в нашей стране продолжалась последние 600 лет, - объяснил Машу. – Поэтому мы стали невидимым народом в своей стране. Ранее было много притеснений, геноцида. Создавались школы-интернаты, куда насильно определяли детей из наших племен, отрывая от традиционной жизни. Многие не выжили после этих «лагерей». А по их окончанию, они совершенно не приспособлены жить традиционно, к тому же имея различные травмы, в том числе психологические. Сейчас мы занимаемся реабилитацией таких людей и возвращением их к традиционному образу жизни. Наш народ, как Феникс – мы не раз уже возрождались. Сделаем это еще раз». 

В Новой Зеландии дела обстоят лучше, но тоже далеки от идеальных: Дорин рассказала, что есть пособия и другие виды социальной помощи, в том числе тем, кто пострадал от воздействия колонизации. Но проблем остается еще очень много – это нищета и жилищные условия. 

- Нам бы хотелось более быстрых перемен, - рассуждает Беннетт. – Мы ищем такие решения, а самое главное – должно быть понимание, что мы – индейцы – другие.
Другие новости в рубрике Общество

Добавить комментарий:

CAPTCHA