Особое мнение. Ректор СурГУ Сергей Косенок о современной политической ситуации в России

ТЕКСТ: Служба информации РИЦ

Особое мнение. Ректор СурГУ Сергей Косенок о современной политической ситуации в России

Три программные статьи премьер-министра Владимира Путина, опубликованные в газетах «Новые известия» и «Ведомости», вызвали не только естественный интерес граждан к изложенным в них идеям, но и горячие дискуссии. Люди спорят о «новом» и «прежнем» Путине, как будто взвешивая на внутренних «весах», что для них важнее: стабильность и предсказуемость политического курса наиболее вероятного будущего руководителя страны или же его способность улавливать ветер перемен, сильно и неожиданно отвечать на вызовы времени?

ректор.JPGЕсли проанализировать статьи с этой точки зрения, можно заметить, что их автор, глубоко и тонко понимая реалии стремительно изменяющегося мира, дает ответы на вызовы времени, исходя из тех политических идеалов и принципов, которые он исповедовал еще двенадцать лет назад, впервые заступая на пост главы государства. Неизменной основой политической программы Владимира Путина были и остаются три приоритета: целостность, суверенность, управляемость государства. В разных контекстах он вновь и вновь обращается к этим трем фундаментальным ценностям своего политического «Я». И когда те или иные вызовы времени угрожают целостности, суверенитету и управляемости государства - его реакция мгновенна и предсказуема.

Думаю, что в представлении Владимира Путина эти три принципа, эти три приоритета функционально взаимосвязаны. Ослабнет управляемость системой власти в результате, скажем, излишне торопливой и непродуманной реформы политической системы, - это немедленно создаст предпосылки для дезинтеграции страны и утраты ею суверенитета. Или, наоборот, поступимся хоть малой толикой суверенитета, встроившись в фарватер внешней политики какой-нибудь другой страны или военно-политического блока, - и тут же получим целый «букет» нежелательных следствий в виде кризиса управляемости, растущей угрозы сепаратизма, давления по вопросам «спорных» территорий и так называемого «имперского наследия».

В этом триединстве государственных приоритетов целостности, суверенитета и управляемости, весь «прежний» Путин – государственник и традиционалист. Но, вчитываясь дальше в его тексты, мы неожиданно открываем для себя «нового» Путина – способного не только разглядеть и адекватно оценить перемены в обществе, но также откликнуться на эти перемены, корректируя по ним свой политический курс. Прежде всего, конечно, имеется в виду рост социальной и политической активности граждан. Мы пережили аналогичные процессы и в конце восьмидесятых, и в середине девяностых годов. Но каждая протестная волна имеет свой неповторимый социально-культурный облик. Особенность нынешней в том, что на улицы вышли далеко не бедные люди, а представители среднего класса, которые, как совершенно точно отметил Владимир Путин, сознательно и рационально «могут выбирать политику».

Нередко история словно бы подшучивает над нами. Протестующий средний класс (не весь, конечно, а только малая его часть, притом, главным образом, жители Москвы) – сформировался в те самые благополучные, «нулевые», путинские годы! В известном смысле можно сказать, что Владимир Путин создал средний класс, который теперь предъявляет ему претензии. Обычный человек в такой ситуации мог бы и обидеться. Но Владимир Путин – политик исторического масштаба. Он поставил бы себя в смешное положение, начни сейчас обижаться на гражданское общество, рождения которого мы все ждали и призывали на протяжении двадцати с лишним лет. И теперь мы видим, что оно действительно родилось, хотя еще далеко не окрепло, не структурировалось, не созрело. Тем интереснее, тем поразительнее, на мой взгляд, что Владимир Путин принимает и приветствует это новое явление в нашей жизни, усматривая в нем здоровую основу для дальнейшего развития государства. Он отвечает на вызов времени одной примечательной фразой, в которой «упаковано» целое направление его нового политического курса: «рост России в предстоящее десятилетие – это расширение пространства свободы для каждого из нас». Он говорит об «обществе свободных людей» как о цели сегодняшней государственной политики. Но общество свободных людей – это общество благополучных людей, это общество образованных людей, это общество современных людей. Короче говоря, это общество среднего класса.

Как ни покажется странным, управлять бедным, не имеющим собственности, привыкшим к государственному патернализму населением гораздо легче, нежели собственниками квартир, автомобилей, бизнеса, владельцами банковских счетов, кредитных карт, загранпаспортов, компьютеров и сотовых телефонов, - другими словами, нынешними гражданами России. Благодаря долгому периоду путинской стабильности, потребительскому буму «нулевых» годов, люди удовлетворили насущные материальные потребности и возвысились над ними. В них пробудились гражданственность и воля к достоинству. А представление о благополучной и достойной жизни включает сейчас уже не только удовлетворение материальных потребностей, но еще и потребность в уважении к себе, в возможностях профессионального и карьерного роста, влияния на политические и общественные процессы.

Премьер-министр говорит о расширении пространства личной свободы, о необходимости сформировать систему социальной мобильности и социальных лифтов, позволяющую компенсировать негативные социальные последствия рыночной экономики и органически порождаемого ею неравенства. Обе статьи Владимира Владимировича имеют адресатом думающую Россию. Это разумный разговор с разумными людьми. Поэтому автор настойчиво повторяет: «свобода без нравственной ответственности превращается в произвол», «благополучие без ответственности за свои решения в XXI веке просто невозможно». Развитие России к состоянию здорового, демократического, общества свободных людей наталкивается, по его мнению, на ряд препятствий. Среди них: склонность к застою, к иждивенчеству, неконкурентность элит и высокий уровень коррупции, привычка определенной части элит к социальным рывкам и переворотам, опасность обострения межнациональных противоречий.

К сожалению, мы видим сегодня, что стремление к рывкам и переворотам еще владеет некоторыми политиками. Вопрос этот непростой, так как речь идет о борьбе за умы и души людей. А тут, как известно, добро и зло тесно переплетены. Как отделить одно от другого в сознании человека, особенно если это молодой, образованный, самолюбивый человек, стремящийся к жизненному успеху и уверенный в том, что он сам все прекрасно понимает и во всем разбирается? Универсального рецепта нет. Но, наблюдая за развитием политических событий последних месяцев, я прихожу к выводу, что имеется некая демаркационная линия, указав на которую, мы можем помочь людям осознанно подойти к оценке политических процессов.

Сейчас часть лидеров радикальной оппозиции взяла курс на делегитимизацию выборного процесса и, следовательно, всей системы государственной власти в России. Дело хотят представить так, будто в стране вообще нет законной власти – снизу доверху. Здесь подключены технологии манипулирования сознанием высочайшего класса! Ведь если этой «заточкой» пропороть защитный слой сознания граждан, и они вдруг решат, что власть в стране - от муниципальных образований до федерального уровня - нелегитимна, жди беды! Тогда в эту «прореху» вырвется вся темная, инфернальная энергия социума. А кому это нужно, кроме горстки снедаемых честолюбием людей, наивно полагающих, что они смогут овладеть и управлять стихией?

К счастью, современные российские граждане и, в первую очередь, молодежь, - трудный объект для манипулирования. Рациональность и прагматизм современных молодых людей – позитивные качества, на которых можно и нужно строить будущее России. Задача старших - не читать им нудные проповеди, а указывать на соотношение целей и средств с их возможными издержками и последствиями, как в личном плане, так и для страны в целом. Дальше они сами додумают, поверьте мне, как человеку, знающему нашу студенческую аудиторию. К слову сказать, именно в таком ключе и была выстроена беседа Владимира Путина со студентами томских вузов. Он говорил им о том, что Россия – это открытая страна с открытой рыночной экономикой, позволяющая энергичным и талантливым людям реализовать себя как на родине, так и за рубежом. А ведь именно возможность самореализации и достижение жизненного успеха, главным образом, и волнует молодых людей.

Мне очень близка мысль, высказанная Владимиром Путиным во второй статье о том, что Россия - это исторически сложившееся полиэтническое общество, скрепленное русским культурным ядром, для сохранения и укрепления которого требуется неустанная и тонкая «культурная терапия». Действительно, мы слишком много внимания уделяли вопросам межнациональных конфликтов, тогда как изучать и культивировать необходимо опыт межнационального взаимодействия и взаимопонимания. Ведь в нашей повседневной жизни конфликты – в том числе и с этнической «подкладкой» - случаются крайне редко. Нормальным же состоянием является опыт проживания людей разных национальностей, разной веры бок о бок в поселках и городах, опыт непосредственного личного общения и сотрудничества в студенческих аудиториях, на предприятиях. По какой-то странной и непонятной для меня причине именно этот опыт, представляющий необъятное поле для научных исследований, ускользает от внимания наших гуманитариев. А без четкого знания механизма формирования межэтнического цивилизационного согласия никакой культурной терапии не получится.

Лейтмотивом третьей статьи Владимира Путина стала технологическая модернизация. Раньше эта тема не находилась в числе его приоритетов, являясь, так сказать, идеологической «собственностью» Дмитрия Медведева и существенным элементом его имиджа. То обстоятельство, что сейчас эту тему подхватил и так мощно развил Владимир Путин – еще раз подтверждает его многократные публичные заявления о том, что политика Президента и премьера в последние четыре года была одна, хотя политическая стилистика у Путина и Медведева разная.

Возвращение Росси технологического лидерства – стратегическая ось, к которой стремится Путин. Вернуть стране технологическое лидерство способна только образованная, думающая, Россия – общество свободных людей, общество среднего класса, общество хайтека. Но справедливо и обратное утверждение - лишь такое общество может вернуть стране технологическое лидерство.

Путин представил в своих статьях грандиозный план технической модернизации, точкой опоры которому служит реформа высшей школы, в первую очередь, российских университетов. «Восстановление инновационного характера нашей экономики – пишет Владимир Владимирович, - надо начинать с университетов – и как центров фундаментальной науки, и кадровой основы инновационного развития». Для реализации этой задачи Владимир Путин предлагает увеличить в университетах долю средств на научные разработки до 50% от объема их государственного финансирования, так, как это делают в передовых странах мира. Одновременно, в несколько раз предполагается увеличить финансирование государственных научных фондов, поддерживающих инновационные разработки научных коллективов. Оба эти предложения нацелены на повышение международной конкурентоспособности российской высшей школы и формирование устойчивых, международных научно-исследовательских коллективов на университетской базе.

Не все, возможно, понимают, какой революционный характер имеют эти планы. Дело в том, что у советской и постсоветской системы организации науки имелось две проблемных области: отрыв научно-исследовательских центров, развивавшихся в системе академии наук, от наиболее сильных образовательных центров, каковыми являлись государственные университеты, и государственно-бюрократический административно-командный принцип интеграции фундаментальной науки, системы образования и экономики. Создание госкорпораций, технопарков, малых инновационных предприятий при образовательных центрах и некоторые другие шаги, предпринятые в «нулевые» годы, призваны были адаптировать систему организации фундаментальной науки и образования к условиям рыночной экономики и международной конкуренции в сфере наукоемких производств и высоких технологий. Сейчас Владимир Путин придает этому направлению работы Правительства системное видение: наука, образование и современная высокотехнологичная экономика должны быть интегрированы таким образом, чтобы в новых условиях рыночной экономики и глобальной конкуренции вернуть России технологическое лидерство.

Если говорить просто: надо открыть дорогу молодым, высокообразованным людям жаждущим творить, познавая и преобразуя этот мир. Путин «прежний» создал предпосылки для технологического рывка, а «новый» Путин разработал его стратегию. 

Другие новости в рубрике Общество

Добавить комментарий:

CAPTCHA