Татьяна Моховикова: «Мы не дадим ребенку погибнуть…»

ТЕКСТ: Виктор Гавриков

ФОТО: Артур Борисов

Татьяна Моховикова: «Мы не дадим ребенку погибнуть…»

- Татьяна Дмитриевна, Вы говорили, что работа с обращениями граждан – это значительная часть деятельности уполномоченного по правам ребенка. Сколько обращений поступило в Ваш адрес в 2013 году?

- Количество обращений граждан в 2013 году увеличилось по сравнению с прошлым годом на 25 процентов. В 2013 году ко мне обратилось более 700 жителей Югры (в 2012 году – 527, 2011 году – около 300). Более 500 обращений – письменного характера, чуть менее 200 – это обращения устного характера. Институт Уполномоченного работает не только с письменными обращениями, но и с обращениями, поступившими от граждан по телефону. Мы стараемся не оставить без внимания ни одну проблему жителей Югры.

Динамика обращений существенная, учитывая, что обеспечивает деятельность Уполномоченного один отдел, где работают три человека. Несмотря на трудности, мы стараемся решать задачи, которые ставят перед нами граждане. Нельзя сказать, что мы можем решить все вопросы по всем обращениям. Порядка 60 процентов обращений – это подтвержденные жалобы на действия и бездействия сотрудников муниципалитетов, а также других представителей органов власти и ведомств. Кроме того, в это число входят жалобы на нарушения прав детей близкими родственниками. В моем ежегодном докладе перед Правительством Югры, который, кстати, сейчас готовится, данная статистика будет разбита по разделам, поэтому можно будет увидеть, кто чаще нарушает права детей.

Повторюсь, что не все поступившие к нам обращения можно решить в рамках полномочий Уполномоченного и действующего на сегодняшний день законодательства. Но есть те, которые мы можем решить и решаем, получая положительные отклики и благодарность от людей. В мой адрес обращаются люди, которые исчерпали все возможности восстановить нарушенные права, и оказались в безвыходной ситуации.

– Татьяна Дмитриевна, а какие вопросы, поступающие в письмах граждан, наиболее сложны для решений?

– Самое сложное – решение жилищных вопросов. Все регламентировано законодательством. Принцип социальной справедливости, к сожалению, здесь не действует. Поэтому приходится искать решения, чтобы помочь людям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации.

Решаем проблемы семей с детьми-инвалидами, участвуем в судебных заседаниях, ищем адвокатов, которые действительно качественно защищают права детей. Я сама не однократно выступала в суде со своими заключениями.

- Насколько жители округа доверяют работе Уполномоченного по правам ребенка, и сколько граждан действительно обращаются по адресу?

- Есть граждане, которые обращаются к Уполномоченному, как в первую инстанцию. Ранее я говорила, что порядка 60 процентов поступивших обращений – это подтвержденные жалобы, некоторые из них носят консультативный характер, а иногда – обращения не по адресу. Бывает и такое, что проблемы нарушения прав несовершеннолетних, описанные в жалобах, не подтверждаются.

- Помогают ли власти автономного округа в решении проблем детей, оказавшихся в сложной жизненной ситуации?

- Конечно, помогают. Но для того, чтобы решать проблемы, нужно ее обозначить. Так, например, в прошлом году мы выявили проблемный вопрос с предоставлением семьям справок по месту жительства о составе семьи. Все мы сталкиваемся с этим, когда нам необходимо оформить меры социальной поддержки, например, где одним из необходимых документов является предоставление данной справки.

Большинство граждан добросовестно оплачивают коммунальные услуги, но есть семьи, которые и обращаются в мой адрес, имеющие задолженности по оплате коммунальных услуг, которым управляющими компаниями отказывается в предоставлении справки о составе семьи в связи с задолженностью. В связи с чем в последствии семья лишается мер социальной поддержки из-за невозможности предоставить обязательный документ.

В процессе изучения законодательства по этой тематике, выявили проблему отсутствия правовой нормы, регулирующей данную тему. Этот вопрос будет серьезно освещаться в моем итоговом докладе за 2013 год.

Будут внесены предложения по изменению законодательства в этой сфере. Причем вопросы необходимо будет решать не только на уровне федерального законодательства, но и на уровне Правительства автономного округа и муниципальных образований.

- Депутат Госдумы Ольга Баталина предложила изымать детей из семьи только по решению суда? Каково Ваше мнение, насколько это правильно? Много ли в Югре нарушений прав детей со стороны органов опеки?

- В Югре выявлены единичные случаи по этому вопросу. Я бы хотела разбить эту проблему на несколько понятий. Первое. Есть органы опеки, а есть специалисты, которые работают в органах опеки. Есть грамотные специалисты, а есть неграмотные и бездушные сотрудники, из-за которых и происходят случаи неправомерного отобрания детей у родителей. Второе. Орган опеки – это администрация муниципального образования, а не управление или комитет, являющиеся структурным подразделением того или иного муниципалитета. Надо помнить, что окончательное решение принимает администрация, то есть глава администрации муниципального образования.

Только на основании документов может происходить отобрание ребенка из семьи. Решение об отобрании ребенка оформляется постановлением. Специалисты не могут прийти и просто так забрать ребенка, такого не бывает. В большинстве случаев это все-таки правоверные отобрания и грамотные действия специалистов, которые просто не дают ребенку погибнуть. Бывают ситуации, когда ребенок буквально на грани гибели. Не секрет, что у нас такие дети есть и живут они в семьях, которым еще можно помочь, но, к сожалению, есть и такие семьи, помочь которым выйти из кризиса уже невозможно. В любом случае, в первую очередь мы помогаем ребенку. И чем раньше мы эту семью заметим, тем большая вероятность спасти маленького человека.

- А если бы окончательное решение принимал суд?

- Судебные решения быстро не выносятся. Все мы знаем, что на это нужно время. Плюс – решение должно вступить в законную силу. А ребенок все это время будет находиться в опасных для него условиях. Я считаю, что сегодня акта, который принимается муниципальным образованием достаточно. Главное научить специалистов грамотно применять его.

- В Вашей практике есть случаи, когда дети были в опасной жизненной ситуации?

- В конце прошлого года мне удалось настоять, чтобы из одной семьи дети были отобраны. Более чем полгода я занималась этой ситуацией. Мама ребят страдает тяжелым психическим заболеванием. Детям с ней находиться опасно. К концу года было принято судебное решение о ее принудительном лечении. Детей забрали из семьи, им помогают родственники и специалисты учреждений системы профилактики.

- В начале января Депутаты предложили ввести уголовную ответственность за жестокое обращение для детей, достигших к моменту совершения преступления 14-летнего возраста. Насколько это актуально для Югры?

- Об актуальности я могу судить по количеству обращений, по информации, размещенной в СМИ, а также по тем сведениям, которые я получаю как житель города Ханты-Мансийска. У меня в практике и на слуху нет подобных случаев. Я знаю, конечно, что они существуют. Складывается впечатление, что детская жестокость скоро может перейти границы дозволенного, в этом направлении необходимо работать. Начинать нужно с себя. В первую очередь мы, взрослые, виноваты в том, что ребенка обвиняют в жестокости. Это мы его не научили, не заложили в его сознание правильное поведение. Так может быть уголовную ответственность стоит ввести в отношении родителей, которые допустили такое поведение своего ребенка?

- А были в Вашей практике случаи, когда приходилось отдавать детей биологическим родителям от опекунов. Хотя у опекунов дети морально и материально чувствовали себя гораздо лучше? 

- В моей практике 3 года назад был такой случай в одном из муниципалитетов округа. Мать-наркоманку восстановили в родительских правах, она смогла разжалобить судью. В 2013 году – нашумевшая история передачи детей отцу, установившему отцовство. Не в моей компетенции изменить или отменить решение судов.

-Сколько детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, сейчас претендует на жилье, положенное им по закону? 

-В округе более 300 лиц из числа детей-сирот нуждаются и имеют право на получение жилья. За этих детей у меня переживаний нет. В округе четко отлажен механизм предоставления и приобретения жилья для лиц из числа детей-сирот. Я переживаю за тех, кого мы по тем или иным причинам упустили, потеряли, о них забыли. До 2008 года, когда полномочия по предоставлению жилья детям-сиротам были у муниципалитетов, определялась нуждаемость в жилье для детей-сирот, в большей части, исходя из возможности муниципалитета. За большим количеством детей в те годы закреплялось жилье, которое в настоящее время не могло бы быть закреплено за этими детьми. Только в 2013 году 15 детей-сирот обратилось мой адрес для решения проблем, связанных с закреплением за ними жилья еже в конце 90-х и начале 2000-х годов. Я не могу сказать, сколько всего таких лиц из числа детей-сирот, думаю, что есть большое количество «потерянных», которые еще не обратились за помощью. Кто-то из них находится в местах лишения свободы, кто-то ведет асоциальный образ жизни, кто-то не знает о своих правах.

Но есть те 15 детей-сирот, в интересах которых я выступала в судебных заседаниях в качестве третьего лица, либо мы совместно с органами опеки искали правильное решение.

Раньше существовала серьезная проблема продажи полученных квартир детьми-сиротами. В 2011 году на уровне глав муниципальных образований мы проводили совещание по поводу того, что надо очень серьезно и внимательно следить за тем жильем, которое имеется у сирот. К счастью в прошлом году вступил в силу новый закон, в соответствии с которым жилье предоставляется  детям-сиротам только из специализированного фонда. То есть минимум 5 лет нельзя будет продать квартиру. Это является серьезной поддержкой не только органам опеки, но и самим получателям жилья.

Отмечу, что с 2009 года на территории округа созданы службы постинтернатного сопровождения лиц из числа детей-сирот. Специалисты из этих служб помогают выпускникам из детских домов трудоустроиться, вести домашнее хозяйство, так как зачастую выпускники не знают элементарных жизненных вещей: куда обратиться, как оплатить услуги ЖКУ, какие продукты необходимы, и т.д.  

28 января на заседании Комиссии по делам несовершеннолетних при Правительстве Ханты-Мансийского автономного округа – Югры будет обсуждаться вопрос о создании службы наставников для детей-сирот и детей, оказавшихся в социально опасном положении и в трудной жизненной ситуации. Я сама уже стала наставником и призываю всех неравнодушных граждан Югры взять под свое крыло детей, попавших в сложную жизненную ситуацию. Не оставайтесь в стороне. Только все вместе мы сможем помочь детям.

 

 

Другие новости в рубрике Общество

Добавить комментарий:

CAPTCHA