Людмила Слепцова: «Каждый полет я должна входить в салон самолета как звезда»

ТЕКСТ: Сергей Игнатов

ФОТО: Артур Борисов

Людмила Слепцова: «Каждый полет я должна входить в салон самолета как звезда»

Про бортпроводницу Людмилу Слепцову, наверное, писали и снимали все СМИ Ханты-Мансийска. Она заметна и узнаваема. Ее помнят все, кто побывал хоть раз с Людмилой на борту авиакомпании «ЮТэйр». Можно было бы на этом и остановиться. Но вчера случайно от друзей узнал, что Людмила Тимофеевна отметила очередную - 37-ю! - годовщину своих полетов в качестве бортпроводницы. Любопытство заело: «Неужели такое возможно, и как не надоест-то»?! Напросился на встречу, и, несмотря на занятость, Людмила Тимофеевна не отказалась за чашкой чая да тортом рассказать о себе, о полетах и о любви к своей работе.

«Судьба мне улыбнулась»

Людмила в детстве о полетах даже и не мечтала. Родилась и выросла в рабочем поселке Новониколаевка Оренбургской области. Окончив среднюю школу, попыталась поступить в вуз, но в то время для выходцев из глубинки получить заветные баллы для поступления было чем-то из области фантастики. «Видать, судьба решила улыбнуться мне, - считает Людмила Тимофеевна. – Летом 1975 года я отпросилась у родителей съездить в гости к школьной подруге в Ханты-Мансийск. Вот она-то мне и подсказала, что в местном аэропорту идет набор бортпроводниц».

Девушка задумалась над предложением, сначала сомнения замучили: «Придется ли мне эта работа по душе, я почти ведь и не летала, с папой только один раз была в самолете, когда он летал на южный курорт. А вдруг не получится». Но интерес к новому переборол. И все-таки отправилась Людмила в аэропорт, подала документы на конкурсный отбор, вскоре и приглашение пришло пройти стажировку. Но прежде чем девушку допустили до полетов, нужно было поработать и в наземных службах: сначала дежурной по посадкам, потом в справочной. А когда будущая стюардесса прошла медицинскую комиссию, начальство аэропорта направило ее на курсы бортпроводников в Тюмень. Там Людмиле пришлось изучать конструкции самолетов, азы медицины, географию, питание, нормативы грузоперевозок и много чего другого. Затем экзамены и несколько пробных полетов в качестве стажера, опять зачеты. Наконец, заветная книжечка , «Свидетельство бортпроводника», получена, в ней черным по белому написано: «Допущена к самостоятельным полетам».

«ЯК-40 – моя первая любовь»

Из 37 лет своей работы 30 - Людмила летала на самолетах «ЯК-40». Про эту машину Людмила Тимофеевна трепетно говорит: «Это моя первая любовь»!

Первые рейсы бортпроводнице Слепцовой пришлось совершать в недалекую от Ханты-Мансийска Тюмень - всего лишь час полета и ты на месте. Людмила вспоминает, что в то время на местных рейсах не было шикарных условий, бортпроводницы подавали пассажирам воду и карамельные конфеты. Но первый полет навсегда врезался в память.

«Я ужасно волновалась, перед полетом ночь не спала, все представляла, как выйду в салон перед пассажирами, что им говорить буду, - вспоминает Людмила Слепцова.- Самолеты тогда были еще без микрофонов, я начинаю рассказывать пассажирам о погоде, о том, как будет проходить полет, на какой высоте. И раз - в горле вдруг как будто пересохло. Пассажиры, увидев мое смятение, неожиданно зааплодировали, я в ответ улыбнулась им, волнение пропало».

География полетов постепенно расширялась, менялись пункты прибытия самолетов: Екатеринбург, Москва, южные города, Украина. Один раз посчастливилось на ТУ-154 слетать в болгарский город Бургас.

И все же мне любопытно: неужели ни разу за 37 лет работы бортпроводником не хотелось поменять работу, ведь это такое хлопотное занятие, причем небезопасное?

«В жизни у стюардесс, конечно же, бывают внештатные ситуации, - говорит Людмила Тимофеевна. Но у меня никогда не возникало такой мысли оставить работу, перейти на «землю» - в другие службы аэропорта. Ну, не интересно мне это! Я не хочу обидеть тех, кто работает в наземных службах, ведь каждый делает свое дело. Меня в моей работе больше всего привлекает разнообразие. Наш город небольшой, а мне, как бортпроводнице, судьба дает возможность увидеть многое. Я за один рейс могу побывать в нескольких городах. А пассажиры, они тоже все разные: и рабочие-нефтяники, и знаменитые артисты, и государственные деятели. Всем нужно мое внимание. Так что для меня ни один полет не похож на другой. Как сейчас помню пребывание на борту нашей авиакомпании свиты патриарха Алексия, когда нашему экипажу подарили иконки, благословленные самим патриархом. А с Аллой Пугачевой мы встретились в пермском аэропорту, где нашему самолету пришлось садиться на дозаправку. Подошли к Алле Борисовне и попросили с ней сфотографироваться. До сих пор в альбоме хранится фото нашего экипажа с Примадонной».

Вы не поверите!

За 37 лет у Людмилы Слепцовой не было ни одной серьезной внештатной ситуации. Что это? Везение? Ведь у некоторых стюардесс, проработавших несколько лет, таких случаев бывает не один и не два.

Сама Людмила объясняет этот факт так: «Это от того, что я так сильно люблю свою работу, вот и хранит меня судьба».

Бывают в полетах и анекдотические ситуации. Летят как-то иностранцы в одну из южных стран. Людмила предлагает им соки: «Апельсин, томат, лимон». А один из пассажиров в ответ: «Кефиру дай».

Людмила Слепцова считает, что работа бортпроводника вовсе не заключается в том, чтобы улыбаться пассажирам и приносить еду. Спросите вы, а для чего тогда бортпроводников включают в состав экипажа? В первую очередь, для безопасности полета. Слепцова считает, что бортпроводник должен быть полностью лишен равнодушия.

«Когда готовимся к рейсу, проверяем аварийно-спасательные средства: кислородные маски, баллоны. Мы должны уметь правильно и быстро в случае необходимости надеть пассажиру маску, оказать первую медицинскую помощь. Был как-то случай, - припоминает она, - летели в Москву, а у нас на борту дедушка потерял сознание от приступа астмы. В тот раз я летела простым пассажиром. Девчонки-бортпроводницы еще молоденькие, немного подрастерялись, чувствую, надо им помогать. Вот мы вместе с офтальмологом из Ханты-Мансийска и приступили к оказанию первой помощи пенсионеру. Ситуация усугублялась тем, что дедушка был без сознания, не мог говорить. Все закончилось благополучно, нашли в одном из карманов его одежды лекарство, которое и облегчило страдания больного. А в аэропорту прибытия наш самолет ждала скорая помощь.

Идеальных пассажиров не бывает

Однако бортпроводникам, как говорится, не приходится выбирать. В самолет могут сесть и капризные дети, и конфликтные взрослые. Как удается выходить из этих ситуаций?

«Наша задача – погасить любой конфликт с наименьшими потерями и для пассажиров, и для себя, - считает Людмила Тимофеевна. Поэтому необходимо знать психологию поведения людей. Когда ко мне в салон заходят люди, я уже вижу, кто-то из пассажиров летит с горем, кто-то со страхом, кто-то с агрессией. Мой главный девиз: «Не навреди». Вот вроде как говорят, что мужчины - сильные личности, а я не раз замечала тревогу в их глазах, когда усаживаются в пассажирское кресло, - значит, чего-то боятся. Следовательно, мне надо показать им, что все в порядке, наш полет будет удачным. А что касается конфликтов, есть еще один девиз: «Пассажир всегда прав»! Мы не должны вставать в позу, даже чувствуя свою правоту. Мы - хозяйки в салоне, поэтому на правах хозяев и должны привечать своих пассажиров как гостей: доброжелательно, обходительно и внимательно. Бывают дни, когда в личной жизни бывают неприятности, но я их оставляю дома, а на работу прихожу с улыбкой. За год я потеряла самых близких мне людей – родителей. Могла бы замкнуться от горя, но меня спасла опять же любимая работа, которой я отдаю себя полностью».

Людмила Тимофеевна показывает мне «Книгу замечаний и предложений», в которой не один десяток благодарностей, и нет ни одной жалобы. Вот одна из благодарностей, выбранная наугад. Привожу дословно. «Огромное спасибо Людмиле Слепцовой за ее заботу и прекрасное отношение к людям. Впервые встречаю такую стюардессу! Респект! Человек принимает гостей по-домашнему!!! Спасибо! Все бы стюардессы были такие! (Валерия Стрижанова)».

В авиакомпании гордятся Людмилой Слепцовой и говорят, что нет такого сотрудника, который бы не знал Людмилу Тимофеевну, и большинство из них отзываются о ней с теплотой.

Людмила Тимофеевна и в жизни, и на работе старается придерживаться такого принципа: «Как я отношусь к людям, так и они ко мне они будут относиться». «Недавно был такой удивительный случай. В салоне самолета летел 94-летний мужчина. Я переживала за него, ведь человек-то в возрасте. А он меня сам успокаивает шуткой: Ничего, мол, дочка, я чувствую себя хорошо, не стоит за меня беспокоиться. А за твою заботу я телеграмму пошлю президенту, чтобы он тебе благодарность вынес».

«Я могу и в роли няньки выступить, - смеется она. – На памяти был такой случай, когда молоденькая мамаша летела с нами в Москву. Дети у нее – мал-мала меньше, и еще один ребенок ясельного возраста на руках. Помогала пеленать и даже поводилась с малышом, чтобы он успокоился».

Налетала пять пенсий

Свой опыт и знания Людмила Тимофеевна передает молодым бортпроводницам авиакомпании «ЮТэйр», ведь она не просто стюардесса - она инструктор, значит, на правах старшей должна научить молодежь. Вот что говорят ее бывшие стажеры:

«Людмилу Тимофеевну я знаю еще с детства,– говорит бортпроводник Мария Губа. - Ее рассказы о разных городах, интересных случаях, повлияли на мой выбор профессии. К тому же, случаи из ее трудовой деятельности порой помогали в работе».

«У нас большая моральная и физическая нагрузка, поэтому не все девушки у нас выдерживают такой ритм. Кто-то не задерживается, а те, кто остался, тот, значит, влюбился в свою работу и никогда ее просто так не бросит», - уверена она.

Стюардессам, чтобы выйти на пенсию, нужно наработать 7 лет непрерывного стажа. «Нам ведь приходится не только днем летать, бывают и ночные рейсы. У меня 5 пенсий. Надо мной подруги подшучивают: тебя надо в книгу рекордов Гиннесса занести, никто в мире 5 пенсий не зарабатывал. А вот недавно кто-то из друзей мне рассказал, что в «Американ эйрлайнс» работает стюардом 84-летний мужчина. Вот это рекорд так рекорд! Но и у меня стаж тоже будь здоров – налет 20 тысяч часов. Спрашивают иногда, как удается такую форму поддерживать? У меня всегда есть ответ: «Я каждый полет должна входить в салон самолета как звезда. И не обязательно быть молодой, если ты входишь в с улыбкой, в синей блузочке, с красивой прической, пассажиры видят, что авиакомпания настроена только на хорошее обслуживание».

Профессий много хороших и разных. Возможно, что кто-то и сочтет труд бортпроводницы не таким серьезным, как труд ученого, хлебороба или нефтяника. Но те, кто знает тонкости работы бортпроводника, сравнивают ее по тяжести с трудом шахтера или тракториста. Поднимать тяжелые контейнеры с питанием, боксы с посудой, разносить напитки и еду, собирать грязную посуду, помогать устроить детей, успокаивать, подать лекарство... Отшагать за полет несколько километров, не показывать усталости и улыбаться, улыбаться, улыбаться. Бортпроводники - настоящие люди труда. И все это – при пониженном давлении, примерно как в горах на высоте 3,5 км.

- Людмила, вы, когда прилетаете в Ханты-Мансийск, что самой себе говорите?

- Когда заканчивается полет, я говорю себе: «Слава Богу, я дома»!.  

Другие новости в рубрике Общество

Добавить комментарий:

CAPTCHA