Народное покорение Народной

ТЕКСТ: Олеся Харланович

ФОТО: Ринат Халилуллин, участники экспедиции

Народное покорение Народной

Студенты, школьники и спортсмены завершили экспедицию на Приполярный Урал.

В сторону горы Народная выдвинулись группы квадрациклистов, велосипедистов, пешая группа, журналисты. Дошли все, но покорилась гора Народная немногим.

5.jpg

Студенты ЮГУ и Медакадемии стартовали 4-го августа. Через 12 часов хода на водном транспорте и несколько часов езды на машине, мы прибыли в поселок Саранпауль, где прошло окончательное «прощание с цивилизацией». Там к группе присоединились двое, уже не новичков в экстремальном туризме - Алексей Хатанвеев и Руслан Богордаев. Они просто живут подобными турслётами. Алексей по национальности коми-зырянин, не один год работает с детьми, ведет спортивную секцию, рос в горах и даже сам сопровождал группы к горе Народной. «Бывает, что за одно лето я провожу по горам три-четыре группы, устаю, думаю, что в последний раз иду на вершину, но уже через недельку снова хочется идти в горы, и я иду», - рассказывает он.

Хрустальное сердце Урала

В Саранпауле мы остановились всего на несколько часов для того, чтобы перевести дух и хорошенько отдохнуть перед долгой дорогой на месторождение Пуйва.

1.jpg

За это время для нас провели небольшую экскурсию по местным достопримечательностям, мы побывали в геологическом музее, где хранится уникальная коллекция горного хрусталя и жильного кварца. Главный геолог ОАО «Сосьвапромгеология» Сергей Комарицкий рассказал, как проходили разработки горного хрусталя на Приполярном Урале. «Всего на Урале 77 месторождений горного хрусталя, в их число входят такие крупнейшие месторождения как «Додо» и «Пуйва». В Нягани сейчас строится завод для переработки горного хрусталя, который используется, например, для изготовления компьютерных чипов. Общие запасы горного хрусталя, находящиеся в государственном запасе, рассчитаны на 20 лет. Однако для того чтобы до него добраться, нужно провести серьезные выработки».

Здесь содержатся огромные запасы горного хрусталя и других разновидностей кварца, а также сопутствующих ему минералов. Освоение района началось в 1923 году с открытия крупнейшего месторождения Додо (на восточном склоне, в бассейне реки Щекурьи).

Поселок Саранпауль, как я уже говорила, стал для нас местом прощания с цивилизацией: мы все в последний раз смогли позвонить своим родным, купить что-то в магазине или просто прогуляться по асфальтированным дорогам. Дальше переезд на неповоротливом «Урале» через небольшую старинную деревушку Щекурья, где сохранены древние захоронения и церковь. Затем переправа «на крестах», такое название получают переправы, через реки, где как опознавательный знак устанавливались кресты, через одноименную горную реку и месторождение Пуйва, где до сих пор, время от времени, ведутся работы по добыче горного хрусталя.

Потребность в кварце возникла в годы Великой Отечественной войны, тогда-то и была открыта добыча на новых месторождениях, таких как Пуйва. Раньше рабочий поселок был для местных центром цивилизации со школой и телефонной связью. Сейчас здесь постоянно живет только сторож Сергей. Он охраняет штольни, хотя представить себе, что кто-то заберется в штольни, почти невозможно: путь до Пуйвы тяжел и сложен.

Среди горных массивов и леса еще остались небольшие ветхие строения, в которых и разместилась наша группа, а вечером возле костра ребята рассказали, что их всех сюда привело.

Уже знакомые нам Алексей и Руслан приехали в Саранпауль намного раньше всех остальных. Руслан, как и Алексей, относится к коренным малочисленным народам севера, по национальности он наполовину ханты: знает язык, культуру. Он научил нас задабривать духов. Сам верит в то, что если, например, кинуть в реку пару монет, то местные духи останутся тобой довольны. «В Саранпауле я с 30 июля, - рассказал Руслан. - Мы с женой участвовали в традиционной игре «Время поющих стрел». Суть игры – выбрать лучшую мансийскую красавицу и сражаться за нее, в этом году была юбилейная 25 игра», - поделился впечатлениями Руслан. Во время игры он так увлекся, что даже сломал себе мизинец на левой руке, но это никак не помешало ему путешествовать вместе с нами.

2.jpg

Ира и Шарифа - студентки ХМГМА, будущие врачи. Они, как и большинство в группе, впервые участвуют в подобном мероприятии. «Нас выбрали потому, что мы самые активные студентки», - не без гордости заметили девушки. Остальные ребята - студенты ЮГУ. Некоторые недавно окончили университет, а кто-то еще учится.

8.jpg

Здесь, на Пуйве, нам впервые пришлось варить в котле мясо лося, умываться из горной речки и спать на открытом воздухе. Утром следующего дня все отправились пешком в 38-ю штольню. По словам организаторов, штольни вручную прокладывали ссыльные. Но главный геолог Сергей Иванович это отрицал: «Эти штольни были проложены методом взрыва в горных массивах, здесь трудились обычные рабочие, которым платили зарплату, последние официальные работы проводились здесь в 2000-м году, да и сейчас они иногда возобновляются».

4.jpg

38-я штольня, в которой побывала наша группа, расположена всего в нескольких километрах от основной базы. Ее глубина - около 200 метров. В штольнях всегда нулевая температура воздуха, даже зимой, а внизу - вода, по течению которой можно найти выход. «Неопытному человеку здесь легко заблудиться», - предупредил Сергей Иванович и добавил, чтобы группа не отставала и не расходилась в разные стороны по подземным лабиринтам.

«Здесь я долгое время проработал геологом, - рассказывает Сергей Комарицкий, - мы прокладывали пути и искали залежи горного хрусталя. Сколько хрусталя приносил участок, сказать не могу, это тайна».

Мелкие камни горного хрусталя с 38-й штольни нам разрешили увезти с собой как сувениры.

Золотая жила

Большинство месторождений золота на Приполярном Урале находится в крайне труднодоступных местах, а месторождение золотошор, куда отряд приехал добывать вместе с рабочими предприятия золото, является еще и закрытой от посторонних территорией. До Саранпауля от него – 70 километров.

И на следующий день мы отправились на золотошор, который расположен в районе горы Неройка. «Неройка» в переводе с мансийского означает «старик – гора». «Верхний золотошор» и участок «Безымянный» начали разрабатывать вначале 2000-х, в этих местах работали даже финны. Одна из устных легенд Приполярного Урала говорит о том, что еще до революции по реке Полья кампанией купца Грязнова были открыты запасы золота, которое добывали англичане. «Это было буквально перед Первой мировой войной, потом, сколько эти места ни исследовались, мы так и не нашли никакой золотой россыпи», – рассказал Сергей Иванович.

3.jpg

Самый крупный самородок золота весом в 80 грамм здесь был найден в 2008 году. Технология добычи золота все та же, что и несколько сотен лет назад: породу, содержащую металл, промывают водой на специальном устройстве. Здесь его называют «грохот». Все крупные камни отпадают сразу. После промывки золото как самый тяжелый элемент оседает в специальном бункере, откуда его вынимают один раз в день. После чего складируют в охраняемое помещение. Вывезенное с прииска золото поступает на аффинажный завод, где переплавляется в слитки и получает пробу. Только после этого золото может легально поступить в обработку и продажу.

Вручную как в старые добрые времена ребята через сито промывали струей воды песок из огромной кучи «золотого песка». При такой технологии, частички золота, как самый тяжелый метал должен оставаться на дне сита. Честно говоря, наша попытка намыть золото оказалась безуспешной: чтобы получить хоть грамм золота вручную, пришлось бы обработать столько песка, что совместными усилиями мы едва бы справились с этой задачей за несколько дней, которые мы провели на территории базы.

Лагерь Карпиншор

Вечером 8 августа наша команда, добравшись до лагеря Карпиншор на вездеходах, присоединилась к остальным участникам. На территории лагеря – цивилизация: столовая, баня, медпункт. До горы Народная – всего 15 километров.

10.jpg

Мы расставили палатки и стали готовиться к восхождению на Народную.

Общий сбор участников - 9 августа в половине шестого утра. Все получили сухпайки и дождевики и в сопровождении опытного руководителя Ивана Волкуева выдвинулись к горе.

«Это мое 56-е восхождение на гору», – отметил Иван Николаевич, самый известный человек на Приполярном Урале. О нем много говорят и пишут в газетах. Родился он в Саранпауле, по рассказам учеников он лучше всех знает, как выживать в горах этому обучает и своих подопечных. Он ходит по горам и зимой, и летом. Раньше работал спасателем, а сейчас на пенсии водит детей и взрослых на Народную. Нашу группу, кроме него, сопровождал ученик Волкуева - Алексей Хатанвеев. Участники экспедиции преодолели лес и горную реку, остальной маршрут прошли через каменные поля, так называемые курумы. Примерно через шесть часов все добрались до подножия горы Народной, устроив небольшой привал.

6.jpg

Поднявшись на вершину Народной, участники экспедиции установили на высоте 1895 метров над уровнем моря флаг 18-х зимних Сурдолимпийских игр, которые пройдут в Югре в 2015 году, и сделали общее памятное фото.

После восхождения все участники отправились обратно по уже проложенному маршруту. К двум часам ночи экспедиция завершила путь. Следующим утром на вертолете, через Саранпауль, мы отправились в Ханты-Мансийск.

Другие новости в рубрике Общество

Добавить комментарий:

CAPTCHA