Юрты в городе

ТЕКСТ: Служба информации РИЦ

ФОТО: Артур Борисов

 Юрты в городе
Большой десант из 16 оленеводов и 60 оленей с юртами и нартами в субботу высадился в Ханты-Мансийске. Одним днем прошел конкурс профессионального мастерства среди оленеводов ХМАО – Югры на кубок губернатора автономного округа. 
3.jpg
Среди участников представители Белоярского, Березовского, Сургутского, Нижневартовского и Ханты-Мансийского районов. Организаторы - Правительство ХМАО-Югры и Департамент природных ресурсов и несырьевого сектора экономики автономного округа – Югры. Конкурс проводится один раз в три года и направлен на повышение профессионального мастерства профессии оленевода. 
15.jpg
Кажется, что за минуту между Ледовым дворцом и КРК «Арена - Югра» возникло стойбище: площадка для оленей – караль, олени в них. Чуть поодаль - чумы, в которых можно было попробовать блюда национальной хантыйской кухни. Но самое главное – горожанам можно посмотреть да и своим городским детям показать, как до сих пор живут корневые народности на земле, из которой добывается главный национальный продукт – нефть. 
8.jpg
Они удивительно органично смотрятся в городе: оленеводы, юрты, олени. Нет ощущения сюрреалистичной картины. И городские трубы не мешают смотреть на оленеводов, спокойных и сосредоточенных, готовящих оленей к соревнованиям. С ними город – не каменный мешок, а просто кусок отколовшегося родового угодья, который зажил своей жизнь и пошел вверх: трубами, домами, офисами. Мы - точно с Луны. А вот они - настоящие земляне. 
16.jpg
Город наступает на традиционный уклад. Нет, он не вытаптывает ягель, не сметает родовые угодья. Он забирает молодежь, которая покидает земли предков, растворяясь в городской массе. Жизнь вокруг печки, жизнь вокруг оленей, жизнь на земле, которая кормит, поит и одевает. Спрашиваю одного из участников соревнования, как в городе? «Шумно, - говорит. – Домой хочу, в лес. Почему? Спокойнее там, и оленям легче: пасутся сами. В городе для оленей стресс большой. Да и для людей тоже». «Сколько у вас оленей?» – спрашиваю. «Да сотни три будет», - уклончиво отвечает оленевод. Он не только точно знает, сколько у него оленей, он и характер каждого оленя знает. Но говорить не будет, потому что боится дурного глаза. 
4.jpg
Всего на соревнования, которые впервые проводятся в Ханты-Мансийске, приехало 16 оленеводов из Белоярского, Березовского, Нижневартовского и Ханты-Мансийского районов. Привезли оленей, именно, привезли, спонсоры соревнований – нефтяники. Чтобы показать горожанам корневой уклад жизни, они предоставили транспорт, призы и обеспечили для животных спецпитание, закупив комбикорма. 
IMG_7711.JPG
К счастью, не вся молодежь в города уезжает, некоторые остаются и становятся оленеводами. По словам одного из участников соревнований, отца троих детей, он, безусловно, хочет дать детям образование, но хотел бы, чтобы образованными они вернулись в стойбище, чтобы продолжить семейное дело. 

По словам Степана Кечимова, президента союза оленеводов Югры, «этот праздник дает самим оленеводам стимул жизни - они знают, что о них заботится округ, что губернатор заботится, раз проводим чемпионат. И далее, если все нормально будет, то такие конкурсы будут проводиться регулярно». 
2.jpg
Как только развернули импровизированный городок: торговые ряды и юрты вряд, сразу же в юрты потянулась городская молодежь - попить бульона, отведать пирожков с ягодой, глотнуть ароматного брусничного чая. Стоят полукругом вокруг печки и смотрят, как хозяйки в ярких, национальных одеждах, колдуют вокруг буржуйки. Под ногами деревянные полы, уложенные на еловые ветки, и нет ничего вкуснее горячего чая. Цены, кстати не кусались. Самым дорогим был бульон мясной или рыбный: 150 – 200 рублей за тарелку, а чай и пироги - от 15 до 30 рублей. Так что полакомиться можно. 

К сожалению, нечасто в города в гости коренные жители Югры заглядывают. Пользуясь редким случаем, горожане активно покупали рыбу, ягоду, грибы, травы. Только оленины продано было больше тонны. 
25.jpg
В одной из палаток знакомое журналистам Югры лицо - директор Департамента природный ресурсов и несырьевого сектора экономики Евгений Платонов. Встречает гостей на входе в одну их палаток, кажется, Белоярского района. Предлагает попить чаю. Нагнувшись, вхожу в чум: тепло, вкусно пахнет, людей много: кто ест, кто и по сторонам глазеет. Тихо стоят городские детки, разглядывают чум. Потом тихо пробираются к выходу и нагибаясь низко, почти до земли, - на морозный воздух. А ведь и в русские избы, иначе, как пригнувшись, не войдешь: горячий воздух берегут люди, живущие на земле, что ханты, что поморы, которых довелось мне видеть недавно. 

Евгений Платонов говорит, что рад, - мероприятие состоялось. Горожане пришли посмотреть на соревнования, активно поддерживали и восхищались силой и ловкостью соревнующихся. Но, считает чиновник, эти соревнования, помимо того, что дают возможность самим оленеводам пообщаться, очень нужны горожанам, чтоб не забывали, на какой земле живут. 
12.jpg
А мороз поддал, точно поддал: смело за минус тридцать. Ноги промерзли, фотоаппарат матерился и отказывался работать: мазал резкость. Хотя, может, и фотограф слабоват. Не только нам, городским, прохладно стало. «Холодно?» - спрашиваю у одного из оленеводов. «Холодно», - говорит. «Так вы же всю жизнь на холоде, неужели не привыкли? - продолжаю. – «А как к морозу привыкнешь-то, - отвечает оленевод. – И нам холодно, и оленям. В лесу холод другой, - объясняет он. – Морознее, но и суше. Оленю лучше, потому что он не привязан, а сам по себе ходит». 
IMG_7589.JPG
Сами соревнования - праздник для всех, кто на них пришел. До оленей - рукой подать. Радушные хозяева с удовольствием приглашают погладить их, пофотографироваться с ними рядом. «А не укусит олень?» - спрашивает одна из посетительниц. «Да что вы! - отвечает ей оленевод. – Он вас сам боится. Олени, вообще, очень пугливые и кроткие существа». 
13.jpg
Соревнования проводились по трем традиционным дисциплинам: гонки на оленьих упряжках, метание тынзяна на хорей и тройной, национальный прыжок. Призов много: от почетных грамот и сертификатов на цветной телевизор до главного приза - 40-сильного лодочного мотора. Забегая вперед, отмечу, - победитель соревнований получил не только лодочный мотор, но и мотор для бурана, электростанцию и ноутбук. 
23.jpg
Сами соревнования - фантастика! Вот когда я пожалел, что, испугавшись мороза, на соревнования пришло не так много горожан. Это были настоящие малые олимпийские игры. Те же, кто пришли, увидели незабываемое зрелище: бегущие олени, гортанные окрики оленеводов и настоящая борьба. Потом, после забега, олени от напряжения ложились в снег с высунутыми языками и отдыхали до следующего забега. «Для оленей это стресс, - говорит участница соревнований Любовь Казанжи. – Так-то мы на них не на время ездим. А тут скорость и выносливость. Вот олени и ложатся отдыхать. Не привыкли к такому обращению». 
11.jpg
Сама Любовь не совсем удачно выступила в соревнованиях: олени занервничали во время старта, и она упала в снег. «Всё, больше не поеду!» - звонко заявила она. Потом, после соревнований, она пояснила, что упала потому, что специально не готовилась к этому виду соревнований, но в следующий раз покажет соперникам-мужчинам, как управляется с оленями (ударение на я - прим.ред.) настоящая женщина! 
24.jpg
Любовь Казанжи рассказала, что выросла в стойбище и в лесу ей легче, чем в городе. Что помимо разведения оленей, она занимается этническим туризмом и к ней с удовольствием приезжают не только наши соотечественники, но и иностранцы. Кстати, она же подтвердила и мою догадку о том, что оленям дают имена. И даже назвала имена своих трех оленей, правда, на хантыйском языке, а вот перевода не сказала: «Я даже и не знаю, как эти имена переводятся на русский!» 

То ли для оленей это действительно стресс, то ли что-то родовые боги были не расположены ко всем участникам соревнований, но зачастую олени и бежать-то не хотели, все норовили сразу после старта к финишу завернуть. Но уж если удавалось наезднику заставить тройку поехать, - зрелище зрителей ждало неописуемо красивое. 

Потом были соревнования по метанию тынзяна на хорей и тройной национальный прыжок. Памятные призы участникам и награды победителям конкурса профессионального мастерства среди оленеводов ХМАО-Югры на кубок губернатора автономного округа вручил первый заместитель губернатора Ханты-Мансийского автономного округа – Югры Геннадий Бухтин. 
27.jpg
По его словам, всем - и участникам, и зрителям - представилась уникальная возможность стать свидетелями выносливости и профессионализма людей, сильных духом и верных традициям своих предков. 

Дипломами были награждены Любовь Казанжи, Сергей Канев, Александр Лемпин, Александр Охранов, Иван и Валериан Покачевы, Анатолий Сметанин, Василий Тылчин и Николай Филиппов. 

Среди многоборцев третье место у Евгения Айпина, второе - у Альберта Покачева, первое место занял Юрий Тарлин. Ему достался и приз - двигатель для «Бурана». 

В трех номинациях «За лучшие производственные показатели» третье место занял Аркадий Хозяинов, второе место и телевизор получил Юрий Тарлин, первое и двигатель от «Бурана» - Иван Попов. 

Самым молодым оленеводом стал Марк Рынков. Ему, как и ветерану оленеводства Иосифу Кечеву в подарок достались двигатели для «Буранов». 
34.jpg
Абсолютным чемпионом конкурса профессионального мастерства среди оленеводов ХМАО-Югры на кубок губернатора автономного округа стал Юрий Тарлин. Вместе с почетом и уважением окружающих ему достались двигатель для «Бурана», электростанция, лодочный мотор и ноутбук. «Что чувствовали, когда вас объявили победителем?» - интересуюсь у победителя. «Да никаких эмоций, - ответил Юрий, - был спокоен, как всегда. Немного на тестах по знанию оленеводства нервничал. А потом успокоился». 
IMG_7991.JPG
После соревнований удалось пообщаться с участниками и организаторами этого мероприятия. 

Степан Кечимов, президент Союза оленеводов Югры: «Оленеводы довольны этим конкурсом: из девяти районов пять приехали. Это был праздник, и хорошо, что он состоялся в столице нашего автономного округа. На будущее, мне кажется, что нужно проводить этот конкурс здесь, в Ханты-Мансийске. Потому что оленеводством у нас занимаются три национальности: зыряне, ненцы и ханты, и именно Ханты-Мансийск – самое удобное место для встреч». 

Александр Новьюхов, президент общественной организации «Спасение Югры»: «Конкурс запомнится надолго. По его результатам мы подготовим предложения, обсудим их в районах и направим в адрес Правительства Югры с тем, чтобы в следующий раз немного изменить структуру соревнований. Разделить, например, женские и мужские конкурсы. Этот конкурс важен как событие, популяризирующее труд оленевода, на которого в ВУЗе не учат. Это дело передается из поколения в поколение». 

Евгений Платонов, директор департамента природных ресурсов и несырьевого сектора экономики: «В самом начале подготовки к конкурсу у нас были сомнения в том, что оленеводы откликнутся. А получилось так, что в конце мы уже и заявки перестали принимать, настолько их было много. Было много заявок от женщин. Сегодня, глядя на наше импровизированное стойбище, я могу сказать, что праздник состоялся. Есть желание у оленеводов участвовать в соревнованиях. И мы подготовим предложение, чтобы проводить такой конкурс не раз в три года, чаще. Если получится, то ежегодно, в марте, по итогам районных конкурсов будем собираться. Нужно сделать этот конкурс открытым, потому что оленеводы из других территорий тоже горят желанием выступить». 

Геннадий Бухтин, первый заместитель губернатора Ханты-Мансийского автономного округа – Югры: «Когда соревнования проводятся по районам, больше обособленности: в Сургутском районе - ханты, например, в Березовском - коми-зыряне. А здесь они все вместе собрались, и есть стимул померяться силами между собой. 

- А что будет дальше? 

- Дальше будет конкуренция, поскольку информация пойдет. Будет обрастать подробностями. 

- Кто был инициатором проведения этого конкурса? 

- Инициатором выступил Степан Кечимов. Он обратился к губернатору с предложением о проведении такого конкурса на форуме оленеводов в декабре 2012 года в Белоярском. 

 - Почему местом проведения конкурса стал именно Ханты-Мансийск? 

- Когда в прошлом году мы проводили акцию «Спасти и сохранить», то привезли четыре или пять оленей. Люди семьями приходили на них посмотреть. Оказалось, что многие горожане оленей совсем не видели. А традиционный образ жизни необходимо пропагандировать. 

- Можно ли рассматривать оленеводство как часть бизнес-стратегии развития автономного округа? 

- Таежное оленеводство сохранилось только в ХМАО-Югре потому, что только у нас сохранились ягельники. Их больше нет нигде. А это особое питание для оленей. В Коми ягеля нет, там олени листья едят. Они более тучные, что ли, чем наши, но уже не те. Таежное, корневое оленеводство только у нас. 10 лет назад, когда мы только начали программу возрождения оленеводства, в ХМАО-Югре было около 16 тысяч оленей. Благодаря нефтяникам и правительству, сейчас их порядка 37 – 38 тысяч голов. А если в целом, то предел ХМАО – 45-50 тысяч оленей. Больше нельзя, - корма не хватит. 

- Как сохранить баланс? 

 - Сейчас мы должны пересчитать всех оленей. Для этого проводим работу по зонированию территорий традиционного природопользования. Подсчитываем, сколько у нас есть ягельников. Для того, чтобы знать, сколько оленей нам можно содержать, в следующем году мы будем создавать положение о традиционном природопользовании, а к этому времени будем точно знать, сколько у нас пищевых запасов, чтоб ограничить количество оленей. - Так все-таки это часть экономической модели развития округа? - Кроме экономики, есть очень важные моменты, которые необходимо учитывать. В данном случае это возрождение традиционного образа жизни. Мы должны оставить корневым народам выбор: город, другая жизнь или традиционный уклад и традиционный образ жизни. Мы такую политику и дальше будем продолжать в части возрождения семейного оленеводства: выделять средства для приобретения оленей для семьи, решать вопросы по стойбищам. Будем работать.
Другие новости в рубрике Общество

Добавить комментарий:

CAPTCHA