Коридор свободы….

ТЕКСТ: Анна Резвова

ФОТО: Артур Борисов

Коридор свободы….
По данным УФСИН, в настоящий момент в исправительных учреждениях округа содержится 3845 осужденных, из которых 359 – иностранцы. Из общего числа осужденных, за тяжкие и средне тяжкие преступления, в частности, убийство, наказано – 745, за кражу – 704, за незаконный оборот наркотиков – 952 человека. Средний срок наказания от 3 до 10 лет. 

Государство как карает, так и милует. Меры воздействия на преступника различны: от штрафа до лишения свободы, как крайняя мера воздействия на личность. Ведь, когда человек находится в изоляции от общества даже пять лет, он полностью «выпадает» из существующей социальной модели и адаптироваться ему крайне сложно. Меняются и отношения между людьми. Меняются вещи вокруг: был просто телефон – стал сотовый, был просто компьютер – теперь планшет. 

Людмила Атаян, проректор корпоративного университета «Высшая школа управления», рассказала о результатах социологического исследования причин и условий рецидивной преступности, проведенные в этом году. «Это не совсем типичное и стандартное исследование. Главный упор сделан на поиск новых методик профилактики рецидивной преступности», – пояснила Людмила Атаян. По её словам, ученые работали с двумя группами испытуемых: 75 человек – заключенные УФСИН, 40 человек - уже освободившиеся из мест лишения свободы от года до пяти лет назад. 

В ходе исследования выяснилось, что одним из слабых звеньев цепи взаимоотношений общества и теми, кто закон нарушил, стало межведомственное взаимодействие: бывшему заключенному, который твердо намерен встать на путь исправления, не просто получить статус безработного, например. Потому что для этого он должен предоставить в центр занятости справку о месте жительства. А в большинстве случаев места жительства у бывших заключенных нет, как нет и родственников, готовых предоставить хотя бы временную регистрацию. 

Отсутствие единой информационной базы для лиц, вышедших из мест лишения свободы, - еще одно слабое звено. Как поясняет Людмила Атаян, заключенные не всегда имеют представление о том, как функционируют различные организации – больницы, органы власти, социальные службы. Порядок оказания услуг им не всегда понятен, в этой связи их поведение для окружающих кажется странным. Не зная, грубо говоря, правильного алгоритма действий, нужного кода, они не могут пользоваться существующими услугами, например, социальной поддержки: бывшие заключенные думают, что они должны просто прийти в социальную службу, а все остальное - дело государства. 

Как рассказывает Людмила Атаян, исследователи установили даже перечень вопросов, которые задают заключенные: их более 600, и они касаются как бытовой стороны жизни заключенных, так и их будущего после колонии. А будущее им, согласно исследованиям «Высшей школы управления», видится таким: тем, кто провел «за решеткой» от 3 до 8 лет, сначала кажется, что все вокруг живут очень богато, города невероятно изменились, все люди одеваются как с картинки. Затем эйфория сменяется чувством одиночества и неприятия обществом. Как показало исследование, 38 из 40 бывших заключенных сказали, что они не имеют понятия, как познакомиться и общаться с нормальной девушкой. 

Они нуждаются в психологической помощи и поддержке хотя бы первые полтора года, проведенных на свободе. Кроме того, 60% лиц, освободившихся из мест заключения, подвержены влиянию со стороны знакомых из прошлой жизни: алкоголиков, наркоманов или рецидивистов. 

По словам Людмилы Атаян, в таких случаях, бывшие заключенные даже не знают, куда им обращаться, чтобы решить эти проблемы. Сами осужденные – за «коридор» или переходный период между ИТУ и нормальной жизнью. «Они нуждаются в том, чтоб отчитаться перед контролером, рассказать о первых достижениях, чтоб понять, что нужны обществу», - пояснила исследователь. Большинство из участников исследования заявили, что хотели бы пройти через такой «коридор» длиной в полтора-два года. 

Без мотивации 

Исследователи ожидали, что наиболее значимой проблемой осужденных и бывших осужденных станет трудоустройство или место проживания. Однако оказалось, что большинство заключенных не видят цели в жизни, ради которой стоит жить и, тем более, работать. Отсутствие жизненной мотивации у многих заключенных признают как социальные службы, так и представители системы исправления: бывшие зэка не добиваются льгот, не стоят в очередях, упорно и много не работают, дабы добиться карьерного роста. Волонтеры рассказывают, что довольно часто им приходится водить освободившихся из мест лишения свободы «за руку», оформляя пособия и другие документы. 

По мнению инспектора группы воспитательной работы с осужденными управления Федеральной службы исполнения наказаний по Югре Галины Горбуновой, в учреждениях УФСИН существуют свои психологические службы и целые психологические лаборатории, которые работают с осужденными. Но уровень подготовки специалистов в них разный и зависит от опыта работы и мотивации специалиста. По ее мнению, «социальное сопровождение осужденных – это комплексная профессиональная помощь на всех этапах наказания, ведь и «с воли» осужденный попадает в совершенно незнакомую обстановку». Выходит, что заключенный сначала адаптируется к жизни в неволе, а затем, по освобождении, в социуме. За 11 месяцев текущего года из мест заключения свободы было освобождено 1533 осужденных, из них 1057 человек отбыли полный срок наказания, остальные были освобождены условно-досрочно. Из освободившихся 450 человек нуждалось в помощи при устройстве на работу и по жилью, 720 бывших осужденных - за помощью по другим социальным проблемам. 

На игле 

Примерно 29% отбывающих наказание в колониях округа осуждены за незаконный оборот наркотических средств. Как рассказал на заседании Антинаркотической комиссии начальник УФСИН по Югре Виктор Пестов, в исправительных учреждениях есть своя медицинская служба, в которой работают наркологи. На их учете состоит 720 осужденных с наркотической зависимостью. 

По словам Виктора Пестова, в год с учета снимается около 70 осужденных. В учреждениях исправительной системы наркозависимых заключенных пытаются избавить от болезни при помощи тренингов и бесед. А после освобождения данные о них предаются в департамент здравоохранения, чтобы эти люди были поставлены на учет в соответствующих медицинских учреждениях по месту пребывания. 

Борьба с наркоманией в местах лишения свободы - ежедневная работа работников УФСИН: наркотики пытаются перебросить через основные заграждения, передавать в посылках, на транспорте, при личных встречах в комнатах свиданий. С сожалением руководитель УФСИН по Югре констатирует, что были случаи, когда запрещенные вещества заключенным передавали сами сотрудники исправительной системы. 

За 11 месяцев этого года в исправительных учреждениях округа было проведено 8,5 тысяч обысков, в ходе которых было изъято 1,3 кг наркотических веществ. Сейчас из 541 осужденного, которых суд обязал пройти курс лечения, 532 его прошли или лечатся, и только у 9 оставшихся есть законные причины для отказа. При этом, как отмечает Виктор Пестов, если лечение от наркозависимости - обязательное условие для заключенных, то последующая за лечением реабилитация или социализация - дело сугубо добровольное. 

«Сейчас очень тяжело мотивировать людей к реабилитации, так как современные наркотики мгновенно разрушают личность человека. Их применение сопряжено с психозами, - поясняет ситуацию Руслан Молодцов, руководитель общественной организации «Чистый путь». – Сейчас мы достигли принципиальной договоренности, которая позволит представителям общественной организации посещать колонии и дополнительно мотивировать заключенных к социальной реабилитации», - рассказывает Руслан Молодцов. 

Совсем недавно на прием к депутату пришел тихий, невысокий человек. Не получается у него с работой, пояснила депутат. Он недавно освободился из мест лишения свободы. Пока сидел, общежитие приватизировали и перепродали, он потерял комнату. Теперь вот на работу не устроиться: в последний раз приняли, а через три дня попросили написать заявление об уходе. «Я не понимаю, почему», - сетовал тогда бывший зек, а ныне свободный человек с паспортом в кармане. 

«Мы поможем», - пообещала депутат. 

«Они совсем не держатся за жизнь, - с сожалением констатировала она. – Не умеют бороться. Им кажется, что по их первому требованию всё у них появится: работа, жилье, семья». 

Согласно закону, нужно за полгода до освобождения подготовить заключенного к освобождению: собрать сведения о семье, его намерениях. Также УФСИН берет на себя работу по восстановлению и обмену документов. Почти у всех заключённых при выходе на свободу на руках есть страховой полис и паспорт. Есть и памятка с номерами телефонов тех социальных служб, которые готовы помочь ему в реабилитации. Но, как сетует Галина Горбунова, в большинстве случаев именно памятка летит в первую попавшуюся урну. А зря, хоть реабилитация - процесс добровольный, трудный и длительный, но нужный: это как раз тот «коридор», по которому мечтает пройти каждый зэк, но почему-то пока не проходит…
Другие новости в рубрике Общество

Добавить комментарий:

CAPTCHA