Ринат Кунсбаев: «Коррупционеры не боятся тюрьмы, они боятся конфискации»

ТЕКСТ: Сергей Игнатов

ФОТО: Артур Борисов

Ринат Кунсбаев: «Коррупционеры не боятся тюрьмы, они боятся конфискации»

Начальник отдела по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции прокуратуры Югры рассказал корреспонденту РИЦ о противодействии коррупции в округе.

Ринат Маратович, какова динамика раскрытия преступлений в первом полугодии 2012 года?

За 6 месяцев выявлено 765 преступлений коррупционной направленности, что на 2,8 процентов больше, чем за аналогичный период прошлого года. Почти на 60 процентов выросло число преступлений в сфере злоупотреблений должностными полномочиями.  Если в прошлом году было зарегистрировано 94, то в этом году - 148. Вместе с тем, на 20 процентов меньше выявлено преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления. На 40 процентов меньше зарегистрировано преступлений, связанных с взятками.

Стали бояться брать взятки?

Нет, не поэтому. В прошлом году правоохранительные органы в этом направлении работали более интенсивно. В текущем году стали больше обращать внимание на такие преступления, как коммерческий подкуп, злоупотребления руководителей коммерческих организаций, особенно в сфере размещения государственных заказов. Плюс, еще появилась новая статья в Уголовном кодексе – посредничество во взяточничестве. Правоохранители немного переориентировались на другие направления, но это не значит, что темпы работы по выявлению фактов получения взяток будут снижаться.

22 июня состоялось межведомственное совещание руководителей правоохранительных органов Югры, на котором были поставлены соответствующие задачи. Дополнительные меры уже приняты и есть результаты.

В каких сферах жизни выявляется больше всего фактов взяточничества? 

Больше всего коррупционных преступлений выявляется в бюджетной сфере. Эта тема для нас всегда была и остается актуальной. Там, где выделяются большие деньги, всегда есть соблазн их хищения и растраты.

Так, заместитель начальника отдела управления соцзащиты населения по Сургутскому району Попов приговорен к двум с половиной годам за то, что обманным путем внес в электронную базу данных подложные документы и затем начислял денежные пособия в пользу подставных лиц, не имеющих права на получение пособий. Общий ущерб бюджету составил более четырех миллионов рублей. 

За мошенничество были осуждены глава Мегиона Кузьмин, его заместитель Титаренко, глава сельского поселения Сорум Борисов, заместитель руководителя налоговой инспекции по Сургутскому району Мильто, заместитель УФСИНа по Югре Шабалин, начальник исправительного учреждения Никифоров - за мошенничество и за получение взятки в том числе. За злоупотребления должностными полномочиями были осуждены директор Департамента администрации города Мегиона Иваненко, главный налоговый инспектор по городу Нягани Кудрявева, бывший начальник ОВД Нягани Борисенко. За получение взяток были осуждены бывший следователь Нефтеюганского следственного управления Медведенко, инспектор отдела УФМС Когалым Потапова. За злоупотребление должностными полномочиями и хищения осужден начальники отделения по борьбе с незаконным оборотом наркотиков ОВД Нижневартовска и Сургута Калюжный и Сироткин. Недавно был осужден бывший начальник следственного отдела города Мегиона за то, что дал взятку своему подчиненному следователю и пытался своими незаконными указаниями прекратить уголовное дело в сфере топливно-энергетического комплекса. Срока не получил, но силовик был арестован на время следствия, и это было учтено при назначении наказания. Суд приговорил его к штрафу.

Сегодня рассматривается уголовное дело в отношении бывшего главы города Нягани Рыженкова, который, являясь главой муниципального образования города Нягани, предоставил субсидии на оплату квартир гражданам, не состоящим на учете по улучшению жилищных условий. Кроме того, он незаконно произвел отчуждение имущества, принадлежащего муниципальному образованию г. Нягань, тем самым причинив бюджету муниципального образования ущерб (в день, когда состоялось это интервью, суд назначил Рыженкову наказание в виде 3-х лет лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года - авт.).

Есть ли статистика по муниципалитетам, где больше всего выявлено коррупционных правонарушений?

Да, такой анализ мы ведем. В тройке «лидеров» -  Нижневартовск – 148, Сургут – 119, Нягань – 75 преступлений.

Эксперты в области криминалистики говорят, что коррупционные дела очень сложно довести до их логического завершения, то есть – до суда. Почему?

Расследование уголовных дел, связанных с коррупцией – это сложная и многоступенчатая деятельность органов следствия, оперативных служб. В которой, прежде чем возбудить уголовное дело, надо провести множество различных экспертных исследований. Должна быть проведена глубокая оперативная работа, чтобы зафиксировать все доказательства сразу после передачи взятки. Определенную сложность вызывают также действия по отысканию имущества и доходов, нажитых преступным путем. И даже на стадии рассмотрения уголовного дела требуется координация органов прокуратуры, оперативных служб и органов следствия. Получается, чтобы вынести обвинительный приговор, должны быть проведены все следственные действия на достаточно качественном уровне. И, что самое главное, время не должно быть упущено, чтобы улики не затерялись. Еще один важный момент: нужно выстроить правильную следственную тактику, потому что практически по всем коррупционным делам мы встречаем активное противодействие со стороны обвиняемых должностных лиц, их окружения и защиты. В первом полугодии оправдано лишь одно должностное лицо.

Не обидно было за то, что сделали столько много работы, а дело в суде рассыпалось?

К сожалению, бывают просчёты, и над ними нужно работать. После того случая мы провели глубокий анализ, разобрали все ошибки следствия, чтобы в последующем их не допускать.

Выявлялись ли в этом году преступления коррупционной направленности среди чиновников более высокого ранга, в масштабе округа?

Серьезных нарушений, которые можно было бы назвать преступлениями, в деятельности окружных структур или территориальных органов федеральной исполнительной власти органами прокуратуры не выявлено.  Хотя масштабные проверки мы проводим регулярно. Только в этом году окружная прокуратура провела более 20 проверок. На мой взгляд, в окружных органах власти больше наведено порядка, чем в муниципалитетах. Здесь заслуга кадровых служб окружных ведомств и подразделений по профилактике коррупции, проводится много работы по анализу  нормативных правовых актов на  предмет коррупционной составляющей. Достаточно качественно поставлена работа по проведению антикоррупционных экспертиз в аппаратах Губернатора, Правительства и Думы округа.

Усилен контроль со стороны руководителей ведомств, следовательно, минимизирован риск коррупционного поведения чиновников. 

За шесть месяцев текущего года конкретно нашим отделом проверено почти 600 нормативно-правовых актов, и 572 их проекта. Нами выявлено 11 проектов нормативных правовых актов, которые содержали коррупциогенные факторы.

А что это за понятие такое - коррупциогенный фактор?

В общей сложности мы насчитываем 12 коррупциогенных факторов. Вот, например, есть такой, как широта дискреционных полномочий. Скажем, чиновник прописывает в свои обязанности, к примеру, при осуществлении каких-либо разрешительных процедур, те действия, которые выгодны ему. Допустим, на своё усмотрение определять перечень подаваемых заявителями документов, устанавливать неопределенный срок по приему документов и выдаче справки. И получается, что ответ от этого чиновника можно получить по истечении месяца, а можно и через 2 дня после обращения. Такая коррупциогенная норма может спровоцировать дачу и получение взятки. Чиновник не должен действовать и принимать решения по своему усмотрению.

Надо сказать, что любые наши надзорные и предупредительные меры ведут к минимизации таких коррупционных рисков, предотвращают совершение чиновниками преступлений. За первое полугодие 2012 года органами прокуратуры было выявлено более полутора тысяч нарушений коррупционного законодательства. Почти 500 должностных лиц привлечены к дисциплинарной и административной ответственности, 52 должностным лицам объявлены предостережения о недопустимости коррупционных нарушений, по материалам прокурорских проверок к уголовной ответственности привлечено 30 должностных лиц. Например, в территориальных отделах Североуральского управления Ростехнадзора мы установили, что ряд служащих в рабочее время оказывали платные услуги по преподаванию в учебных учреждениях, которые фактически входят в их должностные полномочия. Впоследствии они же участвовали в проведении аттестации обученных ими работников. При этом доход от педагогической деятельности значительно превышал их заработную плату. Больше того, ряд служащих являлись учредителями коммерческих организаций, подконтрольных самому территориальному Ростехнадзору. Если бы мы не пресекли незаконную деятельность этой организации, это могло бы повлечь серьёзные коррупционные последствия.

Есть еще один пример. Главе администрации города Урая прокуратура объявила предостережение о недопустимости нарушения закона в приобретении квартир в муниципальную собственность без соответствующих требований технического регламента и проектной документации. В результате чего удалось предотвратить незаконное расходование бюджетных денег на сумму 235 миллионов рублей.

Как вы считаете, наше законодательство по такому явлению, как коррупция, уже настолько совершенно, что больше ничего не надо и придумывать, а прокуратура может спокойно себе работать?

Я бы так не сказал. Нужно учесть, что за последние четыре года законодательная база значительно преобразовалась. Принят огромный пакет законотворческих новелл, направленных на совершенствование антикоррупционных механизмов. Если за рубежом такие нормы как подача сведений о доходах и расходах, ответственность за достоверность сведений о финансовом состоянии служащего и многие другие  уже давно апробированы и действуют, то мы только в начале пути.

Несмотря на определенное продвижение в этом вопросе, законодательная база требует определенных изменений и дополнений. Например, заслуживает внимания позиция некоторых политиков и юристов о необходимости ратификации Европейской конвенции о гражданско-правовой ответственности за коррупцию. Предлагается ввести на территории России  порядок декларирования чиновниками своих расходов и ответственность за превышение расходов над доходами. Российские служащие пока сообщают сведения лишь о доходах. И здесь есть определённые сложности объективного характера. Дело в том, что  отечественным законодательством провозглашен принцип презумпции невиновности, то есть пока государство не докажет виновность человека, мы не можем сказать, что он совершил какое-то правонарушение. А вот ратификация указанной Конвенции будет предусматривать обратное. Скажем, чиновник за год заработал миллион рублей, а потратил 2 миллиона. Превышение расходов на 1 миллион рублей чиновнику придется обосновать, в противном случае он понесёт гражданско-правовую ответственность вплоть до конфискации в пользу государства этого миллиона рублей.

Как думаете, законодатели ратифицируют эту конвенцию?

Затрудняюсь ответить. Есть противники этих нововведений. Сейчас на центральных телеканалах идут жаркие дискуссии по этому поводу. Думаю, что принятие такого документа сделало бы деятельность чиновника намного прозрачней.

Было бы целесообразным реализовать предложения Генерального прокурора России (свои предложения Юрий Чайка озвучил недавно в выступлении перед Советом Федерации – авт.) о передаче органам прокуратуры функции возбуждения уголовных дел в отношении лиц особого правового статуса, так называемых спецсубъектов уголовного преследования. В соответствии с действующим уголовно-процессуальным законодательством, к ним относятся депутаты, судьи, прокуроры, следователи, адвокаты, члены избирательных комиссий и другие.

Есть еще одна инициатива, которая заслуживает внимания законодателей. Касается она порядка рассмотрения жалоб о коррупционных правонарушениях и контроля за объективностью их рассмотрения. Настала необходимость выделить эту сферу в отдельный блок. Мы, со своей стороны, уже предприняли некоторые меры в этой части, такие обращения, как правило, находятся на особом контроле, открыт телефон доверия для обращений граждан и юридических лиц, открыта интернет-приемная на нашем официальном сайте.

Мало, наверное, находится смельчаков, которые обращаются к вам за помощью?

Так скажем, немного. Это связано, прежде всего, с правовым нигилизмом населения, неверием, что людям могут реально помочь. Взять тот же телефон доверия: из тех, кто обращался, большинство делали это анонимно. Люди и организации боятся, что их будут за это преследовать.

Не принят до сих пор федеральный закон о государственной защите лиц, которые сообщают о фактах коррупции. Когда его проработают на уровне западных стран, тогда он будет для нас еще одним из эффективных инструментов борьбы с этим злом.

Есть еще одна инициатива Генерального прокурора, касающаяся порядка конфискации имущества у лиц, признанных виновными в коррупции. До сих пор такой порядок законодательно не выработан. Хотя механизм уже апробирован у нас.

Есть приговоры суда, которыми в качестве дополнительного уголовного наказания применена конфискация. Имеются примеры конфискации в рамках административного производства. Так, в Сургуте за незаконное вознаграждение к административной ответственности привлечено юридическое лицо. Судом наложен штраф в 1 миллион рублей и конфискация денежных средств, в размере той суммы денег, которые юрлицо должно было передать. Это очень действенная мера, но порядок конфискации надо разработать более детально, с тем, чтобы механизм конфискации за коррупционные проявления заработал в полную силу. Чего коррупционер больше всего боится?  Не что его посадят или наложат взыскание, а что конфискуют у него все нажитое «непосильным трудом» богатство. Представляете, если у него отберут все дачи, автомобили и тому подобное, что с ним будет?!

А если коррупционер все перепишет на родственников, подставных лиц?

Вот я и говорю, что надо прописать порядок проверки с целью конфискации таким образом, чтобы это коснулось в том числе и имущества, выведенного на аффилированных физических и юридических лиц, на счета иностранных государств и оффшорные зоны. Законодательно закрепить больше полномочий в этом вопросе оперативным службам.

У вас в кабинете в шкафу лежит популярная брошюрка под названием «Что делать, когда вам дают взятку». Ну, и что делать, когда её дают?

Рецепт прост, сообщить, во-первых, работодателю о том, что вас пытаются склонить к коррупции, во-вторых, обратиться в правоохранительные органы, как указано в Федеральном законе № 273  «О противодействии коррупции».

Другие новости в рубрике Общество

Добавить комментарий:

CAPTCHA